Творчество поклонников

Выход

Добавлен
2005-05-15
Обращений
5067

© Синет Никноев "Выход"

    - Понимаешь... Там пустота. Сигнал идет из ниоткуда, - она замолчала, предоставляя Игорю сделать выводы. Парень несколько минут просто смотрел в глаза: "Прям Железная Леди", - подумалось Игорю.
    - Ниоткуда?.. С того света что ли, из глубин Ада? - Леонову стало по-настоящему страшно. Внутри все свернулось в тугой узел, в глотке пересохло. Но ведь он сам это сказал, не Юля. В голове тяжело пульсировала кровь. Сердце ухало, подобно гигантскому умирающему механизму. Леонов выдави из себя фальшивую улыбку. - Или из клоаки Вселенной?
    - Да пошел ты, - просто сказала Юля. Брезгливо стряхнула чужие руки с плеч, быстро протерла глаза и снова зашагала вперед. Игорь остался стоять, утопая в сосновых иголках, слушая свист ветра в макушках деревьев, позволяя дождю лизать горячую кожу. Он мог бы развернуться и отправиться назад. Вертолет быть может еще не улетел, а пилоты просто развлекались, стреляя в воздух. А мог бы пойти следом за лаборанткой и окунуться в безумие. Именно безумие.
   
    8. 18 октября 2009 года.
   
    - В душе я оставался вечным студентом. Потом это прошло. Но тогда, в лесу я захотел пойти за Юлей...
   
    9. 12 октября 2007 года.
   
    Оставшиеся четыре километра они прошли в молчании. Юлька шла чуть впереди, легко перескакивая через наносы хвои и сучьев. Игорь же постоянно утопал в колючем месиве. Кроссовки он уже не вытряхивал, старался терпеть, боялся отстать от девушки. Мысль о том, что он заблудится, хотя просека была достаточно заметной, не просто пугала - ужасала. В голову лезли образы молчаливых военных непременно в черной форме без знаков отличия. У каждого в руке по "стволу". Лица непроницаемы, они глухи к мольбам...
    Ветер усиливается, гудит с ураганной силой. Мощные порывы срывают с верхушек сосен новые лавины пожелтевших иголок и сухих веток. Дождь то прекращается, то начинает лить, как из ведра. Тяжелые, брюхастые тучи несутся в узком прогале меж макушек деревьев со скоростью легких танков. Лес заполняют тягучий скрип и выстрелоподобные потрескивания. Каждый раз, когда ломается очередная ветка, Юля втягивает голову и ускоряет шаг.
    До Тунгуски они добрались чуть ли не бегом. Юля легкой, грациозной походкой, Леонов еле передвигая ноги, тупо, с нескрываемой злобой пялясь на прочные, теплые сапожки девушки.
   
    10. 12 октября 2007 года.
   
    Тунгуска поразила воображение Игоря, как Восьмое чудо света. Огромное двухэтажное здание, сложенное из плит, отливающих металлом, походило в этой лесной глуши на пришельца из космоса. Крохотные окна плотно закрыты жалюзями. Парадные двери защищены прочной стальной решеткой. По углам крыши, словно стервятники, стоят мощные прожекторы. Справа от входа висит ярко-красная табличка. На ней мелким шрифтом выведено "Тунгуска. Метеорологическая станция". Леонов хмыкнул - слишком наивно, не иначе, как военные придумали. Вокруг "станции" сверкает стерильностью пятидесятиметровая полоса голой земли. Тройной забор из колючей проволоки явно под напряжением. Небольшой пост возле центральных ворот больше напоминал дот, чем будку охранника.
    - Пришли, - констатировала Юля. Она остановилась у ворот в ожидании охранника. Девушка часто дышала, наконец, проявив признаки усталости. А Игорь уже начал думать, будто он вообще такой слабак, что даже девчонка выносливее. Юля поправила шапочку, заправила выбившийся локон. Щеки ее раскраснелись, глаза блестят - не иначе, как вернулась с оздоровительной прогулки. Леонов встал рядом, шумно втянул воздух и закашлялся.
    - Что-то голова закружилась, - выдал Игорь сквозь спазмы кашля.
    - Воздух очень чистый. Я по началу тоже не могла привыкнуть, - весело прочирикала девушка, не выказав признаков испорченного настроения. Похоже, ей не терпелось вернуться в лабораторию.
    - Ага. Через несколько минут я приобщусь к таинству, - торжественно сказал Леонов. Нехотя скрипнула дверь охранного поста и, щурясь на свет, вышел небритый прапорщик. К ужасу Леонова, он был одет в черную форму без знаков отличия, если, конечно, не считать темно-зеленых звездочек на плечах. Игорь просто потерял дар речи.
    - Добрый вечер, Юлия Александровна. Разрешите взглянуть на ваши пропуска, - девушка быстро достала из куртки красную корочку, Игорь медленно выудил из-за пазухи листок предписания. Охранник открыл приемное окошко, практически незаметное среди переплетений колючей проволоки и сетки-рабицы, бережно взял документы и принялся изучать. Особый интерес у него вызвало предписание Леонова. Охранник снял с пояса небольшую продолговатую коробочку черного цвета, щелкнул кнопку на торце и провел засветившейся гранью по печати на предписании. "Сканер", - догадался Игорь, - "Однако!" Проверка закончилась, охранник вернул документы и бесшумно распахнул ворота.
    - Ну, пойдем, - Юля быстро зашагала к парадному входу.
    - Игорь, - Леонов задержался и пожал руку прапорщику. Тот поздоровался, но своего имени не назвал. Обескураженный, Игорь последовал за спутницей.
   
    11. 18 октября 2009 года.
   
    - Как только я оказался внутри, события ускорили ход. Все произошло слишком быстро...
   
    12. 12 октября 2007 года.
   
    Тунгуску разбили на четыре сектора-лаборатории. Каждый из секторов тщательно охраняли вооруженные армейцы. Три лаборатории занимались корректировкой положения спутника, на котором размещалась антенна со сверх чувствительным приемником; обработкой и очисткой сигнала, ну и, естественно, расшифровкой во главе с Бейтским. Правда, профессора в этот день не было. Как объяснила Юля, он занимался окончательной доработкой проекта. Четвертый сектор вмещал в себя сам Выход - еще не доведенный до ума, напоминающий самую обычную дверную раму, но в два раза больше и выполненную из металла. В первый день пребывания в Тунгуске Игорю так и не удалось хорошенько рассмотреть Открытие Века.
    До вечера он и Юля гуляли по открытым для посещения трем секторам, знакомились с весьма колоритными фигурами профессорского состава лабораторий, пили кофе, болтали о Выходе, строили гипотезы и прятались от вездесущих глаз Дубинина.
    Дубинин Валерий - начальник охраны, майор и очень мнительный человек. Его проницательные серые глаза, покоящиеся на грубом, иссеченном морщинами лице, постоянно следили за каждым шагом новенького. Короткая армейская стрижка Дубинина давно потеряла форму, щеки заросли щетиной. Вообще Леонова сильно насторожило то обстоятельство, что все военные в Тунгуске выглядят совсем не по-армейски - заспанные неухоженные лица, перегар от каждого второго. Создавалось впечатление полного разброда охраны. Или, скорее всего, ненормальности происходящего. В воздухе витало безумие.
    Как оказалось, Леонов должен был стать системным администратором. Компьютеров в лабораториях много, но вот человечек, занимавший эту должность до Игоря, куда-то исчез. Юля не могла сказать, что же с ним произошло. Но всегда, каждый раз, когда Игорь спрашивал про бывшего администратора, девушка переходила на шепот.
   
    13. 18 октября 2009 года.
   
    - Как я и говорил, было что-то безумное в обстановке, царящей в Тунгуске. Неряшливая охрана, слишком мнительный Дубинин, профессора, дико смеющиеся над самыми дерьмовыми анекдотами. Может все это и подтолкнуло меня вести дневник. Но решающим стал разговор с Юлей. После долгого изнурительного дня, мы отправились в спальный отсек, распили привезенное мною вино. Юля немного опьянела и рассказала мне правду... или то, что ей казалось правдой.
   
    14. 12 октября 2007 года.
   
    - Я не знаю для чего ты здесь. Но могу предположить... - девушка сидела на кровати напротив Игоря, в тени отбрасываемой торшером. Черная кофточка с блесками обтягивала довольно соблазнительную талию, джинсы же наоборот висели мешком на слишком узких бедрах. Она бросила опасливый взгляд на камеру, помигивающую красным диодиком под потолком, наклонилась к Леонову и смущенно улыбнулась.
    - Попробуй, а то я сам теряюсь в догадках, - Игорь уже размышлял о возможности секса с симпатичной лаборанткой.
    - Во-первых, ты только не обижайся, ладно?
    - Ладно.
    - Во-первых, ты ни фига не шаришь, чем мы тут занимаемся. А твоя новая должность - так, чистой воды, отмазка, - девушка внезапно замолчала и хитро прищурилась, - Вот так вот и продолжай на меня смотреть - пусть думают, что у нас интим.
    - Да... - замялся Игорь, но глаз не отвел.
    - Во-вторых, Бейтский не такой уж дурак, чтобы брать в проект людей никчемных, - она кокетливо поправила челку - интим так интим.
    - А в-третьих? - у Леонова засосало под ложечкой.
    - А в-третьих... Нам надо бежать - либо нас всех перестреляют. Либо заставят войти, - Юля побледнела. Девичьи руки неожиданно крепко стиснули колени Леонова.
    - Куда? - спросил Леонов бесцветным голосом. Он и сам был на грани.
    - В Выход. Ты думаешь, там просто так налепили табличку "Вход воспрещен"?
    - Какая табличка? Кто перестреляет? Ты что, за мудака меня держишь? А? - Игорь боялся этого больше всего. Истерика. И если Юлька говорит правду, то до добра этот срыв явно не доведет.
    - Спокойно, - девушка вскочила с кровати, ловко приземлилась на колени Игоря и обвила его шею тонкими не лишенными силы ручками, - успокойся и поцелуй меня.
    - ЧТО?!
    - Целуй или нам через минуту крышка! - Игорь, словно изнывающий от жажды путник к колодцу, приник к губам Юли. Поцелуй получился крепким, сочным и, как ни странно, ответным. Юля глубоко, прерывисто вздохнула.
    - Поговорим, когда вокруг будет поменьше ушей и глаз, - пролепетала девушка, а затем быстро выскочила из комнаты. Парень устало откинулся на кровать. Его затравленный взгляд уперся в помигивающую камеру. Он широко улыбнулся.
    - Приятных снов, пи...ы, - рука легко нашла выключатель торшера. Свет погас, и вместе с тьмой в комнату вползли ночные кошмары.
   
   
    15. 18 октября 2009 года.
   
    - Спал я в ту ночь скверно. Сон напоминал киноленту, склеенную из миллиона кусочков. Все время возле кровати чудился молчаливый военный со "стволом", рогами и хвостом. И тут же я проваливался на раскаленную добела ленту транспортера. Я кричал от боли, пытался бежать, но неизбежно падал и начинал гореть. Просыпался в кровати, рядом с которой по прежнему дежурил рогатый армеец. И так до бесконечности. Иногда в реальность иллюзии вплетались отчаянные людские вопли. Утром я установил на свой рабочий компьютер программу диктофона, украл у одного рассеянного доктора наук хендс-фри и начал дневник.

Оценка: 9.00 / 2       Ваша оценка: