Творчество поклонников

Умереть воином

Добавлен
2005-06-27
Обращений
6506

© Игорь Поляков "Умереть воином"

    Это давало пищу фантазиям. Наверное, не судьба, наяву узнать, как это.
    Добрел до зарослей лесной малины. Мелкая и душистая ягода сама просится в рот. Забыв о времени, ем ягоды, медленно двигаясь вдоль кустов. Хоть и жарко от стоящего над головой солнца, рюкзак с плеч не снимаю. Вдруг придется убегать, ведь сверху я ничем не закрыт. Если вертолет, то не спрячешься. Но беда пришла с земли. В очередной раз, раздвинув кусты в попытке достать сочную крупную ягоду, увидел медведя. Секунды, растянувшие время, смотрели мы друг на друга. В его глазах не было страха, может немного любопытства, легкое удивление. Затем он оскалил зубы, то ли приветливо мне, улыбаясь, то ли, демонстрируя, кто здесь хозяин. Дескать, если ты уже поел мою ягоду, то можешь уходить.
    Медленно пятясь, вышел из малинника и бросился бежать. Ветки рвут одежду и царапают лицо, мешок больно бьет по спине. Споткнулся о кочку и упал лицом в мох. Судорожно вдыхая воздух, огляделся. Хорошо, что упал. Выскочил бы сейчас на опушку, на дальнем крае которой появилась цепь солдат.
    Мысли заметались. Там медведь, здесь облава. Возвращение мне показалось лучшим вариантом, ведь мишка был достаточно добрый. Пошел обратно, подобрав потерянную пилотку и обойдя стороной малинник. Солнце стало уже опускаться к краю леса, когда я услышал где-то далеко выстрелы. Жаль, если солдаты убили медведя.
    За день так устал, что, поев бутерброды, моментально уснул.
    Ночью часто просыпался от холода и видений. Будто бы я вернулся домой. Мама ждет меня, в квартире приятный запах домашней выпечки. Она, как всегда, красивая. В глазах, полных слез, немой упрек, - заставил поволноваться, - и радость встречи. На висках следы испытанных страданий. Знаю, что виноват, и покаянно прячу голову у неё на груди. Прости, мама, сам не знаю, как вышло, - шепчу, вымаливая прощение. Она гладит меня по голове и эта непривычная для меня ласка, этот жест прощения и материнской любви, поднимает во мне волну. Я плачу, не стесняясь своих слез, испытывая ни с чем не сравнимое ощущение защищенности.
    Проснувшись, понимаю, что сон, вытираю слезы и пытаюсь вернуться обратно. Но вижу себя загнанным в тупик. Глухие стены вокруг и там, где единственный выход, сержант Хаматгалеев. «Что, боец, слабо преодолеть препятствие. Сейчас посмотрим, сможешь ли перебороть свой страх». Вскинув автомат, нацелил его на меня. Отверстие смотрело в лицо, гипнотизируя и парализуя волю. Затем дуло дернулось и пуля, как в замедленной съемке, полетела, рассекая замершее мгновение. Звук выстрела ударил по ушам уже тогда, когда кусок свинца, раздробив грудину и порвав легкое, замер внутри меня. Я не чувствую боль. Только удовлетворение, наконец-то, закончилось это бесцельное бегство, эта убогая жизнь. Я ощущаю, как кровь вытекает из разорванных сосудов, как воздух с хрипом выходит из раны, - и эти ощущения так реальны, что, вновь проснувшись, ощупываю себя. И сам не знаю, радоваться, что сон, или печалиться, что явь.
    Чувствую себя разбитым, - плохо спал, и комары надо мной повеселились. Вылез из мелкого ельника, встал и увидел перед собой в нескольких метрах солдата. Одного из цепи, идущей по лесу. Он тоже не ожидал меня увидеть, - и эти секунды, глаза в глаза, ставшие границей моего бытия, вернули меня из расслабленного утреннего «до» в боевое повседневное «после».
    Увидев в глазах солдата страх и решимость убивать, я упал в сторону и ползком нырнул обратно в ельник. Пули, срезая молодые еловые побеги, просвистели над головой. Лес сразу наполнился криками, командами и лязгом передергиваемых затворов. Смог взять только автомат и рюкзак, бронежилет одевать было некогда. Сполз в лог, где царили нагромождение упавших стволов и густой кустарник. Не обращая внимание на рвущий тело и одежду шиповник, на скользкие предательские стволы под ногами, побежал через лог, взлетел по его склону вверх. Все–таки в минуты опасности желание жить сильнее желания закончить свое никчемное существование. Остановился у толстого соснового ствола перевести дыхание и увидел впереди фигуры солдат. Еще достаточно далеко, но ясно, что обложили.
    Зря, наверное, засветился с ментами. Нарушил четвертое правило и получил результат. Побежал вправо, инстинктивно выбирая лучшую в данной ситуации позицию, - на вершину небольшой сопки, покрытую валунами и несколькими соснами. Пока бежал по открытому пространству, ждал пулю в спину, но пронесло. Упал в траву за валун и несколько минут просто жил, восстанавливая дыхание. Смотрел на бегущего жука, раздвигающего травинки на своем пути, на бабочку, невесомо порхающую в пространстве, на замершую ящерицу на камне. Как хорошо жить, вдыхать божественный запах лесных трав, видеть жизненную суету вокруг, слышать неумолчный стрекот кузнечиков.
    Эти мгновения не расслабили меня, а прибавили решимости. Моя смерть - единственный выход для меня в данной ситуации. Я больше боюсь боли, чем смерти, поэтому надо сделать так, чтобы она пришла быстро и, по возможности, безболезненно. Может в следующий раз, я вернусь в этот мир сильным и красивым, умным и богатым. Очень хочется верить, что миллионы людей, верящих в многократные возрождения, в реинкарнацию, правы. Если я умру достойно, может и душа моя найдет достойное тело в будущем. А, если сдамся, только оттяну свои мучения и сдохну униженный в неволе.
    -Товарищ майор. Он туда, на сопку, побежал.
    Я выглянул из-за камня. Младший сержант махал рукой в мою сторону. Вытащил из вещмешка и разложил боеприпасы – три сдвоенных рожка, макаров с полным магазином. Не много, но ничего. Хороший боец и с меньшим количеством оружия сделает жизнь противника невыносимой.
    Пора. Короткими очередями останавливаю людскую цепь и, если солдаты залегают, то майор падает, раненный в ногу. Позволяю вынести его, как и остальным отползти. Осмотрел занятую мной позицию. Со стороны окапывающегося противника пустое пространство, с другой стороны – каменистый отлогий с редкой травой склон, со стороны встающего солнца, - смешанный лес достаточно близко подходит к сопке, и по пологому склону к вершине взбираются несколько невысоких сосенок. Отсюда проще всего ко мне подобраться. Ну и, конечно, сверху. Три сосны и валуны не защитят меня от атаки сверху. Только подумал – молотящая винтами воздух машина появилась со стороны солнца, и пулеметная очередь прошла рядом со мной. Вжался в землю и камень, используя все изгибы природных укрытий. Пули кромсали камень, осыпая меня осколками, рыхлили землю, срезали кору сосен, одна пуля срубила правый каблук. Наугад, выставив ствол в направлении шума, длинной очередью опорожнил магазин. Вертолет ушел на новый заход.
    Сменив магазин и передернув затвор, посмотрел по сторонам и снова прижался к земле, - создалось впечатление, что стреляли отовсюду. Лежал и ждал. Опаснее всего для меня сейчас вертолет. Достаточно пилоту оптимальную позицию, когда я буду ничем не защищен, и все, покрошит пулеметным огнем. Я начал стрелять короткими очередями по вертолету, как только он показался в поле зрения. Уже не вжимаясь в землю и стараясь не думать, что будет, если я раненный не смогу добить себя и попаду беспомощный в плен. Пусть лучше крупнокалиберные пули порвут мое тело наверняка.
    Мне повезло. Одна из моих пуль повредила что-то в управлении. Вертолет маятникообразно начал снижаться и более или менее благополучно сел у подножия сопки.
    -А-а-а! – я кричал во весь рот, выражая этим свой восторг, выплескивая свой страх смерти и позволяя своему самоуважению воспарить над полем боя. Пусть это случайность, пусть слепое везенье, но факт остается фактом, - я калибром 5,45 сбил вертолет.
    В наступившей тишине стали слышны далекие команды, шум машин, стук саперных лопат о каменистый склон сопки. Осторожно выглянул. Готовится долговременная осада – солдаты устанавливают пулеметные гнезда, соединяют одиночные окопы в траншею, возможно, где-то устраиваются снайперы. И весь этот военный маховик запустил тщедушный на вид солдатик первого года службы. Робкий и слабый духом юноша заставил армейскую машину напрячься.
    Я понял, что буду делать. Не целясь, стреляю во все стороны, - пусть думают, что я отмороженный и буду биться до последнего. Надо разозлить врага и заставить его сделать то, что мне нужно. Они стреляют в ответ, и эта перестрелка создает ощущение боя. Когда остался один магазин, беру в правую руку АКМ, в левую макаров. Встал во весь рост и, стреляя на ходу, побежал на окопавшегося противника. И они сделали то, что я хотел.
    Я просто перестал думать, перешагнув через секундную боль в состояние полета, встретив свою смерть еще на ногах и с оружием в руках.
   
    ***
   
    -Сегодня завершились четырехдневные поиски дезертира. Напомню, 22 июля из гарнизонной гауптвахты одной из воинских частей Забайкальского военного округа сбежал, убив двух охранников и завладев их оружием, солдат первого года службы Константин Жердяев. – голос диктора новостной программы был сух и профессионален. – Организованные силами военных и милиции поиски затруднялись большими лесными массивами и отсутствием логики в поведении преступника. При его обнаружении в ходе перестрелки были ранены пять человек. Дезертир был убит, при попытке прорваться из окружения. За комментариями мы обратились в военную прокуратуру.
    -Я думаю, что ни о каких неуставных взаимоотношениях здесь нет и речи. На уровне призывной медкомиссии необходимо было выявить у призывника психопатологический склад характера, чтобы такие отморозки, извините за выражение, не попадали в армию. Он и на гауптвахту попал за то, что зверски избил своих сослуживцев. Я думаю, что после проведенного расследования, виновные будут наказаны.
    -Ситуацию нам прокомментировал заместитель главного военного прокурора генерал-лейтенант Жиленков. Теперь к другим событиям

Оценка: 0.00 / 0       Ваша оценка: