Творчество поклонников

Записка

Добавлен
2006-02-07 04:27:48
Обращений
4084

© Ринат Фарафутдинов "Записка"

    Отбросьте на хрен жалость, и поймите что это не так. В сущности, им даже ваша жалость не нужна. Просекли? Хорошо, а теперь к делу. Семь лет спустя я вновь пишу предсмертную записку. С одной единственной целью – оправдать свою убийцу. Инструмент. Круг замкнется, и решение принятое еще в юности обретет реальные черты.
    Ее зовут Вера. Мой инструмент. Не высокая женщина средних лет, стройная с новой прической-укладкой каждую неделю. Она вдова моего клиента.
    Сухо я как-то излагаю да? Ничего не долго мне осталось воздух фильтровать, вот и сбиваюсь на односложность. Хм. Мы… ну то есть она … как бы это сказать … в общем мы познакомились полтора года назад. На художественной выставке. Не знаю, что она во мне нашла. Хм. Что увидела. Но факт в том, что я стал выполнять заказы для ее мужа и … с течением времени стал ее любовником. Порочная, страстная и уродливая любовь. Я не буду говорить о том урагане чувств и эмоций, что был в моей груди, просто скажу, что он был. Калека, монстр, урод, чудовище и она – красавица. Почти сказка. Но, как я уже говорил, жизнь сложна и проста одновременно. Так получилось, что на ее пути встретился другой. Я бы сказал третий (который лишний), но по иронии судьбы сам таковым являлся. Поэтому другой мужчина был четвертым, призванным заменить менять на посту любовника и стать между ней и ее мужем.
    Решение этой проблемы долго не хотело выходить из моей головы, но я все же решился, что необходимо сделать. На уже готовую картину, сделанную по заказу мужа Веры один за другим легли заговоренные, «особенные» мазки. Ворс кисти накладывал почти не различимый глазом блеклый цвет краски. Я корпел над работой до глубокой ночи, а когда закончил челюсти, сведенные страшной силой, не пожелали размыкаться. Кисточка оказалась закованной в плен.
    Утром следующего дня я, завернув картину в грубую бумагу, отослал ее по нужному адресу. Не прошло и месяца, как муж умер, оставив ее вдовой.
    Мы встретились на похоронах. Никогда не забуду, как в тот солнечный день слезы переполняли ее глаза. Большинство присутствующих прятали свои «окна в душу» за темными линзами. Почти все. Только Вера не стыдилась своего горя и, как мне тогда казалось, я тоже не стыдился. Когда обряд был завершен и люди неровным строем двинулись к выходу с территории кладбища, мне удалось уличить момент и поговорить с ней наедине.
    Я начал с угроз – жестких и бескомпромиссных. Или она принадлежит мне или никому.
    Затем сменил тон - уговаривая вернуться, начать все с нуля, дать мне еще один шанс.
    И на конец очутился у ее ног – моля, праща прощения, признаваясь во всех смертных грехах. Целуя ей руки, как голодный пес я изрыгал из глотки слова о любви. Она сказала, что все кончено.
    Новую картину я написал за три ночи и два дня. Заговорил. Отправил. На этот раз адресатом был ее новый избранник. Но когда и его сердце остановилось ее н-камерное и н-клапанное оставалось не принадлежащим мне.
    Жизнь проста. Сложна. Вроде бы это всего лишь слова, но за ними столько горя. Ее горя. И виноват в этом я. Эгоистичный и уродливый обрубок любящий ее всей душой. Всего лишь записка. Клочок бумаги. Так много мыслей и так мало места на белоснежном листке.
    В последующие месяцы я разослал девятнадцать картин – всем близким для нее людям. Они умерли. Она осталась одна. Совсем одна.
    Тихо! Тссс! Послушайте, там из-за моей двери отчетливо доносится цокот каблучков. Я почти уверен, что это она пришла за мной. Прощайте.
    П.С. Остается надеется, что у ее пистолета хорошая убойная сила, она не принимала сильнодействующих наркотиков и за окном не сильный мороз.

Оценка: 0.00 / 0       Ваша оценка: