Творчество поклонников

Кто вы такие

Добавлен
2004-05-13
Обращений
4345

© Синет Никноев "Кто вы такие"

   1
   
   
    Трое парней сидели на полу маленькой двадцатиметровки студенческого общежития. Между ними покоилась вырезанная из серого картона гадальная доска. Денис сидел спиной к двери – справа от него Агафон, слева – Сергей. Задумчиво покрутив в руках планшетку, выполненную в форме сердца, и подставив ее под свет, Денис придирчиво оглядел гладко отполированное дно:
    - Ну, так как? Попробуем или будем сидеть, и ждать Игоря?
    Он перевел вызывающий взгляд сначала на Агафона, а затем на Серого. Агаф коснулся ладонью своей совершенно лысой голове:
    - Мне все равно… Я в такие вещи не верю.
    - Нет, нет и еще раз нет! – сказал Сергей и замахал руками. - Я не буду! Одно дело: мы попугаем Игоря, а другое: начнем вызывать всякую хрень. Не-э-ет! - Он вытянул последнее слово в своей обычной манере, что говорили только об одном: парень настроен решительно.
    Денис вздохнул и скосился на ручные часы: половина девятого – до приезда Игоря оставалось полтора часа. Он снова посмотрел на сидящих вокруг парней:
    - Еще полтора часа. Серый, ты замучил! Чего ты такой трус? А? Давай вызовем кого-нибудь… Во! - Денис торжественно поднял палец, - Крюгера. Давайте вызовем Фредди Крюгера!
    Сергей скептически посмотрел сначала на доску, а потом на Агафона:
    - Согласись – идиот! - в ответ Агафон вяло улыбнулся.
    Денис схватил планшетку и установил ее на доску. Зловещего лица ему состроить не удалось, а вот с голосом ему повезло:
    - Если не хотите, чтобы ОНО пришло и забрало вас с собой, то лучше молитесь… Я начинаю. - Серый закатил глаза и отвернулся к зеркалу, что висело на стене за спиной Дениса.
    Денис стал водить планшеткой по доске, двигая ее по окружности и стараясь, чтобы в отверстие пластмассового сердечка попадала каждая буква алфавита.
    - Здесь кто-нибудь есть?…
    Агафон внезапно схватил за руку вызывающего духов парня:
    - А тебе не кажется, что на планшетке должны лежать ладони всех присутствующих на сеансе?
    Денис злобно покосился на Агафона, будто тот остановил его во время ужина.
    - Я к ней не притронусь! - сказал Сергей, оторвавшись от созерцания зеркала. Агафон по-дружески обнял упирающегося парня:
    - Ладно тебе, забей. Нужно ведь потренироваться? - В глазах его блеснул огонек азарта, и Денис сразу признал старого доброго Агафа – безбашенного, готового на самые отчаянные поступки.
    Денис снова положил пальцы на планшетку, Агафон последовал его примеру. Серый театрально вздохнул, размял пальцы и опустил их на гладкую пластмассовую поверхность. Та была холодной, будто только что ее вытащили их морозилки. Губы парня расплылись в улыбке:
    - Так и будем сидеть? Нам еще расчищать места под кроватями.
    Денис снова привел планшетку в движение.
    - Я вызываю Фредди Крюгера… Я вызываю Фредди Крюгера… Здесь кто-нибудь есть? - Ответа не последовало.
    - Здесь кто-нибудь есть? Я вызываю… - Парень закашлялся, когда планшетка внезапно дернулась и медленно поползла к слову «ДА», которое было написано маркером в левом углу доски. Агафон молчал, а вот Сергей мгновенно подал голос, который заметно дрожал:
    - Ты заколебал!
    Денис, наконец, прокашлялся, и недоуменно поднял бровь:
    - Это не я.
    Серый попытался отнять пальцы от планшетки, но они словно примерзли, температура в комнате резко упала.
    - Ты заколебал!
    Планшетка доползла до нужного слова и остановилась. В ее круглом окошке появилось «ДА». Денис сбросил с себя оцепенение:
    - К-кто ты? Ты Фредди Крюгер?
    Агафон тихо фыркнул:
    - Нет, конечно.
    Серый нахмурился и выдохнул облачко пара:
    - Вам не кажется, что здесь слишком жарко? Гадалка, у тебя окно что ли открыто?
    Температура в комнате продолжала падать, лампочка беспокойно замигала, заставив Сергея заерзать на месте.
    - Ты Фредди Крюгер?
    Планшетка вновь дернулась, но теперь поползла в противоположный угол доски. У Дениса заслезились глаза, когда он понял, что эта пластмаска приближается к слову «НЕТ». Сергей передернул плечами, то ли от холода (в комнате было, минимум, градусов пять ниже нуля), то ли от нервного напряжения. Планшетка остановилась на слове «НЕТ» и замерла, словно в ожидании. Серый обрел дар речи:
    - По-моему, надо заканчивать.
    Агафон протестующе замахал головой:
    - Не-а, погоди! - Он задумчиво забарабанил по планшетке пальцами, затем посмотрел на Дениса. Тот молча созерцал слово «НЕТ», будто такого ответа вообще не существовало в природе. Агафон поднял голову и заговорил, обращаясь к пространству в комнате:
    - Тогда кто ты такой?
    Планшетка не двигалась. Серый шмыгнул носом и посмотрел в зеркало: его лицо посерело, на нем появилась гримаса ужаса, челюсть отвисла, глаза готовы были вывалиться из орбит. Он попытался что-то сказать, но слова затерялись в ледяной тишине комнаты. Лампочка снова заморгала и на мгновение потухла. Сергей закричал, Денис испуганно дернулся и повалился на пол, так и не отняв пальцы от ледяной пластмассы.
    - Она двигается! - Агафон даже подскочил на месте, не обращая внимания на то, что света в комнате нет.
    Лампочка «почувствовала» страх, царящий в комнате, и зажглась. «М, Н, О, Г, О». Планшетка расцарапала картон гадальной доски и остановилась, на этот раз, как полагал Агафон, уже надолго. Сергей с облегчением снял пальцы с сердечка и потер запястья:
    - По-моему, Денис, ты слегка переборщил. Я не испугался… А вот фишка с зеркалом мне понравилась. Если ты ее повторишь, когда приедет Игорь, то он наложит в штаны, как дитё.
    Денис крякнул и поднялся с пола:
    - Отстань. Не веришь – не надо.
    В комнате снова стало тепло так же, как и было до сеанса. Агафон встал и потянулся:
    - Какая-то глупость… Что это значит «МНОГО»?
    Денис пожал плечами и, схватив чайник, быстро вышел из комнаты. Сергей тут же последовал за ним – из головы все никак не выходило лицо, которое появилось в зеркале. То, что он увидел, больше всего напоминало Агафона – только мертвого – с лопнувшими глазами и глубокими ранами на щеках и шее. Когда они вернулись, Агафона уже не было. Сергей посмотрел на часы:
    - Ой, елки! Остался час!.. Вообще-то мне хочется спать.
    Денис поставил чайник на подставку и включил ее в сеть:
    - Мне тоже… Только я, наверное, заночую у вас.
    Серый взъерошил свой ежик и засмеялся:
    - А я говорил…
    Дверь открылась, и вошел Агафон. В руках он нес моток тонкой медной проволоки, которую, скорее всего, позаимствовал у своего соседа.
    - У меня появилась идея! - сказал Агафон и хитро улыбнулся.
   
   
    2
   
   
    Двадцатиметровка была разделена цветастой шторой на две части. В одной половине, в той, что граничила с прихожей, располагалась кровать Игоря. Из-под нее ребята вытащили уже весь хлам и сложили его в шкаф за входной дверью. Во второй половине находилась двухъярусная кровать Дениса и Ромы. Рома приезжать пока не собирался – хотел еще пару дней покуролесить у себя дома. У кровати Игоря стояла тумбочка с откидной дверцей – к ней Агафон уже привязал проволоку и протянул ее под кровать.
    Сергей вылез из-под двухспалки и отряхнул со штанов толстый слой пыли:
    - Там все чисто. Остается протянуть тройник под кровать и воткнуть в него телевизор.
    Агафон залез на кровать и достал с подоконника маленький серый «Сапфир»:
    - По-моему, это будет по-настоящему страшно. Если, конечно, наш «шаман» не станет в самый разгар ржать, как дурак.
    Денис поднял вверх руки, как бы говоря этим, что он согласен на все. Агаф утвердительно кивнул и потянул тройник вдоль плинтуса, к тому месту, где должен был лежать через пару часов Серый. Внезапно он прервал свое занятие:
    - Стоп! Короче говоря, фишку с доской Игорю показывать не будем. Слишком уж открыто Ден двигал планшетку…
    - Я не…
    - А вот зеркало оставим, - Сергей подошел к зеркалу и поправил свой высокий жесткий ежик, - колись, как ты его туда засунул?
    Денис нервно прошелся по комнате:
    - Я ничего не двигал, я н-ничего не засовывал в зеркало, чтобы ты там не увидел, я не причем!
    - Да ладно, сбейся. Не хочешь говорить – не надо.
    Сергей наклонился к кровати Игоря и подергал проволоку – тут же, натужно скрипя, открылась дверца тумбочки. Парень встал и достал из коробка спичку, немного покрутил ее в пальцах, словно сигарету (курить он бросил буквально пару дней назад) и засунул ее в уголок рта.
    - По-моему, история с планшеткой в самый раз для твоего рассказа, - сказал Серый, обращаясь к Денису. Тот оставил заманчивое предложение без внимания. Пока… Агафон снова поставил телевизор на подоконник, нажал на нем кнопку включения и бросил шнур вниз, в зазор между кроватью и стеной.
    - Дай-ка мне тоже спичку, - Серый кинул парню коробок, - когда Игорь начнет засыпать, включишь его в розетку – экран зажжется, и… Сергей громко вскрикнул, чем заставил вздрогнуть Дениса, и изобразил испуганную девушку, театрально вскинув руки и мелко перебирая ногами. Агаф слез с кровати и, словно рабочий-строитель, оглядел комнату, будто он только что отработал десятичасовую смену. Спичка в уголке его рта легонько подрагивала. Денис посмотрел на часы: ровно десять. Кажется, они управились вовремя. Слова полились сами – так, наверное, выглядит вдохновение.
    - Друзей было четверо. Трое из них решили испугать оставшегося так, чтобы от ужаса его спинной мозг превратился бы в камень… Как и в каждом хорошем начинании, важна была прелюдия. Этой прелюдией у друзей стало вызывание духа… Они расселись в круг и самый нетерпеливый – Денис – сделал невероятно глупое и роковое предложение в своей жизни: потренироваться, мол, нельзя же показывать Игорю – объекту ужасных козней – сырое представление. Денис никогда не отдавал себе отчета о последствиях своих поступков. Сказано – сделано. Агафон, награжденный от природы неутолимым любопытством, тут же ухватился за «прекрасную» идею. Природа так же наделила парня даром убеждения. Так что, спустя несколько минут, вечно упирающийся, словно баран, Серый уже держал пальцы на планшетке. Они потушили свет и зажгли единственную свечу – хоть какой-то островок спасения от сил тьмы в мире ужаса и страха. Они начали гадать, даже не подозревая, что в последний раз видят друг друга целыми и невредимыми. Вскоре, через пару часов им предстояло навсегда сомкнуть веки…
    - Похоже на лоточные страшилки, - сказал Сергей и махнул рукой.
    - А беллетристику и продают на лотках! – Гордо ответил начинающий писатель.

Оценка: 0.00 / 0       Ваша оценка: