Творчество поклонников

Подарок

Добавлен
2005-07-04
Обращений
11655

© Игорь Поляков "Подарок"

    Достал из стопки вырезок очередную жертву. Брюс Уиллис. Плюнув на заднюю поверхность вырезки, прилепил её в центр мишени.
   
    И снова – свист ножей. Голова, грудь, пах, ноги. Все ножи точно в цель.
   
    Приятное умиротворение всегда наступало после таких тренировок. Костя, чувствуя уверенность и силу в своих руках, перебрался к мишени. Вытащил ножи из дерева, и аккуратно сложил их в матерчатый чехол, который сам сшил, и спрятал свое оружие в тайник.
   
    Сегодня был день, отмеченный в календаре темно-красным цветом. День, которого он ждал целых две недели. Он сам раскрашивал календарь, хотя понимал, что не надо бы этого делать. Но - привычка с детства, от которой он не мог избавиться, да и не хотел. Но - ежедневно видеть этот цвет в календаре ему было необходимо. Он морально готовился к предстоящему событию, и легче переносил свою злобу среди людей. Сегодня он больше не пойдет на рынок к своему месту.
   
    Сегодня он будет занят делом, ради которого стоит жить.
   
    Выпив еще полстакана, Костя завел будильник и разделся догола. Переместил свое тело на диван и, перед тем, как уснуть, привычно, как в далеком детстве (единственное отличие только в том, что не тайком, не под приподнятыми трусами), посмотрел на свой низ живота. Граната тогда не только привела к потере ног, но и сделала еще кое-что похуже. Между обрубками ног был лишенный крайней плоти неровный от шрамов небольшой обрубок, способный только избавлять его от мочи. А под ним одно единственное покалеченное яйцо.
   
    Орудие без колес, ствол которого разорвало при выстреле.
   
    Костя вздохнул и закрыл глаза.
   
    И улыбнулся – эта искалеченная пушка иногда стреляла. Только создай для этого условия, подготовь все, что необходимо.
   
    Он вспомнил, как впервые это произошло.
   
    … Месяца два назад, напившись после трудового дня почти до беспамятства, он укатил на своем «скейборде» не домой, а в парк, где и забылся тяжелым полусном-полубредом под кустом акации. Такое уже случалось, и неоднократно. Он бы выспался, ближе к ночи вернулся домой, и ничего бы не случилось, если бы …
   
    Если бы пьяная парочка не увидела его спящим под кустом. Он проснулся оттого, что пьяный парень ударил его ногой. Они стояли над ним и смеялись, потягивали пиво из бутылок и смеялись. В первую минуту он не понял, что им надо, и послал их подальше, пытаясь доспать. Но это только их еще больше развеселило.
   
    -Что, урод безногий, спать любишь? – сказал парень, и нанес удар ногой по лицу, представляя себя, как минимум, Марадоной. На его ноге были кроссовки, удар немного смазался, но, тем не менее, Костя на мгновение даже потерял сознание. На доли секунды. Он потряс головой, прогоняя ватную пустоту, и окончательно проснулся. В его жизни было много боли, и не её он сейчас воспринимал, - унижение, моральная боль, вот что замутило его сознание. Он посмотрел на парня, - наверняка еще нет восемнадцати, храбрится перед девчонкой, а пена от пива на губах, как непросохшее молоко. А девочка, - он мельком глянул на её тонкие ножки, - из тех, что думают, что мир вертится вокруг них. Он улыбнулся окровавленным ртом этим радующимся жизни и своему здоровью людям, и, сглатывая соленую кровь, сказал с угрозой в голосе:
   
    -Зря вы побеспокоили меня.
   
    -Коля, дай ему еще, а то говорит много, - сказала девочка, глядя на него сверху вниз, как на шелудивую собачонку.
   
    Парень снова ударил, теперь по животу, но Костя уже был готов. Он согнулся, имитируя боль от нанесенного удара. И огляделся – в темном парке никого не было. Тускло светили фонари вдоль асфальтированной дорожки, до которой было метров пять. Кусты акации скрывали их с трех сторон. Прекрасное место. Он уже знал, что будет делать дальше.
   
    -Давай я его тоже пну, - хихикнула девчонка, - подержи бутылку.
   
    Костя снизу увидел, что по направлению к нему сделали шаг туфли на высоком остром каблуке, и понял, отступать нельзя. Эти уйдут, только когда натешатся вволю.
   
    Нож, который всегда был с ним, уже был в правой руке. Он ждал, когда девчонка решится ударить, и, увидев рядом с головой тонкие белые щиколотки, одна из которых начала подниматься для удара, поднял голову.
   
    Правая рука отточенным движением, как продолжение ножа, метнулась в направлении шеи парня, который в полумраке был похож на Леонардо ДиКаприо.
   
    Хаа!
   
    Левая рука схватила девчонку за ногу и резко дернула на себя.
   
    И все это одномоментно.
   
    Дальше была немая сцена, которая длилась несколько секунд, превратившись в стоп кадр в памяти Кости.
   
    Девочка, упав на задницу, сидела с испуганными глазами и смотрела на Костю, еще не понимая, что расстановка сил резко изменилась. Парень, захлебываясь собственной кровью, замедленно падал. Бутылки с пивом летят на землю, руки тянутся к шее, из которой торчит рукоятка ножа. В его глазах непонимание того, что произошло. И кровь струится меж пальцев. И страх в глазах не ДиКаприо.
   
    Девочка переводит взгляд на своего друга, и, увидев его медленную смерть, открывает рот для крика.
   
    Костя, оттолкнувшись руками от земли, упал всем телом на неё, и сомкнул свои сильные кисти на её шее. Она даже не успела произнести ни одного звука. Она даже не пыталась сопротивляться, глядя с ужасом в его глаза. Он тоже смотрел в её глаза, и сдавливал шею. Видел в её глазах смертельный ужас, и давил большими пальцами обеих рук на переднюю поверхность шеи. Он чувствовал своим телом конвульсивные движения, и терпеливо ждал, боковым взором оглядывая окрестности и подергивающееся тело парня.
   
    Когда все стихло, Костя расслабился. И неожиданно почувствовал то, о чем он уже забыл. Горячую волну внизу живота, легкую распирающую боль. Желание, спавшее в нем бесконечным коматозным сном, встрепенулось. Он сразу захотел увидеть то, о чем уже и не мечтал. Расстегнул штаны и освободил свой член, - израненный, деформированный, он торчал своей уродливой красотой в тусклом свете далеких фонарей.
   
    Костя, забыв о том, что натворил, смотрел на свой член и восторгался. После трех лет он вдруг почувствовал себя мужчиной в полном смысле этого слова.
   
    -Спасибо, девочка, - бормотал он, разрывая с треском её платье, срывая маленькие розовые трусики, - как хорошо, что ты пришла сюда. Я бы никогда бы не подумал, что еще в жизни что-то смогу. Никогда бы не догадался, что мой дружок на что-то еще способен.
   
    Он смог, и еще как. Глядя в застывшие глаза девочки, он вторгся в её еще теплое тело, и, совершая давно забытые и от этого вдвойне приятные движения, скрипел зубами от удовольствия. И боли. Для его израненного члена места было мало. И нахлынувшее наслаждение было с такой болью, что Костя, чтобы не закричать, впился зубами в выступающую часть тела жертвы.
   
    И боль была тоже наслаждением.
   
    Забыв о времени, он лежал на теле своей неожиданной любовницы, и плакал. Смывая слезами не только кровь с лица, но и обреченную покорность судьбе в своей душе. В его слезах было обретение себя, и радость встречи. Он словно заново родился, и те, кто его возродил к жизни, лежали рядом, отдав жизни для него.
   
    И только теплая ночь была свидетелем его счастья … .
   
   
   
    15. душистая акация
   
    своими ветками прикрыв
   
    под теплым лунным светом фонарей
   
    на теле ненавистного врага, чья смерть несет
   
    прекрасных чувств волну, смывая грязь и похоть мыслей:
   
    найти утраченную силу в прелестной неподвижности убитой красоты.
   
   
   
   
   
    После той ночи Костя изменился. Он помнил, как, старательно пытался уничтожить следы своего пребывания в парке (вплоть до того, что не поленился носовым платком обтереть бедра девочки и даже несколько раз засунул платок в её отверстие, авось получится убрать свою сперму и кровь), как добрался до дома. Смыл с себя кровь и постирал одежду. Выпил водки и, сказав в пространство, «спасибо, Господи, за милость твою», лег спать. Его член снова лежал бесформенной вялостью, но он то знал теперь, на что способен этот уродец.
   
    После той ночи вернулось самоуважение. И главное, пришло понимание того, что он хочет. Может, еще не совсем ясное понимание, но - он улыбался своим мыслям.
   
    Он читал в газете на следующий день статью об убийстве в парке и улыбался. Даже тогда, когда в статье его называли маньяком и извращенцем, который кусает грудь своей жертвы. Даже, когда усомнились в его способности совершить половой акт с трупом девушки. Пусть пишут, что хотят, он то знает, на что он способен.
   
    Он слушал взволнованные разговоры и фантастические предположения об этом двойном убийстве, и улыбался.
   
    Это событие придало такой импульс его жизни, что он в течение недели вставал утром с таким удовольствием, с таким ощущением своей полноценности и самоуважения, что это отразилось на его доходах, - никто не хотел бросать деньги такому довольно улыбающемуся инвалиду. Он сидел на своем рабочем месте и светился от удовольствия. Ленка тогда еще решила, что он выиграл в лотерею, и не поверила ему, когда он отрицательно помотал головой.
   
    Через неделю страсти поутихли. Народ стал привыкать к мысли, что, скорее всего, это не маньяк. И у Кости в памяти стали стираться те мелочи, из которых возникло ощущение того, что он живой. Поток неумолимого времени оставил позади что-то важное, что-то, что он должен был обязательно запомнить.
   
    Или воскресить в памяти.
   
    … Костя возвращался домой поздним вечером. Выпил он немного, спать не хотелось, и он покатил «скейборд» в обход своего обычного маршрута. В сумраке пустынных тихих улиц как-то неловко было скрипеть плохо смазанными колесами «скейборда», и Костя слез с него, подкатив к стене рядом с входом в переулок. Сидя на бордюре, он налил себе в кружку для подношений водку из початой бутылки и выпил. Грусть, бывшая с ним весь день, только усугублялась с каждой выпитой кружкой. Он сидел и думал о своей жизни, об утерянных возможностях и утраченных приобретениях, о давно забытой матери и о еще одной женщине в его жизни.
   
    От этих дум его отвлек звук в переулке. То ли стон, то ли плач, то ли смех. Он прислушался, но больше ничего не услышал. Подумал, что показалось, и снова потянулся за бутылкой. Осталось совсем не много, всего на треть кружки. Вылил все до капли в кружку и хотел выпить, как снова услышал тот же звук. Но теперь четче, и явно смех.

Оценка: 0.00 / 0       Ваша оценка: