Творчество поклонников

Окно на пятом этаже

Добавлен
2005-02-01
Обращений
5715

© Синет Никноев "Окно на пятом этаже"

    Рука погрузилась по локоть, а книги все не было. Парень отчаялся, посчитав слова Грега глупой мстительной шуткой.
    Внезапно Зах ощутил резкую, словно молния, боль, и тут же небольшой матерчатый сверток, на который наткнулись пальцы. Не раздумывая, с трудом сдерживаясь, чтобы не закричать от пульсирующих разрядов в правом запястье, он потянул находку наверх. Как только книга появилась из темной пасти дыры, юноша, наконец, осознал насколько плачевно его состояние. В свете невесть откуда появившейся молодой луны он видел, как из руки тонкими струйками хлещет кровь. Зах порезался, причем настолько серьезно, что в ближайший час ему грозил обморок... А затем смерть от потери крови, смерть с книгой в руках в вонючей комнате без стекол. С Книгой Мести. Кровь из подозрительно-ровного разреза заливала материю, скрывающую книгу, и пол. Темная лужа под коленями юноши расползалась слишком быстро, будто неминуемая гибель. В мозгу замелькала еще что-то значащая цифра - 1 5 2. Зах, давясь рвотой и перебарывая волны головокружения, развернул влажный кусок мешковины и распахнул книгу. Точно на нужной странице. Не время думать о судьбе и предназначении, да и мозг уже не воспринимал столь утонченных тем. На бумаге не значилось заклинаний, лишь руководство к действию, первая же строчка которого поставила ничего не соображающего Заха в тупик. Парень неосознанно вцепился в ворот летней рубашки и с треском порвал. Боль в порезанном запястье стало какой-то тупой и неестественной, ватная тишина медленно наращивала усилие, грозя порвать перепонки. Нужно нарисовать перевернутую пятиконечную звезду. "Знак козла" догадался Зах, покопавшись в немалых познаниях в сатанизме. Но чем?! Парень, раскачиваясь, словно пьяный, тупо уставился на пол. На досках белела старая, неизвестно, сколько лет назад вычерченная мелом, звезда. Она ждала жертвы. Зах сжал слабеющий правый кулак, чем вызвал неправдоподобно мощную струю крови, бьющую, словно из садового шланга, и оросил Знак Козла "живительной влагой". Доски сердито зашипели и мгновенно обуглились. На миг, звезда вспыхнула ровным, четким алым контуром. Воздух наполнился ядовитым смрадом, который тут же забил легкие. Зах покачнулся, но устоял.
    - Назначь жертву.
    Голос, раздавшийся сразу со всех сторон, звучал настолько ясно, что не вызывал сомнений в существовании. Зах повалился на пол и сблевал. Левая ладонь нащупала оторванный ворот рубахи, испачканный полупереваренной фасолью, супом из которой Зах успел поужинать. Он лихорадочно замотал раненное запястье, даже не думаю о какой-то там стерильности или заражении. Нечто, что попросило назвать имя жертвы, безмолвствовало. Заху даже казалось, что Оно где-то под потолком. Он более чем физически ощущал жгучий взгляд между лопаток. Жарило так сильно, что парню казалось, будто сердце выжигают раскаленным прутом. Ужасающая логичностью мысль пришла в голову почти тут же. Я умру. Если не от потери крови, то от огненного жала, что доберется до внутренностей. Парень облизал потрескавшиеся губы и закричал:
    - Прыщ! Его зовут Прыщ!
    И он побежал. Собрал в кулак остатки мужества и сил. Побежал, заткнув уши. Он боялся услышать чей-нибудь смех, что, возможно, свел бы его с ума. Если бы услышал еще одно подтверждение существования Этого, то точно бы съехал с катушек.
   
    * * *
   
    Ровно через месяц Оно вернулось. Следующим стал Саня. Зах знал его слишком хорошо, чтобы спокойно отнестись к кровавой расправе. Она произошла при свете новой луны. Примерно в два часа ночи. Зах точно не знал, сколько тогда было времени. Может, кто-то и посмотрел на часы, но не он. Едва парень услышал вопль, то тут же вскочил с постели и, не одевшись, выбежал в коридор. Расстояние до кухни, паршивые два метра, он преодолел в один сумасшедший прыжок. И успел как раз вовремя. Насладился зрелищем сполна. Зах успел увидеть черные кожистые лапы, когти, больше, похожие на серпы, пронзающие грудь и шею Сани, два неясных уголька в темноте за решеткой. А потом узрел раздираемую плоть, брызгающие кровью куски, что летели на землю. В память Заха надолго врезалось мраморное лицо Сани, неимоверно сильно распахнутый рот, огромные белки глаз, испещренные прожилками. Он стал появляться в Заховских снах намного позже, когда закончился весь этот ужас. В завершении людской жатвы сомневался даже непосвященный, сотни шестых чувств подсказывали, что еще не конец.
    В ту ночь благоразумие вернулось к Заху, как нельзя кстати. Еще не опомнившись от увиденного, он вернулся в комнату и залез под одеяло. На тихие вопросы Пашка не стал обращать абсолютно никакого внимания, все пытался справиться с ознобом, бьющим, как в самой жестокой лихорадке.
    Утром общежитие закрыли, и начался день допросов. Каждого студента допрашивали с пытливостью, которой достойны самые распоследние рецидивисты. И Зах попался. Его обнаружило, так сказать, зоркое око следственных органов. Парень точно знал, что кто-то настучал, и ниточки вели к Пашку.
    Но что могут добиться люди, пусть и свято верящие в силу закона, если судят только в рамках человеческих мер. Ничего. Зах это знал, поэтому на семи допросах просто отрицал доводы говорящие не в его пользу. Играть в молчанку трудно, но и у следователей не набралось хоть каких-то убедительных доказательств. Первый раз, когда Зах попал в наполненный сигаретным дымом "красный уголок" - бывший студенческий спортзал, переделанный под зал для заседаний, Заха встретили лишь хмурые, озабоченные взгляды двух блюстителей закона. Одного Зах знал - это он вел допрос после убийства Олега. Диалог не состоялся, вернее следователи спросили лишь, что слышал Зах. Естественно, ничего не слышал. Но вот во второй раз, разговор с ним случился более продолжительным. Мужчины представились как Николай, тот, что видел Заха, и Петр Павлович. Последний враждебным молчанием вызывал у Заха немалые опасения и заставлял нервничать. Для начала Николай предложил закурить. Зах отказался. Тогда Николай, с минуту помолчав, предложил сознаться сразу и во всем. Во всех смертных грехах. Зах предположил, что милиции не на кого повесить убийства, и, поэтому они выбрали почему-то именно его, Заха, "козлом отпущения". Дальше последовало долгая пауза, после чего Петр Павлович сказал, что Зах свободен. Быть может, следователи и сами подсознательно не хотели услышать, что видел Зах там, на кухне. Только так можно объяснить нежелание разматывать ниточку, кончик которой отдал Пашек.
    В таком же духе, в попытках сломать Заха, прошли и остальные допросы. Все безрезультатно. Оставалось ввести комендантский час и постоянное наблюдение. За Захом установили особый контроль.
   
    * * *
   
    Зах сразу же заметил новенького. Мужик, старательно маскирующийся под студента-пятикурсника, курил в коридорчике у окна и не спускал цепкого взгляда с удаляющейся спины Заха. Парень зашел в комнату и раздраженно хлопнул дверью. Наручные "Ролекс", купленные на толкучке возле колледжа, отмерили восемь вечера - все студенты должны сидеть в комнатах и, не дай бог, высунут нос, без крайней необходимости. Пашек готовился к зачету по философии - юноша лениво переворачивал страницы потрепанной тетрадки явно из-под чужой руки. Пашковы лекции лежали рядом, открытый разворот сиял девственной белизной. Пашок на миг оторвался от "учебы" и внимательно посмотрел на Заха.
    - Ты завтра на зачет пойдешь?
    - Обязательно, - язвительно ответил Зах и с размаху повалился на постель. Металлическая сетка недовольно крякнула. - Это ты меня заложил?!
    - Не понял. - Пашек попытался сделать удивленное лицо, но нервно подрагивающая левая бровь выдавала с головой.
    - Все ты понимаешь, стукач! Ты думаешь, я тут в игрушки играю, думаешь - это все фигня какая-то?! Сдал меня и спокойно ботанишь?!
    - Зах, ты чё?
    - Прибор через плечо!! На меня вешают этих жмуриков! Шаришь?!
    - Ну ты ж не виноват, - Пашек испугался. Не нравился ему перевозбужденный сосед.
    - Сука! Ты, блин, на кой свой язык распускаешь?! Ты знаешь чё я с тобой сделать могу?! Думаешь, пацаны просто померли?! А?! - Зах вскочил с кровати, чем заставил Пашка дернуться, и подбежал к тумбочке. Не заботясь ни о какой скрытности, с громким хрустом сломал заднюю стенку и вытащил маленькую книгу в потемневшем кожаном переплете. - Ща я тебе растолкую... - Он стал быстро перелистывать страницы, потные пальцы оставляли сальные следы. Наконец, нашел номер 152. - На, смотри. - С этими словами Зах кинул книгу поверх лекций. Пашек вытаращился на "Знак Козла".
    - Нарисуй звезду и принеси жертву. Назови имя и жди. Помни, что вызванное Зло не успокоится, пока не найдет Обещанного. Это про что? - тихо спросил Пашек, в глубине души понимая нечто страшное.
    - Обещанное - это Прыщ. - Коротко бросил Зах, напряженно потирая виски.
    - Кому ты обещал?
    - А ты не догадываешься? Ты ж такой умный! Подумай хорошенько, - Зах стал растирать мизинец левой руки. - Пораскинь мозгами.
    - З... Зачем показал... Мне это зачем?...
    - А затем, сучара, что теперь ты со мной в одной упряжке, - Зах вплотную приблизился к Пашку, так, что тот почувствовал водочный перегар, - Любишь трандеть на право и налево - теперь будешь отвечать!
    - Ты чеканулся? У тебя чё, крыша съехала? - Пашек нервно хихикнул.
    - И у тебя съедет, радость моя. Это я тебе могу гарантировать. Съедет, как миленькая! - Зах с трудом оторвался от мизинца и схватил книгу. Снова зашелестели страницы. Несколько секунд он бесшумно шевелил губами, затем посмотрел на Пашка. И клубилось в его взгляде нечто зловещее, не обещающее ничего хорошего. - С этим надо кончать!
    - Заканчивать, - Пашек поправил парня чисто автоматически и тут же испугался собственного голоса - хриплого, неживого.
    - Закончим... - горячо зашептал Зах, записывая на кассовый чек, подвернувшийся под руку. - Закончим, со всем закончим. - Он снова посмотрел на Пашка и недобро улыбнулся. А затем игриво подмигнул.
   
    * * *
   
    Мужичек-пятикурсник слышал, как открылась дверь комнаты, где жил Зах, слышал приглушенные голоса двух студентов, слышал удаляющиеся шаги. Но не обратил внимания на странный шорох у себя за спиной. В эту ночь он дежурил у рокового окна и наивно считал, что убийца как-то связан с Захом. Верил в это даже тогда, когда на плечи легли мощные кожистые лапы черного цвета.
   
    * * *
   
    Обезумевший от страха Пашек поднимался по загаженной лестнице на пятый этаж и не понимал, как мог ввязаться в этот кошмар. Он не верил Заху, но какое-то седьмое чувство, а шестое перешло на сторону разума, подсказывало, что наверху его не ждет Дед мороз с полным мешком подарков. Вся атмосфера пыльного воздуха, декорации заброшенного этажа общежития, ночь, скрашенная светом новорожденной луны, все это, даже незнающего человека, могло повергнуть в состояние близкое к оцепенению.

Оценка: 6.00 / 2       Ваша оценка: