Творчество поклонников

Подарок

Добавлен
2005-07-04
Обращений
11651

© Игорь Поляков "Подарок"

   
   
    Костя помотал головой.
   
    -Да, знаю, неожиданно появилась, непонятно, как, но, – она подняла руки, то ли демонстрируя свои благие намеренья, то ли оправдываясь, - давай пока опустим этот момент. Я здесь и с этим придется смириться.
   
    Длинные русые волосы, большие голубые глаза с легким прищуром и еле заметная улыбка полных губ. На ней была майка, открывающая узкие плечи и обтягивающая грудь; короткая юбка и сабо на босых ногах. Костя как-то отстраненно подумал, что она явно пришла не с улицы – за окном была ранняя весна, что выглядит она потрясающе, хотя у него было не так много возможностей для сравнения. Он молча смотрел и не знал, что дальше делать.
   
    Она улыбнулась и сказала:
   
    -Можешь называть меня Машей, - и, поняв, что собеседник пока не способен отвечать, спросила, - надеюсь, мне можно войти и сесть на твой диван.
   
    -Да, конечно, проходите, садитесь, - как-то судорожно скороговоркой ответил Костя.
   
    -Спасибо.
   
    Она легко, и даже как-то пританцовывая, вошла в комнату и села на диван. Откинулась на спинку. Костя, забыв о компьютере, о своих немощных ногах, смотрел на неё: юбка чуть задралась, и взору открылись свободные от нижнего белья слегка разведенные полные бедра, белизна которых терялась в полумраке, рисуя в его воображении
   
   
   
   
   
    2. очарованье тайны
   
    сочность губ для поцелуя
   
    прекрасный лик под легкою вуалью
   
    цветок что лепестками прячет красоту
   
    и бабочка готовая взлететь со спящего цветка:
   
    желанье в заторможенном сознании и глупых мыслях.
   
   
   
   
   
    Костя вздрогнул от звука – она сидела нога на ногу и щелкала пальцами, привлекая его внимание.
   
    -Да, Костя, есть в тебе некая озабоченность, так сказать, однонаправленность мыслей, - она укоризненно покачала головой и продолжила, сложив руки, - согласись, что очень не хорошо так пристально разглядывать гостей, особенно, заглядывать под юбку женщинам. Я, конечно, могу понять твое пубертатное одиночество, но ты хотя бы мог соблюсти элементарные приличия.
   
    -А провоцировать хозяина, это хорошо, - сказал вмиг покрасневший и нахохлившийся Костя, отворачиваясь и пряча свое лицо.
   
    -Молодец, - одобрительно захлопала Маша в ладоши, - но я тебя не провоцировала, я просто села на диван, а ты приклеился глазами, хотя, - она хитро улыбнулась, зная, что Костя её не видит, - может ты и прав.
   
    Она замолчала, а Костя смотрел на экран монитора и не видел загрузившееся изображение Карлова Моста в Праге. Автоматически отключился от Интернета. В голове пустота, перед глазами – увиденное (представленное, нарисованное), четко, как отпечаток на мокром песке, во рту пересохло, и лицо полыхает жаром.
   
    -Ну, ладно, проехали, - примиряющее сказала она, - я ведь не хотела, это моя мерзкая натура взбрыкнула. Давай, я пойду, чайник поставлю. Ты – чай, я – кофе, посидим, поговорим, - закончила она нараспев.
   
    -Кто вы и откуда взялись? – спросил Костя мрачно, по-прежнему не глядя на собеседницу.
   
    -Сейчас, кипяток организую, и мы с тобой посидим за столом, - снова повторила она и вышла на кухню, откуда послышалось неясное бормотание, звон складываемой в мойку посуды и шум быстро закипающего электрического чайника. Костя глубоко вздохнул, выдохнул и, решив, что не стоит ждать, когда его позовут, подтянул к себе костыли.
   
    -И все же, кто вы, откуда взялись и почему хозяйничайте на моей кухне? – сказал он недовольно, когда, появившись на кухне, увидел, что его недопитый чай вылит и кружка моется. Костя говорил и старательно смотрел в сторону: её бедра нестерпимо притягивали взор, с чем он и боролся. – Вы вылили мой недопитый чай, который я остужал.
   
    -Ничего, снова нальем и даже можем разбавить холодной водой, чтобы не обжигаться, - спокойно ответила Маша, даже не повернувшись от мойки.
   
    -И у нас в доме нет кофе, - сказал Костя в пространство.
   
    -Чай попью, - пожала она плечами в ответ и, повернувшись, поставила кружки на стол, продолжая говорить, - и, вообще, есть в тебе некая озлобленность по отношению к гостям, притом, что гости к тебе со всей душой, с открытым, так сказать, сердцем, со стремлением отдать всего себя.
   
    Она разлила заварку и кипяток по кружкам. Села за стол и ткнула пальцем в стул напротив – садись.
   
    Костя сел, так как стоять на костылях было не удобно, да и в сидячем положении меньше видна его убогость.
   
    -Давай, пока не будем искать ответы на твои вопросы, - она шумно сделала глоток горячего чая и, поморщившись, отставила кружку, - лучше спроси, для чего я здесь?
   
    -Ну, и для чего?
   
    -Я – твой подарок! – она развела руки и широко улыбнулась, словно демонстрировала самое себя в качестве никем непревзойденного презента. – Согласись, очень необычный подарок на твой день рождения, и, надеюсь, - Маша сделала серьезное лицо и указующе подняла палец, - у тебя не возникло никаких грязных мыслишек.
   
    -Во-первых, день рождения у меня только завтра, - хмуро сказал Костя, - а, во-вторых, если это мама придумала, я с ней неделю разговаривать не буду.
   
    -Ой, только не говори, что я тебе не понравилась, - и, как уточняющее дополнение, сказала, - естественно, в качестве подарка на шестнадцатилетие. Очень необычно и неожиданно, согласись.
   
    Не дождавшись ответа от Кости, она, продолжая улыбаться и глядя на сидящего рядом сумрачного юношу, стала рассуждать:
   
    -По поводу того, что у тебя было вторым – это не твоя мама, она совершенно не в курсе. По поводу того, что, во-первых, - ты, юноша начитанный, продвинутый, так сказать, поэтому, - она снова пощелкала пальцами перед лицом Кости, - следи за моими словами.
   
    Она помолчала, задумчиво глядя в потолок, снова сделала глоток из кружки, и начала:
   
    -Принято считать, что человек рождается тогда, когда он выходит на белый свет из утробы матери, но, – она подняла палец, акцентируя внимание, - мы с тобой знаем, что мысль – первична. В этот день шестнадцать лет назад ты, лежа у матери в животе, этом удобном и теплом месте, подумал о том, что тебе пора появиться на свет. В твоем мозгу созрела мысль, которая запустила весь остальной механизм, - она этим же акцентирующим пальцем легонько постукала по макушке Кости, - этот момент и есть твое рождение, потому что вся физиология, все то, что требует времени – выброшенные в кровь гормоны, схватки, отхождение вод, твое извлечение медперсоналом, у которого руки растут не из того места, первый твой крик – всего лишь, технический процесс. Он – вторичен. Ты родился тогда, когда в твоем мозгу впервые оформилась осознанная мысль, когда ты осознал свое «я», стремящееся к жизни.
   
    -Я ничего этого не помню, - пожал плечами Костя, - поэтому, все, что вы говорите, только набор слов.
   
    -Да мне и не надо, чтобы ты поверил, - она махнула рукой, - кстати, пей чай, он уже остыл, - и, подавая пример, она с видимым удовольствием, стала пить чай.
   
    Костя придвинул к себе кружку и подумал, что в чем-то она права. Масса прочитанных книг и многие часы одиноких размышлений уже не однажды приводили его к мысли, что в логике окружающей действительности иногда встречаются провалы, ориентиры размываются, а границы теряются вдали. Он уже давно понял, что, если он чего-нибудь не помнил или не знал, это вовсе не означало, что этого нет или это невозможно. В его жизни мысль всегда была первична, а если так, её рассуждения имеют право на существование.
   
    Сделав глоток, чай действительно был уже не горячий, он спросил:
   
    -Ну, ладно, не важно, как вы появились, пусть сегодня мой день рождения и вы мой подарок, но, тогда возникает вопрос, - если не от мамы, то от кого?
   
    -Чуть позже ты сам поймешь, откуда я появилась и от кого подарок. Пока восприми меня, как манну небесную, - ответила она.
   
    Меланхолично глядя на поверхность стола, Костя сказал:
   
    -Когда-то давно, я прочитал про Илью-Муромца, который сидел на печи тридцать три года, затем с помощью волхвов встал и пошел громить врагов земли русской. Тогда я подумал, что это очень долго ждать – тридцать три года. Потом понял, что это сказка. Сейчас я не верю в волшебство, в чудесные выздоровления, и прочую чушь. Манны небесной просто так не бывает. Всегда есть причина и следствие, тот, кто дает, и тот, который получает.
   
    -Ты прав, но, повторяю, прими пока все, как есть, - сказала она.
   
    -Я попробую, - кивнул Костя.
   
    Паузу, возникшую в их разговоре, он попытался заполнить почти остывшим чаем и попыткой проанализировать нереальную ситуацию.
   
    Незнакомая молодая женщина в канун его дня рождения (или, если она права, в его день рождения) появляется у него дома и говорит, что она подарок. Непонятным образом появившийся красивый подарок без упаковки, точнее, слегка упакованный. Её поведение – провоцирующая скромность, красота движений при отсутствии стыдливости, странные рассуждения и недоговоренности. Пока она вела себя с ним на равных: без чувства превосходства своей здоровой двуногости, без покровительственных ноток в голосе уверенной в себе взрослой женщины, без равнодушия красоты над убогостью.
   
    И то мгновение, те, оставившие след в его сознании запретные секунды, - Костя залпом допил холодный чай и спросил:
   
    -Что дальше?
   
    Маша, поставив пустую кружку, посмотрела на него, улыбнулась и укоризненно покачала головой:
   
    -Я же просила, никаких грязных мыслишек, я не тот подарок, с которого можно быстро и нетерпеливо срывать упаковочную обертку, чтобы посмотреть, что внутри.
   
    Отвернувшись от прячущего глаза Кости, она спокойным невидящим взглядом посмотрела в окно на освещенный весенним солнцем соседний дом и, убрав улыбку, сказала:
   
    -Мы сами определяем те подарки, что нам дарят, - если ты поймешь вложенную в подарок мысль того, кто дарит тебе этот подарок, ты сможешь узнать, кто даритель, а, узнав его, поймешь, почему я здесь.
   
    Маша сделала паузу и продолжила:
   
    -Я вовсе не требую от тебя быстрого понимания, - оно придет позже.
   
    И, посмотрев на задумчивое лицо Кости, снова пощелкала пальцами перед его лицом:
   
    -Ну, ладно, хватит теории, пойдем к компьютеру, посмотрим картинки.
   
    Она встала, поставила грязную посуду в мойку и, не оглядываясь, уверенная в том, что Костя пойдет за ней, двинулась в сторону комнаты.

Оценка: 0.00 / 0       Ваша оценка: