Творчество поклонников

Сорвать цветок

Добавлен
2005-07-28
Обращений
5740

© Игорь Поляков "Сорвать цветок"

    Когда подошел к ним, Мария ласково гладила грудь и живот Эльвиры, целовала розовые соски, а девушка, счастливая своей наготой лежала, раскинув руки, на ложе из сочных трав. Увидев Андрея, она призывно приподняла бедра и развела руками лепестки своего цветка.
    -Я ждала тебя, Андрюша, - сказала она, - я долго ждала тебя и я рада, что ты пришел.
    Она вздрогнула, когда он вошел в неё, и счастливо засмеялась:
    -Мама, ты была права, я чувствую его мощь в себе, я ощущаю сладкую боль и нежность.
    Андрей, возбужденный красотой девушки и силой её желания, наращивал темп движений, и, когда она задрожала под его напором, застонала от наслаждения, он довольно улыбнулся, глядя на Марию:
    -У тебя потрясающая дочь.
    Мария кивнула, продолжая поглаживать соски дочери.
    Эльвира открыла глаза, и Андрей понял, что можно продолжить. Удобно приспособив лежащие на его плечах бедра девушки, вновь вошел в её лоно, поглаживая руками шелковистую кожу и наблюдая, как Мария свободной рукой гладит свою промежность. И движения её руки ускорялись вслед за Андреем, и, когда обе женщины закричали, он не смог больше сдерживать себя. Его хрипловатый возглас, как эхо, прозвучал вслед за криком женщин.
    Они смотрели друг на друга, видя в глазах любовь и благодарность.
    Андрей мягко снял с плеч резко потяжелевшие бедра и посмотрел на запачканную кровью кожу их внутренней поверхности.
    На сломанную ромашку, смятую их телами, на белоснежных лепестках которой алели капельки крови, также как алели они на ткани зеленого покрывала.
    -Пойдем, Андрей, дадим ей отдохнуть, - Мария подтолкнула бессмысленно смотрящего на капли крови Андрея к двери, а сама обтерла полотенцем промежность дочери, повернула её на бок и выпрямила ноги.
    Мария привела покачивающегося медленно идущего Андрея на кухню:
    -Что будешь – вино, кофе или чай?
    Андрей пожал плечами. Он все еще был там, среди сочных смятых трав, среди луговых запахов и ощущений.
    -Что, малыш, понравилось? – засмеялась Мария, взъерошив его волосы, - у Эли богатое воображение, море фантазии и огромное желание жить.
    -Что это было?
    -Она может увлечь тех, кто ей нравится, в свой мир, - Мария вздохнула, - но, пока, ты второй, кто там побывал. Она очень чуткая девушка, замечает любую фальшь, и ей тяжело.
    И, видя, что Андрей по-прежнему смотрит на неё вопросительно, продолжила:
    -Постарайся не думать, как это получается, я сама не знаю, я просто принимаю это.
    Мария разлила чай по кружкам и протянула одну Андрею. Села рядом за стол и задумчиво начала рассуждать:
    -Все люди в той или иной степени больны на голову. Трудно понять, кто сильнее болен, - врач, который ставит пожизненный диагноз по общепринятым критериям больного человечества, или человек, живущий в своем мире, который богаче и разнообразнее всех остальных вместе взятых. Я думаю, тот, кто абсолютно уверен в том, что здоров на голову – неизлечим и безнадежен, у остальных – есть надежда, если не на выздоровление, то хотя бы на понимание. Понять и принять, - вот все, что нам нужно, - Мария посмотрела в глаза Андрея и улыбнулась, - ты хороший парень. Если не возражаешь, я оденусь и посмотрю, как там Эльвира. Ты, кстати, тоже оденься.
    Андрей оделся и молча пил чай. Постепенно становилось лучше, - окружающий мир возвращался на привычные рельсы.
    -Андрей, подойди сюда, - крикнула Мария из комнаты Эльвиры.
    Когда он вошел в комнату, то увидел улыбающееся лицо девушки, сидящей в кровати, что-то увлеченно рисующей на тетрадном листочке. Она отложила красный карандаш и протянула рисунок Андрею.
    -Это подарок тебе, - сказала Мария, - возьми рисунок на память.
    Андрей смотрел на приоткрытый улыбающийся рот девушки, приподнимающиеся крылья носа от взволнованного дыхания, смотрящие в сторону глаза, суетливо перебирающие край покрывала руки.
    -Спасибо, Эльвира, мне никто никогда таких подарков не дарил, - он говорил, не думая о том, что она не слышит его, потому что говорил для себя, - я рад, что встретил тебя на своем жизненном пути.
    И замолчал. Сказать было больше нечего.
    Он шел по улице, глядя на проходящих мимо людей вполне нормальных внешне, и прокручивал в голове детали того, что с ним произошло. Механически сложив листок бумаги, сунул его в карман рубашки и почувствовал, что там что-то лежит. Вытащил из кармана тысячерублевую купюру (подсунула таки, Мария). Повертел её в руках и, пройдя пару шагов к обочине тротуара, бросил купюру в рваную кепку бомжа.

Оценка: 10.00 / 2       Ваша оценка: