Творчество поклонников

Выход

Добавлен
2005-05-15
Обращений
5068

© Синет Никноев "Выход"

   1. 18 октября 2007 года.
   
    - Я нашел! Я нашел! - исступленно, словно фанатик-сатанист, взвизгнул седовласый профессор. Сморщенное личико, темное, будто печеное яблоко, на мгновение разгладилось. Лицо стало молодым, каким могло быть только в душе семидесятилетнего Бейтского Рудольфа Анатольевича. Он вскочил со стула и, уже согнувшись в три погибели, продолжил барабанить по клавиатуре.
    Сухой треск клавиш уютно сочетается с сонной обстановкой лаборатории. Пыльные солнечные лучи проскальзывают в крохотные немытые окна и разбегаются зайчиками по многочисленной аппаратуре. В комнате душно, от серых стоек исходят волны жара, будто в аду.
    Из-за спины профессора на огромном плоском мониторе едва различимы непонятные простому человеку значки, бегущие и складывающиеся в строки с умопомрачительной скоростью. Лишь взгляд опытного программиста мог бы узнать в иероглифах Азбуку Писарева, на которой пишут элитные программы моделирования поведения элементарных частиц.
    В тесной, но обставленной по последнему слову техники лаборатории, среди переплетений силовых кабелей, проводов и шнуров, прячась в тени огромных перемигивающихся огоньками шкафов, стоит обитый кожей диванчик.
    На диване сидит человек, облаченный в серую тройку. Серый человек. Русые волосы зачесаны назад, на манер мафиози шестидесятых, у ног стоит черный, отделанный хромом дипломат. В сверкающих металлических полосах дипломата отражаются идеально начищенные туфли.
    Все это время, пока профессор неистово искал Выход, Серый человек задумчиво вслушивался в частое попискивание и потрескивание системных блоков, иногда морщась, когда иной писк отдавался резкой болью в ушах. Когда же профессор, уподобясь сирене противопожарной сигнализации, заверещал о Выходе, человек вздрогнул и вскочил с дивана. Разномастная гамма чувств: боль, отвращение и радость; отразилась на лице, сделав похожим на сумасшедшего.
    - Вы уверены, Рудольф Анатольевич? - спокойно спросил человек. И кто бы знал, чего стоило это спокойствие. Серый человек плавно нагнулся за сверкающим торцами дипломатом и снова уселся на диванчик. Услаждая слух разнообразием, приятно щелкнули откинувшиеся замки. Человек заученно улыбнулся, пытаясь показать, что все в порядке, все под контролем, бояться нечего.
    - Конечно! Конечно же, мой дорогой! Мы сумели! - заголосил профессор, едва ли не подпрыгивая от радости. Полы его белоснежного халата взлетали и опадали от малейшего движения. Серый человек крепче сжал дипломат. Ему все это напоминало какой-то фальшивый балаган. Он ненавидел шум, ненавидел суету. И тем более не выносил, когда к нему обращались на "Мой дорогой". Его бесило!
    - Перепишите данные на жесткий диск, пожалуйста, - попросил человек и протянул Бейтскому винчестер.
    - Что тут у нас... М-м-м, Баракуда - ваша информация в надежных дисках?! - профессор начал хохмить и никак не мог остановиться. Он выхватил у Серого человека винчестер и, насвистывая, подбежал к компьютеру. Человек снова засунул руку в дипломат.
    - Как вы предпочитаете назвать папочку? Может, "Открытие века"?
    - Как угодно, - человек вытащил небольшой черный револьвер. На барабане оружия светилась красная индикаторная полоска. На фоне треска и всепроницающего попискивания появился еще один звук - низкое, давящее на уши гудение. Никто бы и не подумал, что такой маленький револьвер способен издавать столь мощные ноты.
    - Чудная сегодня погода - под стать Нашему Открытию! - профессор умиленно наблюдал, как заполняется строка копирования. Определенно, сегодня его могла порадовать даже смерть. Он, наверное, оценил бы такую мрачную шутку. Во всяком случае, Серый человек надеялся, что только поднимет настроение Бейтскому.
    - Да, вы правы, - человек оттягивал кульминацию до последнего. Слишком уж он измотался в духоте и шуме. "Мой дорогой" должен ответить за свои слова. Он поймал себя на мысли, что нравятся ему такие задания - сколько всего можно совместить в одном убийстве. Жаль, что пришлось отказаться от старых добрых пуль. Иногда приятно наблюдать, как мозги оппонента узорчато ложатся на стену.
    - Ну вот, мой дорогой, теперь можно двигаться дальше. Я прав? - профессор развернулся к собеседнику. Серый человек встал и молча направил оружие в голову Бейтского.
    - Вы слишком разговорчивы профессор. Такие люди могут повредить стране. Деньги, как и обещано, вы получите: их переведут на счет вашей семьи. Так что, дети не останутся без средств. Надеюсь, вы оцените нашу доброту? - Человек уже давно готовил последнюю речь. И теперь, чтобы не забыть, выпалил текст на одном дыхание. Профессор лишь разочарованно покачал головой.
    - Надеюсь, оцените, - с деланной веселостью сказал человек и выстрелил. Индикаторная полоска резко потухла, дуло накалилось и выплюнуло светящийся шар.
    - ... проклят... - взвизгнуло в лаборатории, прежде чем на пол опал немного пожелтевший халат, старые брюки и комок нижнего белья.
    - Здесь я с вами не соглашусь, - ответил человек пустоте и, спрятав винчестер и оружие в дипломат, вышел из комнаты.
   
   
    2. 18 октября 2009 года.
   
    Бункер заполнил треск помех, словно где-то испортилась проводка, затем выстрелил сухой щелчок и появилось успокаивающее фоновое шипение.
    - Меня зовут Леонов Игорь. Я решил сделать запись на тот случай, если что-то пойдет не так. Думаю, если вы уже слушаете меня, то произошло нечто ужасное... Начну с самого начала... Две недели назад, когда я еще являл собой "вчерашнего студента", мне несказанно повезло...
   
    3. 11 октября 2007 года.
   
    Игорь стоит на лестничной площадке между вторым и третьим этажом университета. Мимо пробегают не в меру озабоченные студенты и смазливые студентки, каждый тащит минимум пакет, забитый книгами и конспектами.
    Рядом, на подоконнике валяется помятый журнал "НЛО". На раскрытой странице ядовито сияет ядерный гриб, внизу кровавыми буквами выведено "Апокалипсис не за горами!" Как и всегда, лишенное смысла чтиво со всеми этими Нострадамусами, ведьмами и просто психами. Леонов дико хохотал, когда в фотографии с изображением парада планет хрен-знает-какой системы углядел очертания "мужского меча". Короче, чушь собачья!
    Воздух распирает от монотонного топота и жужжания студенческого улья. Леонов курит, и ему наплевать и на декана, и на ректора. Юноша справедливо решил, что окончившему университет, а точнее только что защитившему диплом, боятся каких-то академических крыс не стоит. Пробегающие мимо иногда с укором смотрят на тлеющую сигарету, но никто даже словом не обмолвится. Впрочем, как и всегда.
    В принципе, сегодня можно надеяться на то, чтобы подцепить молоденькую дурочку с первого курса. И как следует отметить сдачу. Маловероятно, что какая-нибудь красотка не поведется на короткостриженного блондинчика - дипломника, подтянутого, даже немного подкачанного, высокого, с широкой открытой улыбкой, в черной велюровой тройке. Настроение возрастало по параболе.
    Игорь и сам был этим суетливым существом, вечно таскающим книги и методички. Всегда завидовал выпускникам, которые делали, что хотели. А теперь он - "вчерашний студент". Хотя в универе о нем останется хорошая память. Как никак, а круглые отличники еще долго висят на доске почета (почему, знает один только ректор), о них вспоминают преподы, обводящие презрительным взглядом молодое пополнение, и тем более его диплом еще долго будут использовать в качестве "костыля".
    Игорь глубоко затянулся. На лице проступила легкая улыбка. Он выпустил в лохматого первокурсника замысловатый клуб дыма. Да, все хорошее когда-нибудь кончается. Жаль или не жаль - время покажет.
    А защита прошла просто блестяще. По-другому и не скажешь. Да и Игорь не сомневался в триумфе - в наше время, чтобы написать диплом самому, не прибегая к многочисленным инетовским и отпечатанным "костылям", бесхозно валяющимся на кафедре, нужно быть либо упертым идиотом, либо не менее упертым гением. Вообще, Леонов всегда думал, что нормальный диплом рассчитан исключительно на гениев. А оказалось куда прозаичней. Нужен всего лишь аналитический склад ума (он Игорю помог подрабатывать лаборантом на кафедре Общей и Экспериментальной Физики), усидчивость и неограниченный доступ как во все библиотеки города, так и в Инет. Ну, и, естественно, придется позабыть о личном времени на целых пол года.
    На защите Леонов не без удовольствия разглядывал лицо Шахметова, препода по Схемотехнике, с которым не раз конфликтовал, доказывая целесообразность подработки студенту в эпоху капитала. Гордо посматривал на сокурсников, раскрывших рот в священном ужасе. Открыто, даже немножко упрямо отвечал на вопросы председателей комиссии... И, в конце концов, он сдал. Красный диплом, лавры победителя, бордовая корочка с магическим словом "Инженер по специальности Микроэлектроника" внутри, и традиционный пинок под зад. Мол, катись дружок на все четыре стороны, ищи призвание в жизни, и смотри, не попадись в цепкие лапы военных. Последнее слишком часто беспокоило Леонова, все-таки, в армию как-то не очень хотелось. Да и определиться уже пора. Во всяком случае, работать на ГазПриборе, где Игорь написал свой великолепный диплом, не светит - слишком нищенская зарплата.
    На лестнице послышались вежливые приветствия, отдающие подлизыванием. В годы студенчества, Игорь тоже иногда злоупотреблял таким приемчиком. Но до крайностей не доходило. На ступенях зашаркали спортивные тапочки. Только один человек в университете носил столь примитивную, но удобную обувь.
    - Добрый день, профессор, - сказал Леонов, медленно поднимая взгляд. Цепкие глаза тут же отметили, что видок у Бейтского слишком перевозбужденный. Показалось даже, что глаза Рудика, как называли профессора среди сокурсников, горят нездоровым, сумасшедшим огнем. Халат, как всегда идеально выглажен, воротничок накрахмален так, что им можно резать вены. Седые волосы торчат под всевозможными углами к перпендикуляру. Между пальцев беспрерывно вертится гелевая ручка. На шее болтаются "капельки" флеш-плеера.
    - Рад вас видеть, мой дорогой. Пытаетесь привыкнуть к новой жизни? - весело спросил Бейтский. Рука залезла в халат и вытащила непочатую пачку "Честерфилд". - Угощайтесь, - предложил профессор, как только вскрыл пачку и ловко выудил сигарету для себя.
    - Хм, спасибо, - ответил Леонов. Они закурили. Игорь чувствовал себя неудобно. Все-таки, впервые вот так вот разговаривал с профессором, словно друзья или коллеги. Вообще, Игорь часто мечтал, что будет работать со столь выдающимся Умом. Бейтский, хоть и казался этаким рассеянным гением, которому кроме науки все параллельно, на самом деле был не так прост.

Оценка: 9.00 / 2       Ваша оценка: