Творчество поклонников

Абортмахер

Добавлен
2006-02-13 20:32:59
Обращений
6079

© Игорь Поляков "Абортмахер"

    Сел на стул и посмотрел (наверное, впервые за свою трудовую жизнь) на лица тех женщин, которые были для него бездушным быдлом на ленте конвейера. Он смотрел в глаза потенциальных субстратов, смотрящие на него с разными чувствами – от немого ужаса до равнодушного ожидания, и, периодически потирая переносицу, стал говорить:
    - Всегда мечтал об одиночестве. Никто не мешает делать то, что я хочу, никто не лезет с советами. Предоставлен сам себе и думаешь только за себя. И никогда у меня этого не было – всю жизнь рядом со мной родители. Шумная мама, которая любила руководить, и спокойный отец, который любил меня. Все время говорили мне: веди себя хорошо, кушай то, а не это, не проказничай, учись на отлично, тебе надо жениться и детей заводить. Обычно это мама мне говорила, а отец молча поддерживал её.
    Семен помолчал, собираясь с мыслями, и продолжил:
    -Мама умерла год назад, и через полгода умер отец. И вокруг меня вдруг образовалась та самая желанная пустота, о которой я мечтал. Одиночество, которого я так жаждал. Звонкая тишина, когда я прихожу домой. Бесцельное времяпрепровождение, чтобы дожить до утра, которое уже ненавидишь. Водка, которой пытаешься залить лезущие из глубин сознания мысли. Одиночество стало сейчас для меня тем кошмаром, от которого я не могу избавиться.
    И снова помолчав, Семен сказал:
    -Плод, этот маленький кусок человекоподобной ткани в утробе матери с уже бьющимся сердцем, также нестерпимо одинок, как только понимает, что не нужен единственному родному для него существу. Кошмар ожидания смерти еще не рожденной жизни без какого-либо шанса что-то изменить. Теплое вместилище матки становится тесной камерой, из которой невозможно выбраться. И никто не слышит его крика, когда приходит неминуемая смерть, и никто не чувствует его боли, ибо та, что отвечает за него и может спасти его, уже в наркозе, а мне все равно. Ничего не вижу, ничего не слышу, ничего не чувствую, потому что работа у меня такая.
    Семен встал и, когда выходил из палаты, увидел отражение в стеклянной двери – одна из женщин покрутила пальцем у виска.
    «А что ты ожидал от этих долбаных субстратов», - подумал он и пошел в абортарий.
    -Семен, ты что процесс задерживаешь, - сказал недовольно Дима. – Что ты им лепил?
    Семен, не ответив, надел фартук и стал мыть руки. Катя ушла за первой пациенткой, задержалась минут на пять, и, вернувшись, спросила, стоящего у окна Семена:
    -Семен Михайлович, что вы им говорили? Одна из них сразу после вас собралась и ушла домой.
    -Точно? – спросил Семен, глядя в окно.
    -Да. Молча и никому ничего не объяснив.
    Семен кивнул с легкой полуулыбкой удовлетворения.
    -И, все-таки, о чем ты говорил? – снова спросил Дима.
    -Я сказал, что ка крутит нас по кругу, но всегда можно попытаться сделать шаг в сторону.
    И снова Семен увидел отражение в оконном стекле – Дима покачал головой и жестом изобразил, как у некоторых сносит крышу.
    Что, впрочем, ничуть не изменило его приподнятого настроения. Ни сейчас, ни в течение всего трудового дня.
    После работы Семен пошел на остановку и сел в автобус, едущий на рынок. Все с той же легкой полуулыбкой он смотрел в окно автобуса и ни о чем не думал. В организме была какая-то легкость – бездумное созерцание и полное отсутствие желания выпить.
    На рынке Семен пошел в те ряды, где продавали животных. Медленно шествуя между клеток, корзин и коробок с котятами, кроликами и щенками, он смотрел на пушистые комочки, и ждал. И был вознагражден за свое терпение – из одной из корзин высунулась светло-серая мордочка с круглыми любопытными глазами, и там, в этих глазах Семен увидел то, что хотел увидеть. Он протянул руку и, когда мокрый нос ткнулся в неё, сказал:
    -Привет, Ыш.
    Семен взял щенка на руки, и, как в далеком детстве, когда отец брал его на руки, он вдруг ощутил то теплое чувство, о котором уже забыл, и от которого набухли слезами глаза.

Оценка: 8.50 / 8       Ваша оценка: