Творчество поклонников

Русская история. Фокусник

Добавлен
2006-03-06 18:22:29
Обращений
5320

© Юра Оборотень "Русская история. Фокусник"

   «И вы еще отомстите тем, кто насыщается, в то время как прочие жаждут»
    [Стивен Кинг, «Иерусалимов Удел»]
   
    Часть 1. Фокусник
   
    1
   
    Он шел.
    Низко опустив покрытую капюшоном голову, засунув руки в карманы широких, свободных штанов.
    Противный холодный дождь моросил с покрытого мрачными скалообразными тучами неба.
    Его куртка уже давно насквозь промокла, но он, казалось, не замечал этого.
    Просто шел и все. Даже не смотря куда именно. Его глазам виделось только черное бесконечное полотно асфальта. Местами попадались лужи, и он не обходил их, а проходил. Когда-то белые кроссовки стали серыми и хлюпающими при каждом движении.
    Под внезапными порывами ветра он не ежился и не трясся, будто и не существовало вокруг абсолютно ничего. Будто он был один во всем мире. И будто этот мир не принимал его.
    Смешно? Нелепо?
    Да так оно и было.
    Редкие прохожие, идущие навстречу, либо не замечали его, либо одаривали беспокойным взглядом и спешили дальше, по своим делам, стараясь забыть этого вечернего парня с пустыми глазами.
    Ослабленные ранней осенью листья кружились и падали на землю. Красивые, еще вроде бы полные жизни, но уже давно мертвые.
    Еще, но уже…
    Парень резко остановился и всмотрелся в один из листьев, впечатанный чьим-то безжалостным ботинком в грязь. Он был почти что уничтожен. Но его края, тронутые багрянцем, смотрелись в темном месиве неким чудом. Волшебством.
    СТАРЫЙ ДОБРЫЙ ФОКУСНИК решил показать вам свои фокусы, детишки! Смотрите! Вот он – жив!
    Смотрите! Вот он – мертв!
    Вжик, вжик, жив-жив…
    Парень плюнул на лист, отошел на пару шагов назад, разбежался, и проскользил по нему. Подошвы кроссовок издали противный звук и чудный лист исчез.
    - Пока, братишка, - сказал парень и продолжил свой путь.
    Он прошел немного дальше, по уже пустынной, улице и свернул в неприметную арку. Пройдя через нее, он оказался в одном из многочисленных дворов, однообразных и одинаковых, кои есть в каждом спальном районе.
    Убого смотрящиеся качели и еще что-то непонятное, должное обеспечивать радости детства, парень встретил кривой ухмылкой. Но не это было его целью. Не этот занюханный, задолбаный жизнью двор, с разбитой вдребезги дорогой, с лавочками, на которых лишь благодаря непогоде не было вечно пьяных ублюдков…
    Он с некоторым уважением посмотрел на огромный серебристый джип, стоящий возле более-менее благопристойного подъезда.
    Все-таки, везде есть ЛЮДИ. И хотя парень подозревал, что владелец этого джипа может быть тупым кретином, говорящим звОнить с ударением на первый слог и думающим, что он и есть пуп земли, но… Он больше уважал ТАКИХ, чем всех остальных. Тот, кто чего-то добился в жизни представлял из себя настоящую личность. А эти… Он достаточно насмотрелся на МУЖИКОВ, трясущимися руками разливающих водку в детском садике и говорящих через каждое слово «бля».
    Он их ненавидел.
    Но и это не было главным сейчас.
    Парень, аккуратно, можно сказать – степенно, всунул в уши наушники и включил плеер. Ему сейчас было все равно, что там играет, что издает эта маленькая, как будто спичечная, коробченка. Лишь бы играла. Лишь бы пела.
    Он огляделся по сторонам и тихонько свистнул.
    Потом еще раз, немного громче.
    Из темноты, навстречу ему, выбежало маленькое ушастое существо.
    Остановилось, склонив голову набок, и скептически оглядело.
    - Привет, - тихо сказал парень и присел на корточки.
    Существо, оказавшееся собакой, взвизгнуло и побежало к нему, бешено виляя хвостом. Парень не сопротивлялся, когда грязные лапы принялись скользить по одежде, а шершавый, горячий язык, стал облизывать лицо.
    - Ну, хватит, хватит! – отмахнулся он наконец. Собака, восторженно поскуливая, села напротив него, переминая с ноги на ногу.
    - Как же тебя зовут? – проговорил парень задумчиво. – Джек? Нет, нет, не так… Бобик? Слишком банально. Норд? Слишком редкое имечко для такого оборвыша, как ты, да? Малыш?
    Собака коротко гавкнула и сорвалась с места, чтобы опять угостить парня новой порцией своей любви. Но тот остановил ее.
    - Постой, братишка. У нас с тобой есть дела и поважнее, ведь так?
    Он медленно положил ладони на мохнатое горло собаки, пальцами чувствуя горячий пульс и твердость хряща.
    Малыш замер.
    - Думаю, ты меня простишь за то, что я сделаю, но так должно быть и никак иначе.
    Он не сказал своему молчаливому собеседнику, что ИНАЧЕ может быть. И если оно будет, то…
    Об этом парень не думал.
    Еще раз оглядевшись по сторонам, он почти вплотную приблизил лицо к морде собаки, уткнувшись своим носом в ее, мокрый и холодный.
    Потом отпустил горло Малыша, закатал рукав куртки и просто вытянул вперед руку, сжатую в кулак.
    - Давай же…, - прошептал он, нервно облизывая губы.
    Пес жалобно заскулил, поджав хвост, и на мгновение парню стало его жалко. Но лишь на короткое мгновение. Он отогнал слабость проверенным способом – вспомнив одну вещь, ради которой он и делал все это.
    - Давай… - процедил он сквозь сжатые зубы.
    Собака открыла пасть и сомкнула челюсти на кулаке. Осторожно.
    Очень осторожно.
    А то, что было дальше…
    Малыш стал насаживаться на руку. Из его горла доносилось бульканье, живот дергался в спазматических рвотных судорогах, но он продолжал… Шел вперед, цепляясь когтями за землю. Парень чувствовал раскаленную нежную плоть, сквозь которую двигался его кулак.
    Пес зажмурил глаза и из-под его век, как показалось парню, потекли слезы.
    Ну и к черту! Он был заворожен тем, что происходило.
    Раздался щелчок – это рука преодолело самое узкое место глотки.
    Кошмарная перчатка продолжала одеваться, причем весьма легко. Парень даже и не напрягался. Это было… это было интимным процессом. Как будто он проникал в девственное лоно прелестницы. Оно сжимало со всех сторон и…
    У него началась эрекция. Он просто не мог себя остановить, контролировать. Да и не хотелось особо.
    И вот, наконец, пальцы смогли уцепиться за что-то внутри пса. Он сжал это «что-то» посильнее, шумно набрал полную грудь воздуха и быстро дернул руку на себя.
    Собака квакнула и упала, перебирая дрожащими в судороге лапами.
    Парень брезгливо осмотрел свою руку, по локоть темную от крови и всего того, что содержалось во внутренностях. Изо рта Малыша тянулся тонкий канал кишки. Парень чистой рукой достал из кармана пакет, встряхнул его, раскрывая, и бросил туда воняющий ком, до недавнего времени весьма сносно переваривающий любые продукты с ближайших помоек.
    Возбуждения и эрекции как не бывало. Он аккуратно сложил ручки и крутанул пакет, делая из него своеобразный куль.
    Вот и все.
    Взъерошенное тело Малыша недвижно лежало в осенней грязи, а на его морде застыли две влажных дорожки. Наверное, от слез. Если только собаки могут плакать.
    Парень довольно рассмеялся.
    А когда неожиданно зазвонил телефон, он вздрогнул и чуть ли не выпустил пакет с ужасным содержимым из рук.
    Достал орущую трубку, поднес ее к уху, предварительно вытащив наушник, и сказал:
    - Алё?
    - Макс! Ты где? Я сегодня не могу с тобой встретиться.
   
    2
   
    Кристина отпила глоток молочного коктейля, при этом из трубочки ей на кофту упала пара капель напитка, и она чертыхнулась. Полезла в сумочку за салфеткой, думая о том, сумеет ли полностью избавиться от белесых пятен на черной кофте. Ее парень, Руслан, сидящий рядом, похоже не обратил внимания на переживания своей подруги. Он болтал с кем-то по сотовому, стараясь успеть окончить разговор к началу сеанса.
    По правую руку место пустовало.
    Они находились не в самом лучшем секторе кинотеатра, с краю, и от прохода Кристину отделяло то самое пустое кресло. Что тоже было странным, так как до начала оставалось совсем немного, а зал был забит полностью и, казалось, это место номер 55 выглядело как дырка в сплошном ряде здоровых зубов.
    «Ночной дозор, всем выйти из сумрака, твою мать», - мелькнуло в голове Кристины. Капли коктейля вроде бы исчезли, но кто их знает. Подсохнув, они могли украсить платье самой Моники Левински.
    «Подам в суд на производителя. Скажу, что пострадала за любовь к молочному. Молочнице», - Кристина тихонько прыснула в кулак, и Руслан с недоумением посмотрел на нее.
    Все нормально, отмахнулась она. Все нормально.
    Да.
    Свет принялись постепенно приглушать, погружая зал в темноту. Подсвеченные ступеньки и номера рядов смотрелись как какой-то трап на межгалактический корабль.
    Руслан закончил-таки разговаривать и засунул телефон в джинсы.
    - Кто звонил?
    - Да, пацан один знакомый, со школы. У нас встречу выпускников организуют.
    - Пойдешь?
    - Не знаю, - Руслан неопределенно пожал плечами.
    Стало окончательно темно, и вспыхнул огромный экран. Кристина заерзала в кресле, устраиваясь поудобнее и мало обращая внимания на начавшийся обзор фильмов, которые ей следовало бы посмотреть в будущем, как добропорядочной гражданке
    Когда «уютное гнездышко» было сделано, как раз закончился ознакомительный блок и начался фильм.
    Русская история на западный манер. Н-да, эта реклама вызвала в кинотеатры миллионы людей, чтобы потом они смотрели опять ту же самую рекламу. Пейте «Нескафе», товарищи, ибо Антон Городецкий классный мужик.
    Ага, русская история… Стара, как мир – перенять, да напихать побольше перенятого в каждую минуту фильма. Как будто режиссер ждал того момента, когда ему позволят посидеть за компьютером, и вот теперь он до него дорвался…
    Кристина зевнула, прикрыв рот ладошкой.
    Мощный звук сотрясал барабанные перепонки, и ей это не нравилось. Вообще, идея принадлежала Руслану – он был любителем развлечений такого рода. Даже пописывал вроде бы что-то, фантастическое, на досуге.
    Но ей были по душе другие идеи. Ну, например…
    Она переместила руку на бедро Руслана, потом погладила его внутреннюю часть, с удовлетворением чувствуя, как в джинсах взбухает что-то твердое.
    О, да, теперь Кристине все больше и больше начинал нравиться кинотеатр. Вернее – его темнота.
    Она уже было начала расстегивать Руслану ширинку, как вдруг движение сбоку заставило ее остепениться.
    Руслан, то ли облегченно, то ли разочарованно, вздохнул и обратил все свое внимание на экран.
    Спугнувшим влюбленную парочку оказался тот самый временный владелец пустующего кресла. Очевидно, он опоздал и вот теперь усаживался. Краем глаза Кристина видела, что он даже не попытался снять со спины весьма объемистый рюкзак, а просто так плюхнулся в кресло.

Оценка: 8.00 / 2       Ваша оценка: