Творчество поклонников

Морговщик

Добавлен
2005-10-24
Обращений
5011

© Игорь Поляков "Морговщик"

   -Думаешь, он кормит собаку человеческими потрохами? – спросил Моня шепотом, и Саня почувствовал, как по спине прошел холодок.
    -Не знаю, - ответил он, смотря через щель в заборе на одноэтажное здание метрах в двадцати от них.
    -Наверняка, - уверенно сказал Виталя.
    Играющая за забором собака повернула голову в их направлении и зарычала. Друзья, одномоментно вздрогнув, привстали с земли, готовясь быстро убежать, но пес снова бросился за брошенной человеком палкой.
    Им было по пятнадцать. Маленький город на Северном Урале, в котором они жили, медленно умирал – градообразующее предприятие обанкротилось, люди уезжали и умирали. Из трехсот тысяч жителей, проживающих в нем в советское время, сейчас осталось около пятидесяти тысяч. Серое убогое существование, в котором друзья пытались найти какое-то разнообразие, особенно летом, в дни школьных каникул. Они резались в настольный теннис, ходили на речку в жаркий полдень, пропадали в лесу, собирая ягоды и грибы.
    И подглядывали через щели и отверстия в заборе за территорией больницы. Единственная больница в их городке располагалась на краю города в лесном массиве. Среди одноэтажных корпусов были проложены асфальтированные тротуары, разбиты клумбы, и вся территория была огорожена достаточно высоким дощатым забором. В этом заборе было много щелей и дырок, а летом за забором иногда происходили настолько занимательные события, что, хоть вечно лежи в траве и наблюдай. Хотя, конечно, нужно было оказаться в нужное время в нужном месте.
    Забор, высокая трава и небольшие березовые рощицы создавали укрытия для ищущих уединения парочек, причем, чаще это были больные из расположенных рядом больничных отделений. Друзья подглядывали за сексуальными оргиями, разворачивающимися за забором, и это было значительно интереснее, чем телесериалы, но ощутимо короче. И реже, так как, попробуй, угадай, когда мужик с красными пятнами на теле приведет желтокожую женщину в лесок. Были и другие варианты действующих лиц, но эта парочка друзьям понравилась больше всего, поэтому, когда Виталя прибегал и звал «позырить на цветных», они уже знали, что их ждет. Виталя был среди них самый шустрый и, как чувствовал, когда это будет.
    Много времени они также проводили у забора напротив морга. Это место притягивало их даже больше, так как о морге и человеке, который в нем работал, ходили ужасные слухи. И они заворожено наблюдали за маленьким одноэтажным зданием с одной дверью и двумя окнами с вечно закрытыми ставнями на них. Вокруг него не было деревьев, только высокая трава. Человек, которого они называли «Морговщик», держал овчарку, и, когда выходил из морга покурить, играл с ней, бросая палку, которую собака приносила ему.
    -Мне мать рассказывала, что Морговщик достает человеческие внутренности и скармливает их собаке, и деньги на корме для собаки экономит и избавляется от отходов после того, как вскроет труп, - все также уверенно продолжил Виталя.
    -Но ведь, наверное, собака не будет все жрать, ну, там кишки, например? – спросил Моня. Вообще-то, его звали Эммануил, но Моня ему подходило больше. Невысокий рыхловатый парень был Моней, и никак по-другому его невозможно было назвать.
    -Ну, может, закапывает, может, сжигает, - пожал плечами Виталя.
    -Не верится как-то, - вздохнул Саня. Он среди них был самый спокойный и самый разумный.
    -Что не верится? – удивленно спросил Виталя.
    -Пес выглядит достаточно дружелюбно, - сказал неуверенно Саня, - да и неправильно это как-то, Морговщик, ведь, в больнице работает, и, значит, должны быть какие-то правила.
    -А что ему недружелюбно выглядеть, сытый и здоровый, жирует на человечине, смотри, какая у него блестящая шерсть. А правила, - Виталя махнул рукой, - кто тут за этим будет следить? Кому это надо?
    -Ну, не знаю, - снова покачал головой Саня.
    -Хочешь проверить? – прищурил глаза Виталя.
    -Как это? – спросил Моня, хотя вопрос предназначался не ему.
    -Сегодня в морг привезли труп, значит, сейчас стемнеет и Морговщик будет его резать. Как правило, когда он это делает, овчарка находится с ним в морге. Кстати, неужели вы думаете, что пес сидит равнодушно рядом с хозяином, который разделывает мясо? Да, он сидит, высунув язык, зная, что ему перепадет лакомый кусок! – и Виталя так изобразил ожидающую мясо собаку, что даже бледный Моня слегка улыбнулся.
    -Не отвлекайся, - сказал с улыбкой Саня.
    -Так вот, мы тихонько подкрадемся к окнам и посмотрим.
    -Окна закрыты ставнями, мы можем ничего не увидеть, - помотал головой Саня.
    -И овчарка нас почувствует, - высказался Моня.
    -Что, слабо? – ухмыльнулся Виталя.
    -Да, не в этом дело, слабо, не слабо, - отмахнулся Саня, - мы можем ничего не увидеть.
    -Ты прекрасно знаешь, что, когда внутри включен свет, то он пробивается сквозь ставни, и, значит, есть щели.
    Моня, видя, что Саня заколебался, напомнил:
    -А как же пес, он наверняка нас почует, выскочит из морга и порвет.
    Так уж повелось у них, что последнее слово оставалось за Саней, и, когда он согласно кивнул головой, Моня еще больше изменился в лице.
    Пока они разговаривали, Морговщик увел овчарку в морг. Солнце ушло за горизонт и начало темнеть, на столбах вдоль тротуаров и в больничных окнах начал зажигаться свет, создавая таинственный полумрак вокруг морга, где не было фонарей. На небе была небольшая облачность, и лунный свет отсутствовал.
    -Может, все-таки не пойдем, - пробормотал Моня.
    -Не ссы, Моня, - хохотнул Виталя, скрывая за бравадой свой страх.
    -Ты, Моня, пойдешь сзади, - сказал Саня, понимая, что у них с Виталей больше шансов убежать, чем у Мони.
    Он приставил доску к высокому забору, и первый взобрался на него.
    Когда они оказались за забором, на них обрушилась тишина. Словно больничный забор отрезал от того мира, где кто-то на кого-то кричал, где слышался стук костяшек домино, где был далекий шум проезжающих машин и визг бензопилы. Даже запах здесь был другой – запах сочных трав и хвойного леса без каких-либо примесей цивилизации.
    Словно, перебравшись через забор, они оставили за ним мир живых.
    Саня, видя, что Моня прижался спиной к забору и его лицо выделяется в темноте насыщенно-белым пятном, сказал безапелляционным шепотом:
    -Моня, жди здесь.
    Затем посмотрел на Виталю и, увидев, что тот еще храбрится, мотнул головой, дескать, пошли.
    Расстояние до морга было небольшим, от силы метров двадцать, но прошли они его минут за десять, почти постоянно останавливаясь и прислушиваясь. Двигались они на лучи света, пробивающиеся сквозь ставни морга, и, когда достигли их, замерли.
    Из-за облака вышла луна, осветив их, как беззащитных кроликов на пустой поляне в зловещей тишине. Ужас неизвестности, присутствующий со всех сторон, глядящий на них отовсюду, подкрадывающийся исподволь, сделал свое дело. Саня, чувствуя, как все волоски на его теле встрепенулись, повернул голову и не увидел Виталю рядом. Оглянулся, чтобы увидеть, как они с Моней взлетают над забором.
    Луна снова спряталась за облако, и Саня выдохнул. Он не бросился бежать вслед за друзьями только лишь потому, что ноги его подвели. Они предательски дрожали, и Саня не знал, сможет ли сделать хотя бы шаг. Со лба проложила дорожку капля пота, и, смахнув её рукой, Саня стал медленно приходить в себя. Тем более, что ничего не происходило. Он по-прежнему стоял под окнами морга в тишине и темноте. Несколько раз глубоко вдохнув, Саня решился. Сделал первый шаг и понял, что сможет.
    Щели между ставнями были настолько малы, что увидеть что-либо было невозможно. Саня, уже более уверенно, перебрался к другому окну, и нашел отверстие, в которое можно заглянуть. Оно было примерно на середине правой ставни, поэтому он встал на выступ фундамента, левой рукой уперся в подоконник, а пальцами правой руки подтянулся за край кирпичной кладки. И, зажмурив левый глаз, посмотрел в отверстие.
    … и забыл, что балансирует на одной ноге в крайне неудобном положении.
    Превратившись в статую, потому что с той стороны на него смотрели изучающе глаза овчарки.
    Спокойный немигающий взгляд, который мгновенно создал липкую слабость в теле.
    -Э, акробат, слазь, - услышал он сзади хрипловатый голос и рухнул вниз, перестав чувствовать не только ноги, но и руки.
    Сильные руки поймали его и поставили на ноги.
    -Осторожнее надо быть, упал бы головой на выступ фундамента и завтра бы был у меня на секционном столе, - сказал тот же голос, и у Сани все поплыло перед глазами.
    -Ты что, - спросило приблизившееся лицо, и чудовищная смесь запахов – перегара, табака, чеснока и давно нечищеных зубов – привело его в чувство. Саня сморщился и чихнул.
    -Ну вот, совсем другое дело, - улыбнулось лицо, и Саня увидел, что оно совсем не страшное: небритое с потрескавшимися губами и торчащими из носа волосками, но улыбка вполне человеческая и в глазах флегматичный интерес.
    -Раз уж пришел, заходи в дом, гостем будешь, - сказал Морговщик и повел его в морг.
    -Рекс, у нас гость, - сказал он, когда они, пройдя через маленький коридор, вошли внутрь. Пес сидел у входа и, наклонив голову, смотрел на них.
    Саня огляделся. Он был еще бледен, но любопытство брало свое.
    Посреди небольшого помещения стоял широкий металлический стол, на котором лежало женское тело. Рядом был высокий столик с блестящими инструментами. Слева в углу ряд стеклянных медицинских шкафов, и справа обычный письменный стол с двумя стульями, на котором, кроме сваленных в кучу бумаг, стояли электрический чайник, забитая окурками пепельница, полупустая бутылка водки, стакан и кусок вареной колбасы на блюдце. Здесь же справа, но ближе к ним стоял старый облупленный холодильник.
    -Не бойся, Рекс не кусается, когда он сыт, - сказал Морговщик и, подойдя к столу, налил в стакан из бутылки. Выпил и, не притронувшись к колбасе, закурил.
    -Ну, давай знакомиться. Я – Владислав Петрович, патологоанатом, это – мой пес, Рекс, а ты?
    Саня, старательно отводя глаза от мраморно-белого тела на столе, открыл рот, и, поняв, что не может сказать, прокашлялся, и только после этого, ответил с промежутками между словами:
    -Саня. Школьник. Девятый «Б» класс.
    Владислав Петрович глубокомысленно кивнул, глубоко затянулся сигаретой, выдохнул дым и сказал:
    -Что ж, Саня, я так понимаю, что причина твоего появления в том, что ты имеешь стремление посвятить свою жизнь медицине, и хочешь начать уже сейчас, в школьные годы, с глубинных её основ, с анатомии?
    Саня, не зная, что ответить, пожал плечами.
    Морговщик, даже не обратив внимания на это телодвижение, продолжил:
    -Стремление похвальное, но неадекватное, ибо в твоем возрасте надо думать о друзьях, девочках, школе, компьютерных играх и так далее. Вот я в твоем возрасте, в основном, о девочках думал, - по тому, как Морговщик говорил и по выражению его лица, Саня понял, что тот основательно пьян.

Оценка: 10.00 / 1       Ваша оценка: