Творчество поклонников

Девочка, которая мечтала. Часть 1

Добавлен
2005-08-31
Обращений
5669

© Синет Никноев "Девочка, которая мечтала. Часть 1"

   Часть 1. Беспечное черное детство
   
    1
   
    Одним прекрасным весенним деньком в Средней Западной Школе закончились занятия. Дети высыпали на улицы Изумрудной Долины, радуясь припекающему солнцу и долгожданной свободе.
    Троица десятиклассниц выбежала из-за голубой девятиэтажки, входящей в состав Западного микрорайона и, наверное, ночами жалевшей об этом. Прежде чем выйти на улицу Мира, они зорко огляделись и, не обнаружив на горизонте отвратительных представителей выпускного класса, ступили на тротуар. Направились к центру города.
    Рая-толстуха как и обычно шла впереди троицы – очень и очень упитанная девочка, постоянно носящая огромный клетчатый пиджак, юбку до колен, необъятный рюкзак, набитый книгами вперемешку с раздавленными бутербродами, с неизменным яблоком в руке и вечно задранным носом. Ее толстые щеки таили в глубине поросячьи глазки, заплывшие жирком и обрамленные россыпью прыщей. Рая мерно пережевывала яблоко и глазела по сторонам. Каждая ярко раскрашенная витрина в центре обязательно удостаивалась ее внимания. Пипетка была полной противоположностью Раи-толстухи. Худая, подобно смерти, она, казалось, специально морила себя голодом. И, наверное, Пипетка довольно ухмылялась, когда видела в зеркале синяки под глазами. Девочка одевалась со вкусом, согласно огромному кошельку родителей, живущих в фешенебельном районе городка на Зеленой улице. Она шла с грацией, достойной только модели. При этом Пипетка прижимала к впалым бокам светло-коричневую кожаную сумочку, боясь выронить сотовый телефон. За него родители могли бы просто свернуть ее тощую шейку. Лапа понуро семенила рядом с Пипеткой – нервная девочка, обычно во время ходьбы изучающая свои потертые туфельки, что приносило ей ни мало неприятностей. Теплый апрельский ветер теребил на ее плечах неброский синий плащ, забирался к ней в густые смоляные волосы, игриво бросая челку на лоб. Девочка не замечала ни челки, ни ветра.
    Они только что убежали от озабоченных половым созреванием старшеклассников и теперь предпочитали молчать, так как все слова отдали этим наглым парням.
    Рая-толстуха проводила взглядом промчавшийся мимо Мерседес, принадлежащий, скорее всего, какой-нибудь шишке с Золотоперерабатывающего завода, остановилась и откусила порядочный кусок яблока.
    - Может, зайдем в кафе?
    - А чё?! Давай завалимся! Схаваем по мороженному и по домам: мать завтра меня поведет в «Романтику» - ну знаете, такой салон красоты… - громко ответила Пипетка и как бы нечаянно дотронулась до сумочки. – Нужно вести себя хорошо. Хотя бы до завтра, - спохватилась девочка.
    - Я все деньги истратила в школе, - сказала Лапа, не поднимая головы и не сбавляя шага, - может, в долг дадите? – немного подумав, спросила девочка.
    - Ага! У нас бабло куры не клюют, чё ли! Чё ж ты, Лапа, так лохонулась? – спросила Пипетка и толкнула девочку в бок.
    - Ну… тогда я пойду домой. Счастливо, девчата. – Лапа ускорила шаг и просеменила мимо Раи-толстухи. Та, прищурившись, посмотрела на девочку, откусила яблоко, немного пожевала и крикнула вдогонку:
    - До понедельника пойдет? – Лапа остановилась и обернулась. Потеребила свой плащик.
    - Хорошо, мама получит зарплату как раз в понедельник … - она опустила глаза и подошла к подругам. К единственным подругам, хотя и знала, что те терпят ее только в качестве диковинной зверушки – пугливой и нелюдимой, которая иногда может рассказать интересную, где-то вычитанную историю.
    - Ну-ну, - процедила Пипетка и стала переходить дорогу. Как ни странно, но ни одна машина не выскочила из-за поворота. Лапа же была уверена, что как только она сама ступит на асфальт, то тут же появится сумасшедший водитель и, в лучшем случае, обдаст ее пылью. Желая перестраховаться, девочка прижалась к потному пиджаку Раи и вместе с ней перебежала дорогу.
    Девочки прошли мимо ресторана «Подкова», миновали Бизнесс-центр, свернули за угол и очутились в глухом дворике, сплошь заставленном автомобилями. Здесь скрывался вход в самый дорогой ночной клуб в городе - «Паприка». А также располагалось небольшое летнее кафе, тоже не дешевое. Кафе называлось «Страсть», и Лапа иногда размышляла, что такое название может прийти в голову, если хозяином заведения владеет страсть к деньгам.
    Девочки сели за свободный столик с видом на автомобильную стоянку и, дождавшись мороженного, накинулись на лакомство. Несколько минут они ели молча. Наконец, Рая-толстуха облизала испачканную шоколадом ложечку и бросила ее на дно опустевшей пиалы. Раздался мелодичный звон.
    - Люблю я это дело!
    - А то, - поддакнула Пипетка, отправляя в рот только вторую ложку с изрядно подтаявшим мороженным.
    - А сколько оно стоит? – тихо спросила Лапа, рассудив, что такое вкусное клубничное мороженное просто не может быть дешевым.
    - Это тебе не стаканчик «Птичье молоко» - «Баскин Робинс»! – многозначительно протянула Рая. - Не тушуйся, я же дала в долг.
    - Всего пятьдесят рублей – а вдруг не хватит?
    - У меня денег нет, - с расстановкой отчеканила Пипетка, больше не притронувшись к мороженному. Рая-толстуха неопределенно пожала плечами. Лапа тяжело вздохнула, быстро подсчитав в уме, что осталась без завтраков, по крайней мере, в течение будущей недели.
    - Лап, а у тебя отец правда пьет? – неожиданно спросила Рая-толстуха, глядя куда-то в сторону. Пипетка посмотрела на ответчицу. Лапа заметно побледнела и спрятала худые руки под стол.
    - Нет, кто тебе сказал?
    - Говорят… - протянула Рая и встала, - ладно, мне домой пора. Мамка обещала сделать торт, надо успеть, а то братец все сожрет. – Она, не попрощавшись, ушла.
    - Погоди… - спохватилась Лапа, когда поняла, что вредная девчонка не заплатила. Она повернулась в Пипетке и с ужасом обнаружила, что та стоит у стойки и платит за себя. Девочка улыбнулась официанту и, что-то сказав, словно старому другу, быстро скрылась в глубине кафе. Лапа догадалась, что там есть второй выход. Официант лениво потянулся, взял толстую черную папку и медленно направился к застывшей Лапе. Девочка не верила, что все это происходит с ней. Чем ближе подходил официант, тем шире растягивалась его чеширская улыбка. Вскоре Лапа уже ничего не замечала, кроме этой безумной белозубой улыбки. Ей стало казаться, что к столику приближаются гигантские зубы, обрамленные блестящими алыми лентами. Мысль о том, что Лапу собираются съесть, в этот момент не казалась такой уж и сумасшедшей.
    - Твой счет, – сухо произнес официант и шлепнул папкой о стол.
    - П… Почему мой?… А… А девчонки? О-они заплатили? – со слезами спросила Лапа.
    - Слушай ты! – Официант наклонился к столику, его улыбка исчезла. Теперь девочка смотрела в голубые глаза. Вокруг них змеились многочисленные лопнувшие сосуды.
    - Почему ты… - стала мямлить Лапа.
    - Или гони бабки или…
    - Но я…
    - Угребывай отсюда! И в следующий раз…
    - Как… П-поч…
    - Когда ты, лохушка, здесь появишься, я разобью твою…
    Лапа не стала дослушивать. Ее лицо уже блестело от слез. Она вскочила со стула и бросилась к манящему выходу на улицу Мира. Ей показалось, что официант стал смеяться вслед. Страшное унижение, даже хуже издевок подруг и одноклассников. Здесь замешаны деньги. И Лапа не могла отпарировать слова официанта, используя преимущество интеллекта. Обычно она так делала в школе, когда нападки становились невыносимыми. Но сегодня совсем другое дело – она ничего не могла сделать. Ему были нужны деньги, которых у девочки недостаточно. И он имел право назвать ее «лохушкой» и еще кучей обидных слов, которые она не дослушала. Поэтому Лапа бежала, пытаясь скрыться от убийственного стыда. Она бежала до самого Западного микрорайона, и только во дворе перевела дух и пошла к своему подъезду. Слезы высохли, колени болели, так как кто-то из добрых прохожих несколько раз ставил подножки. Девочке захотелось покурить. Эту привычку она скрывала даже от подруг. Эта привычка была второй ее отдушиной. Первой был Роб. Именно ему она сегодня и собиралась рассказать все, как есть. Роб не секрет, он являл собой еще один кирпичик в стене насмешек. Но Роба трогали не часто, наверное, интуитивно связывая его с нездоровой психикой. Как правило, с сумасшедшими стараются не связываться.
   
    Грязная коричневая дверь в квартиру на втором этаже была приоткрыта. Лапа осторожно прошмыгнула внутрь, остановилась в темной прихожей и прислушалась. Пахло застарелым потом, сыростью и перегаром. Она пригнулась и попыталась рассмотреть в темноте ботинки. Как и ожидала, отец сегодня был дома, а перегар говорил о том, что он снова пьян. Из-за закрытой двери родительской комнаты послышался тихий вскрик. Лапа удивилась, что не услышала удара – обычно отец бил жену не скрываясь. Иногда, когда мать теряла сознание, он приходил к дочери. Лапа разулась и тихо проскользнула в свою маленькую комнату. Она бесшумно закрылась на защелку, бросила надоевший рюкзак около кровати и повалилась на подушку. Сердце билось слишком быстро, она никак не могла успокоиться. Единственным способом привести нервы в порядок - это сесть за письменный стол, открыть дневник и написать письмо Робу.
    Спустя несколько минут, девочка так и поступила. Переодевшись в домашний халатик и сбегав на кухню за чаем и белым хлебом, она села за письменный стол и рассеянно посмотрела в окно. Приближался вечер, над крышами домов разлилось кровавое зарево, иногда кричали дети, забывшись в своих девственных забавах.
    - Как же начать? – Лапа задумчиво покусала колпачок, который за долгие месяцы превратился в пластмассовую мочалку. Мерно и убаюкивающе тикал будильник, горела настольная лампа.
    Здравствуй, милый Роб. Я не писала тебе довольно долго, и теперь у меня накопилось много новостей. Думаю, тебе будет интересно… Ну, во-первых, успеваемость у меня не хромает, даже наоборот – радостно скачет от контрольной к контрольной, оставляя за собой трупы завистливых подружек. С друзьями как-то не ладится… Хотя, когда у меня с ними что-нибудь ладилось? Буду честной – ты мой единственный верный друг.
    Толстая Райка и вредная Пипетка выставили меня сегодня полной дурой. Извини за ругательства, но я так больше не могу. Это было ужасным унижением. Не буду утомлять тебя подробностями, скажу только, что здесь замешаны деньги. Ничего, послезавтра контрольная и я им отомщу. Сейчас я злорадно улыбаюсь, если, конечно, тебе интересно.
    Не знаю, почему-то моя жизнь медленно, но неуклонно проходит мимо… Наверное, я так и останусь никому ненужной серой мышкой, у меня никогда не будет парня и настоящих подруг. Кроме тебя, конечно. Знаешь, мне хотелось бы тебя увидеть. Быть может, вместе мы бы расправились с этим злобным миром. Но ты вечно занят и не можешь приехать. Знай, я буду ждать – столько, сколько нужно.
    Думаю, все-таки совет мне бы не помешал.

Оценка: 6.00 / 1       Ваша оценка: