• Http://www.bagboxshop.ru/

    http://www.bagboxshop.ru/ доставить хоккейный баул цена.

    www.bagboxshop.ru


Творчество поклонников

А был ли убийца?

Добавлен
2004-05-13
Обращений
4553

© Синет Никноев "А был ли убийца?"

   Уставший Вяземов Родион вошел в бар и присел возле стойки. Стул, на который Родион водрузил седалище, обтянули кожзаменителем, возможно, когда еще и Ленин не пришел к власти.
    Бар - плохо освещенное помещение на пять столиков и стойка, с выстроившимися перед ней высокими стульями без спинок. Стены заведения, когда-то оклеенные уютными бархатно-синими обоями, теперь покрылись налетом табачного дыма и в углах превратились в дряблые лоскуты. Два окна по сторонам простой, но крепкой деревянной двери, просто молили, чтобы их, наконец, вымыли.
    Должно быть, вид у Родиона был настолько измученным, что бармен брезгливо сморщился и развернулся к полке с разнообразнейшими напитками. Вяземову это не понравилось: он давным-давно привык к тому, что мужчины смотрели на него с тихим трепетом, как на самого удачливого журналиста в Москве, а девушки валились с ног, как только он появлялся на горизонте.
    Посетители вымерли, подобно динозаврам-алкоголикам. Попахивало прокисшим пивом, но все равно Родион почувствовал себя уютно. По сравнению с сентябрьской грязью на улице, ветром, смешанным с изморозью, бар казался райским уголком.
    В зеркале, за разномастными бутылками и баночками, отражался слегка небритый, немного растрепанный мужчина лет так тридцати. Голубые глаза по-прежнему отливали льдом, за что хозяин и получил прозвище, за спиной конечно, Айс.
    Вяземов вытащил сторублевую купюру и помахал ею так, чтобы бармен увидел отражение банкноты в зеркале. Паренек, отчаянно подражающий солисту группы «Пейн», мигом развернулся к посетителю и по-лакейски наклонился над стойкой:
    - Чего желаете?
    - Самого лучшего коньяка. – Родион не привык себе отказывать, тем более что работа в «Криминальной Москве» давала прекрасную возможность шикануть. Бармен, старательно смахивая длинные волосы со лба, плеснул в пыльный стакан коричневатой жидкости. То, что должно было быть «Армянским», на поверку оказалось левым, воняющим керосином, пойлом. Родион отхлебнул коньяка, брезгливо сморщился и достал пачку «Голуаз», которые друг специально привозил из Франции.
    - Как там тебя?
    - Александр, - ответил бармен и кривенько улыбнулся. Родион прикурил сигарету и со вкусом затянулся.
    - Ты, Александр, хочешь заработать? – спросил Вяземов и выпустил струю дыма в потолок, где голые почерневшие стропила склеились древней паутиной.
    Бармен с готовностью подался вперед. Кривая улыбка-ухмылка не слезала с лица.
    - Я тебе даю еще две таких приятно хрустящих бумажки, а ты выкладываешь все, о чем тут шептались последние два дня. – Как можно спокойней сказал Вяземов. Затем он вытащил из кожаного бумажника «Гуччи» две сотни и положил под стакан с отвратительным коньяком. В стену ударился порыв ветра. Глаза парня алчно загорелись. Он несколько секунд не отрываясь, смотрел на деньги, а затем, запинаясь, заговорил:
    - Ну... Здесь гудят об убийстве Мишки и Ромы... Идет слушок, что они были гомиками, - бармен наклонился к Родиону и перешел на шепот, - и только за Тем-Самым поперлись ночью через лес в соседнюю деревню. Мать Мишки, по-моему, все узнала и выгнала из дому...
    Родион вспомнил фотографию двух обнаженных истерзанных тел. Ничего человеческого в них не осталось: две окровавленные туши с конечностями, висящими на одних сухожилиях. Тошнота подкралась к горлу: довольно привычное чувство за последние три месяца. Он поспешно затянулся.
    - ...Ну... Говорят, что дело совсем не чисто... Говорят, что человеку такое не под силу... Нашла мертвеца бабка Клава, она за грибами пошла часов в шесть. И сразу на опушке наткнулась на них...
    - Подробнее.
    - Ну... Говорят, что там были не то волчьи, не то медвежьи следы – никто толком не разобрал. Чертовщина какая-то!..
    Скрипнула дверь бара, и послышались тяжелые шаги. Опережая вошедшего, налетел промозглый ветер. Волосы Александра затрепетали, словно шторы у распахнутого окна. Бармен поднял глаза на гостя и запнулся. Лицо стремительно побледнело, пока он не стал похож на живого трупа. Парень быстро схватил стакан с купюрами и исчез в подсобке. Заинтригованный Родион с интересом посмотрел на подсевшего рядом мужчину. На брезентовом плаще блестели подсыхающие ручейки дождевой влаги. Незнакомец вытащил пачку « Sobranie» и ловко выудил темно-зеленную сигарету. Затем из недр огромного кармана вытащил дорогую «Zippo». Мужчина небрежно прикурил, щелкнул крышкой зажигалки и глубоко затянулся – над стойкой поплыл ароматный дымок. Родион удивленно приподнял бровь: такой шик весьма и весьма необычен для человека в старом брезентовом плаще и заляпанных грязью и хвоей кирзовых сапогах. Густые черные волосы странного гостя плавно переходили в бороду, скрывающую почти что половину лица и топорщащуюся в стороны. Ярко зеленные, живущие своей, загадочной жизнью глаза блестели в тусклом свете пыльной бра. Насколько мог судить Вяземов, пред ним сидел довольно обеспеченный лесник. А значит, сегодня Госпожа Удача на стороне Родиона: именно из уст лесника и нужно услышать эту историю с двойным убийством, ведь только он может безошибочно определить, чьи следы были возле трупов. Хотя Родион и знал, что ответит лесник – нужно было убедиться. Журналист объехал восемь деревень, потрясенных страшными кровавыми убийствами. И везде, в каждом доме говорили одно и тоже: в подмосковных лесах появился волк-людоед. Доблестная милиция имела собственный взгляд на происходящие события, еще невероятней, чем у деревенских жителей. Милиция разработала версию, что в округе якобы трудится банда торговцев органами. То, что у жертв не хватало нескольких жизненно важных и очень дорогих на черном рынке органов - не секрет для Вяземова. Но вот то, что эта банда в целях заметания следов, умело имитирует волка - новость. И Родион не верил в нее. Для него это скорее выглядело ритуальными убийствами с церемониальным поеданием некоторых важных для обряда артефактов. Печени, например.
    Родион деликатно кашлянул и протянул руку:
    - Вяземов Родион, ежемесячник «Криминальная Россия».
    - Парень, принеси ледяной водки! – крикнул мужчина, не обращая внимания на журналиста. Бармен мгновенно явился из подсобки и поставил на стойку широкий запотевший стакан. Причем тот сиял идеально начищенными гранями. Но прежде чем водрузить водку перед незнакомцем, парень подложил под стакан белоснежную салфетку.
    - Очень приятно, - продолжил Родион, привыкший к любым ухищрениям и увиливаниям от интервью.
    - Что тебе надо? – голос гостя был тихим и холодным. Когда он говорил, двигалась только борода, чем начинал напоминать чревовещателя.
    - Я пишу статью, посвященную серии убийств в подмосковных лесах... – Мужчина взял водку и полуобернулся к говорящему журналисту. – « А был ли убийца?» По-моему удачное название. Тем более в свете открывающихся фактов. Мне нужно мнение профессионала...
    - Я не занимаюсь убийствами, - слишком резко ответил незнакомец и снова отвернулся от Вяземова.
    - Но вы же лесник, я прав? – Журналист хотел поразить собеседника прекрасно развитым чутьем.
    - Ты обратились не по адресу, - проворчал мужчина и залпом проглотил свой напиток. Затем медленно поднялся, демонстрирую огромный рост и могучее сложение, и вышел из бара. Дверь напряженно заскрипела, закрываясь за спиной незнакомца.
    Родион раздраженно хмыкнул. Посмотрел на часы, убедившись, что этот тип вышел на улицу в 00:23, как раз самое время для прогулок, если не учитывать, что где-то поблизости бродит изголодавшийся волк. Появился бармен, трясущимися руками взял стакан из-под водки и пошел обратно в подсобку.
    - Постой, - окликнул Родион парня.
    Бармен застыл и медленно, словно заводная кукла, обернулся.
    - Ты ведь его знаешь... Назови имя. – Родион говорил ровно, тоном, способным загипнотизировать и удава.
    - Отшельник, - прошептал Александр, боязливо заглядывая через плечо Родиону в темное окно. – Он поселился в лесу пол года назад и иногда появляется здесь, в магазин не ходит... Он нехороший человек, не стоит вам с ним разговаривать...
    - Ну это мое дело, так? – Вяземов позволил себе улыбнуться, - Почему нехороший?
    - ... Бабки наворожили на него... Говорят, будто он нечистый на душу, темный, что ночь за окном... – дрожа всем телом, поведал бармен. – Не говорите ему про меня...
    - Не скажу, если покажешь, где он живет. – Журналист сменил повелительность в тоне на наплевательство, тем самым давая понять парню, что и вправду сможет выдать его. Эффект проявился сразу: Александр покачнулся и ухватился за край стойки. Было заметно, что ему трудно удержаться на ногах. Он неверующими глазами посмотрел на небритое лицо Родиона, затем обвел бар потускневшим взглядом, будто ища поддержки у заскорузлых стен.
    - Вы не должны... Он... Я его боюсь, он... Пожалуйста, не заставляйте меня, я умоляю, - парень балансировал на грани срыва, на глазах блеснули крупные мальчишеские слезы, и Вяземов в душе обругал себя за то, что взял лишку. Пришло время стать великодушным. Мужчина по-приятельски перегнулся через стойку и похлопал трясущегося парня по плечу.
    - Успокойся... Скажи мне просто адрес. Знаешь, где он живет?
    Александр качнул головой, еще не доверяя дружескому тону Вяземова.
    - Ну... – Мужчина отпустил бармена и ожидающе склонил голову.
    - До выезда из Лесного, затем налево и пока не появится грунтовка... По ней ехать примерно полчаса... Через лес. В конце дороги стоит его сторожка. Точнее не его, а сторожка умершего лесника, теперь в ней живет Он.
    Вяземов зловеще улыбнулся и хлопнул ладонью по стойке. Когда пальцы мужчины соскользнули с липкой деревянной поверхности, на той осталась одинокая сторублевая банкнота.
    - Буду к утру, приготовь кофе... Только вот не надо какого-нибудь пойла, типа «Нескафе». Постарайся дружок и получишь денежку! – В ответ Александр смог лишь кивнуть.
    - Пакедова! – с этими словами Вяземов толкнул дверь бара ногой и скрылся в непроглядной тьме. Через мгновение на улице послышалось сытое урчание БМВ 7-ой серии. Неожиданно громкий вой двигателя, а затем удаляющееся шуршание шин.
   
    * * *
    Родион без труда нашел узкую колею, частично засыпанную гравием, что уводила глубоко в лес. Журналист включил дальний свет, выхватив из тьмы искореженные, изуродованные мутациями сосенки. Слушая мерное бормотание двигателя автомобиля, он потянулся к кассетам. Вяземов специально приобрел однажды кассетную магнитолу, тем самым не оставляя себе выхода, как купить диктофон. Тот оказался просто незаменимым в деле репортера, став блистательным интервьюером. «Sony» безропотно вжикнула и проглотила прямоугольный кусочек пластика. Дисплей стал отбрасывать яркие сочно-голубые блики на лицо мужчины, подстать черному магу из какой-нибудь фентезийной новеллы.

Оценка: 9.00 / 1       Ваша оценка: