Творчество поклонников

Подарок

Добавлен
2005-07-04
Обращений
11649

© Игорь Поляков "Подарок"

    Ты умеешь думать. Ты все сможешь, но позже. Я поторопилась привести тебя сюда.
   
    Она встала, поправила юбку, подхватила сабо и, не глядя больше на Костю, ушла, ступая босыми ногами по камешкам и траве.
   
    Он, повернувшись телом, смотрел ей вслед – она вошла в густой подлесок из осин, елей и колючего кустарника, раздвигая ветки телом, словно те не царапали её обнаженную кожу бедер, и исчезла в этой зелени, также внезапно, как и появилась.
   
    Костя повернулся к обрыву и увидел свое отражение.
   
   
   
   
    6. увидеть отражения
   
    вдруг и со всех сторон
   
    нереальностью вторгаясь
   
    и странно одинокое в толпе подобных
   
    и каждое живет своею жизнью зазеркальной:
   
    в зеркальном лабиринте потеряться как в сумерках сознанья.
   
   
   
   
   
    Сделав шаг, Костя наткнулся на стеклянную стену и на свое отражение в ней. Отошел и огляделся, - справа несколько Маш помахало ему рукой в приглашающем жесте.
   
    -Миша, сюда, - её голос, как и отражения, словно эхо, поскакал по зеркальным стенам, еще больше мешая ориентироваться в пространстве.
   
    -Давай, двигай в ту сторону, - подтолкнул его сзади Леха.
   
    «Я снова в Праге», - подумал Костя, и все встало на свои места.
   
    Он пошел по коридору, улыбаясь своим отражениям, справа и слева, спереди и сверху, интуитивно чувствуя, куда идти. Он улыбнулся отражениям Маши, которые пытались изобразить воздушный поцелуй в его направлении, но дарили его всем окружающим отражениям. Он улыбался своим отражениям, быстро привыкнув к тому, что видят его глаза.
   
    Возвращение в Мишу прошло быстро и незаметно для Кости, словно он вернулся домой после небольшого отсутствия.
   
    В зале кривых зеркал они хохотали до колик в животе, разглядывая свои искаженные тела, - маленькие лилипуты с короткими толстенькими телами помахивали им коротенькими ручонками, перетекание длинных тонких тел при движении в грушевидные тела, раздвоение тела с соплевидным соединением, тянущимся за каждым из тел и готовым порваться, дыневидная голова с вытянутыми вверх чертами лица. В этом искаженном мире Костя ненадолго забыл все то, что было: свой среди своих в мире смешных визуальных галлюцинаций с ощущением своей абсолютной полноценности и уверенности в реальности окружающего мира.
   
    После лабиринта они взобрались на обзорную вышку и здесь, у открытого окна созерцая прекрасный вид на весь город, на красные черепичные крыши и темные башни, Костя перенес свое восхищение на Машу. Когда она оказалась рядом, он притянул её к себе. Они целовались, забыв об окружающем мире на те бесконечно пролетающие минуты, где их сознания слились в одну сладостную мысль желания. Они не видели туристов, которые обтекали их, оглядывая окрестности с высоты, не чувствовали высоты, на которой слегка качалась от ветра железная вышка, не замечали завистливой улыбки Лены и ухмылки Лехи.
   
    И, хотя вхождение в Мишу было быстрым и почти полным, а вдруг возникшая любовь всепоглощающей и такой нестерпимо прекрасной, где-то очень далеко на краю сознания Костя пугливо отгонял мысль о том, что будет, когда они от поцелуев перейдут к более близким отношениям. Он чувствовал желание внизу живота, распирающее штаны ощущение, горячее томление. Представлял себе, что там может быть, но … .
   
    Где-то там, очень далеко, на краю сознания, его маленький член лежал вялым сморщенным комочком в трусах.
   
    -Э, Маша, Миша, вы еще долго, - позвал их голос Лены.
   
    -Да, идем, - громко ответила Маша, глядя в Костины глаза, и шепотом продолжила, - классно, я не ожидала от тебя такого.
   
    -Я тоже, - кивнул в ответ Костя, ничего не уточняя.
   
    Внизу в фаст фуде они набрали еды и поглощали её, болтая о том, что увидели сегодня под теплым пражским солнцем. Костя ел и смотрел на Машу, видя в ответ её глаза. Пытался поддерживать разговор и думал о том, что было. Вспоминал высоту, которая расстилалась под ногами, и прелесть поцелуя. С тоскливым ощущением странности происходящего, которое может исчезнуть вдруг, и желанием любить, не смотря на всю неопределенность. С наличием в штанах того, о чем он думал каждое утро. Со страхом о возможной неудаче и желанием шагнуть в это, как в пропасть.
   
    -Куда дальше? – спросил Леха, допивая пиво.
   
    Костя, до которого только сейчас дошло, что он тоже пьет пиво, почувствовал легкое головокружение и, глупо улыбаясь от непривычного для него чувства опьянения, сказал:
   
    -Можно покататься по Влтаве на лодке или на водном велосипеде.
   
    Предложение было шумно поддержано.
   
    Костя шел, держась за руку Маши, с желанием взлететь от возникшей эйфории, думая о том, что это же так просто, - оттолкнись ногами и вверх, в небесную даль. Там, на обрыве Маша ему говорила о том, что это возможно.
   
    Что-то говорил в ответ на слова и глаза Маши, счастливо улыбался друзьям и встречным людям.
   
    «Возможно, только сейчас я и проснулся, а та жизнь, где я неподвижно лежал, кошмарный сон, бесконечный безумный сон, из которого я долго не мог выбраться», - промелькнула мысль и испарилась под солнцем, улетев облачком в голубую даль.
   
    До вечера они плавали по реке на водных велосипедах. Леха с Леной часто обгоняли их, - целоваться и крутить педали несовместимые занятия. Теплое солнце и спокойная водная гладь создавали особый мир, в котором они чувствовали себя прекрасно, и где ничто не мешало их уединению.
   
    Когда вечером они вернулись в отель, Лена предложила пойти в ресторан поужинать, но Костя посмотрел на Машу, и та сказала, что совершенно не хочет есть. Костя поддакнул, и они разошлись.
   
    Из крана в ванну лилась вода, а Костя стоял перед зеркалом во весь рост, которое было прикреплено к двери. Он видел то, что видели его глаза, - стройное мускулистое тело, дышащее силой и молодостью. Широкие плечи, плоский живот. Он любовался своим телом, особенно тем, что, было ниже, - сравнивать ему было не с чем, в его памяти не было ничего, с чем бы это можно было сравнить, - раза в три, нет, в пять больше, по сравнению с тем, что у него было в той жизни, в кошмарном неподвижном сне. Он пока упруго висел, но Костя взял его в ладонь, и он отреагировал, становясь плотнее и горячее. Костя улыбнулся своему отражению в зеркале, - невозможно не влюбиться в такого парня, нереально быть другим.
   
    Он плескался под душем, все также улыбаясь, несколько раз помыл свою гордость только из-за того, что ему нравилось держать его в руках, сдвигать крайнюю плоть, обнажая ярко-красную головку, нравилось ощущать его упругость и силу. Он не стал наматывать полотенце на бедра, когда вышел из ванны, зачем прятать то, чем можно гордиться.
   
    Маша ждала его в кровати, и, увидев её обнаженное тело, Костя уверенно пошел к ней, решив довериться ощущениям своего тела. Он не знал, что будет делать в следующее мгновение, ибо все, что он знал об этой стороне любви, было только в теории. Все там же, на краю сознания царил страх неудачи, - маленький вялый комочек, лежащий на прежнем месте, - но отражение его тела в маленьком зеркале трюмо придало ему уверенность.
   
    Его вздыбленный желанием пенис вел его к постели возлюбленной.
   
   
   
   
    7. трепет в чреслах
    округлость линий тела
    в глазах неистовство любви
    в движеньях молодое нетерпенье
   
    и в мыслях полных пустоты отсутствуют слова:
   
    на белых простынях в движениях любви забыть себя.
   
   
   
   
   
    -Надеюсь, ты просто устал, - недовольно сказала Маша.
   
    Все прошло до обидного быстро. Костино сознание, ощутив влажное тепло её глубин, едва осознав всю прелесть чувства, о котором знал только в книжной теории, вдруг взорвалось. Внезапно и неудержимо. На секунды окружающий мир перестал существовать, разлетевшись на мелкие кусочки, а затем, вернувшись, стал другим словно сложенная по-другому мозаика.
   
    Лицо Маши с недовольно поджатыми губами, которые только что до беспамятства хотелось целовать.
   
    Её рыхлое белое тело, которое только что казалось небесно прекрасным, в которое был до безумия влюблен.
   
    Запах её русых волос, который только что казался запахом пражской весны и речных просторов.
   
    И сероватые от многочисленных стирок смятые простыни, на которых они лежали.
   
    Костя, внезапно перестав ощущать себя стальным стержнем, переместил свое тело и тупо посмотрел на вялый комочек. Сон в его сознании превращался в реальность.
   
    -Да, ты устал, - констатировала Маша, и, пожевав губами, добавила, - или перевозбудился. Эй, Мишаня, смотри на меня.
   
    Костя отреагировал на зов, переместив взгляд на Машу.
   
    -Ты немножко отдохни и посмотри на меня.
   
    Она потянулась всем телом, погладив себя несколько раз обеими руками по груди и животу. Улыбнулась. Прижала левой рукой левую ногу к груди, открывая обзор для Кости, и погрузила пальцы правой между ног.
   
    Костя задумчиво смотрел на её пальцы, поглаживающие лоно, влажные слипшиеся волосы лобка, чуть подрагивающие бедра. Розовые складки, между которыми скользили пальцы, гипнотически уводили его мысли в свою глубину. Заставляли забыть ощущение неподвижной никчемности. Затягивали ритмичностью движений и странной тайной, - вроде, ничего особенного, но так возбуждающе увлекательно. В какое-то мгновение эта совершенно новая для него завораживающая картина увлекла его, но царивший в сознании вялый сморщенный комочек под приподнятыми трусами вернул его обратно. Однообразные механические движения в липкой сырости лона, которую он словно сам чувствовал, никак не могли повлиять на состояние его отсутствующих мыслей.
   
    Маша, наращивая темп движений и задержав дыхание, вздрогнула всем телом, с надрывом несколько раз выдохнула и, отпустив ногу, уронила её на кровать.
   
    Костя, почувствовав её взгляд, посмотрел на Машу.
   
    -Я за тобой такого раньше не замечала, - сказала она, - тебя это всегда заводило с пол-оборота.
   
    Костя ничего не сказал в ответ, задумчиво отвернувшись и глядя на стену.
   
    -Ладно, я буду спать, - сказала Маша и, завернувшись в одеяло, отвернулась.
   
    Костя, тоже откинувшись на подушку, переместил свой взгляд на потолок, на который он тупо смотрел, пока не понял по сопению, что Маша спит.

Оценка: 0.00 / 0       Ваша оценка: