Творчество поклонников

Русская история. Фокусник

Добавлен
2006-03-06 18:22:29
Обращений
5321

© Юра Оборотень "Русская история. Фокусник"

    А они, хоть и трутся друг об друга, ничего не знают. Пребывают в неведении, как святые дети. И все бы хорошо, если бы она не врала. Что может быть проще ЧЕСТНОГО расставания?
    Макс достал из пачки новую сигарету и закурил ее.
    - Кристин, что может быть проще?
    - Я не знаю.
    - Руслан?
    Тот коротко пожал плечами.
    - Зато я знаю. Проще честного расставания может быть только честный перепихон без обязательств. Когда тебе все равно, кто там и что, лишь бы в месячные не попадать. Но и тут нужна ЧЕСТНОСТЬ! Если что-то не так, если какая заноза сидит в сердце или в жопе, то скажи! Что скрывать?! Что тянуть жилы? Деньги? Время? Жизнь, в конце концов!? Но моя любезная девочка так не считала. Она думала, что иметь три пистона про запас есть гуд. И морочила мозги. Не мне, нет, всем НАМ – троим. А я, представляете, даже жениться на ней собирался. Чесн слово.
    Макс сплюнул прямо на кафель и вытер губы.
    - Кончаю. Нету больше мочи. Как говаривала Татьяна Ларина. Теперь вы. Толкнете свою речь?
    - Максим, ты все не так понял! – в одном порыве выдохнула Кристина.
    - Да что ты? Не может быть! – протянул он противным, писклявым голосом.
    - Может! Руслан мой друг! Просто друг! И нет никакого третьего! Я не знаю, о чем ты говоришь! Откуда ты это взял? Придумал?! Мне хорошо только с тобой и я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ!
    Руслан, пораженный, обернулся к Кристине, но та не заметила
   
    (или ПОСТАРАЛАСЬ не заметить)
   
    его взгляда.
    - Ух ты! Ты слышал, Рус? Меня, говорит, любит. Это что ж, я единственный?
    - Да!
    - О как… Вот тебе бабка и Юрьев День. Приехали. Не знаю, что и сказать. Может ты, Руслан, порадуешь нас своими речами?
    - Какого хрена? – лишь удалось просипеть парню и все.
    - Вот и я спрашиваю – какого хрена, Кристин? С каких это пор ДРУЗЬЯ трахают своих ПОДРУГ?
    - Он…
    - Да-да, он. А кто же еще? Правда, есть и третий, но его мы сейчас трогать не будем. Кто его знает, вдруг он уже и не хочет с тобой встречаться. А Рус хочет. Еще как хочет, так ведь, Рус? Хочешь ее трахнуть?
    - Я. Не. Хочу…
    - Вот ты и попался! Вот и врешь! – Макс искренне рассмеялся. В его глазах прыгали смешинки. Он указывал на Руслана, куда-то в район его паха и Кристина, проследив за ним, вскрикнула. До этого она видела такое множество раз, но чтобы ЗДЕСЬ? В такой момент? Она просто не могла сообразить, как такое имело возможность сложиться. Руслан, похоже, испытывал те же ощущения, смотря на свои вздыбившиеся джинсы.
    - О, как это будет сладко! Засадить свой кол в нее, когда яйца аж сводит! Да, Рус? Спустить в эту дуру все то, что накопилось? Хочешь? Так трахни!
    Крик, таившийся внутри Кристины, все же нашел выход и начал набирать мощность, когда она увидела то, что начал делать Руслан. Не слушающимися пальцами он принялся расстегивать ремень, чуть ли не оторвал пуговицу и рванул молнию вниз. Но ее вопль был бесполезным, так как из широко открытого рта не выходило ничего, кроме приглушенного стона. Крик был в голове.
    - Поаккуратнее, не прищеми пичужку, - прокомментировал Макс, с интересом наблюдая за Русланом. Тот, справившись со штанами, стянул трусы и остался ПОЧТИ голым. В куртке, со стоящим членом, приподнимающим свитер и с комом одежды внизу, не снятой только лишь благодаря ботинкам. А их Макс не приказывал трогать.
    - Раздевай, - коротко сказал Максим.
    - Что ты делаешь. Руслан!? Почему ты слушаешься его?! – воскликнула Кристина, пятясь назад. И только усилившаяся боль, пробившая тело, заставила ее понять – ПОЧЕМУ.
    Он руководил ими. Каким-то образом ему удалось подчинить их своей воле. Но как?! Такого быть не могло в природе, а уж в природе Макса – точно! Думала ли Кристина, что когда-нибудь обычный, простоватый парень, вечно слушающий плеер, сможет сделать нечто такое?
    Не думала, скажем откровенно.
    А Руслан тем временем прижал к себе ослабшее от боли и мыслей тело Кристины. Его руки забрались под юбку, нащупали трусики и он рывком сдернул их.
    - Чистая символика, - сказал Макс. – В таких трусишках можно простудить все причиндалы. Да к тому же и в чулках… - он укоризненно погрозил пальцем. – Как же так, Кристин? Для меня ты их одевала только по очень уж большой просьбе, а тут… В кино, на встречу с другом и – в чулках! Ай-я-яй!
    - Да пошел ты, придурок, - одеревенелыми губами сказала Кристина. Ответ не заставил себя ждать. Но на этот раз Макс действовал изощреннее.
   
    (если только это действительно был ОН, а не… А что «не»? Кто еще мог делать все это? Никто.
    Никто.)
   
    Боль стукнула в голову, прокатилась теплой волной по затылку, шее и спине, оставляя после себя безумный, вызывающий слезы, след.
    Руслан прижал Кристину к стене, обхватил руками бедра и приподнял ее, тут же введя член в сухое влагалище. Девушка коротко вскрикнула и попыталась отстраниться от парня, но тщетно. В того будто вселился демон, делающей его необыкновенно сильным и жестоким. Он сделал пару движений, принося ей новую боль, но тут, как ни странно, мучения прервал Макс.
    - Потерпи немного, Рус. Поставь девочку на пол. Я приготовил для вашей любящей парочки сюрприз.
    Сквозь туман, стелящийся перед глазами, Кристина увидела, как Макс спрыгнул с подоконника и наклонился, чтобы расстегнуть рюкзак. В голове у нее промелькнула безумная мысль, что именно сейчас
   
    (и НИКОГДА больше. Никогда, она это знала)
   
    можно попытаться что-то изменить. Ударить его по голове.
    Убежать.
    Скрыться.
    Позвать на помощь.
    Да что угодно, лишь бы…
    …закончилось все это.
    Но она не могла. Как и Руслан, тупо слушающийся всего, что приказывал ему Макс.
    Тем временем тот достал из рюкзака темный полиэтиленовый пакет.
    - Я никогда не был в секс-шопах, признаюсь честно. Да и к чему, если у меня столько фантазии? Вы в этом убедитесь, не сомневайтесь, - легкая улыбка парила на его губах. – Эти игрушки заведут вас, как кроликов, и что сможет вас остановить? Да, пожалуй, ничто.
    Он аккуратно поставил пакет на пол, раскрутил ручки, стягивающие его сверху и Кристину почти тут же затошнило от омерзительной вони. Руслан побледнел, но его руки продолжали цепко держать девушку за талию.
    - Вот, мои хорошие. Чтобы не забеременеть, нужно пользоваться средствами. Дядя Максим приготовил их для вас. Пришлось повозиться, ну да ничего. Мне не привыкать. Лишь бы вам было хорошо.
    Парень запихнул руку в пакет и извлек на свете нечто длинное и узкое, действительно похожее на раскатанный презерватив. Вот только Кристина знала, что это отнюдь не он.
    У нее закружилась голова.
    - Наденешь на свой конец, - сказал Макс и бросил мерзкую вещь в Руслана. Она шлепнулась об его плечо и повисла, издавая резкий запах.
    Кристина со стоном отвернулась, удерживая внутри в себе все то, что рвалось наружу.
    - Псих…
    - Ой ли, девочка моя! – Макс подошел к ним, держа в одной руке покачивающийся пакет. – Одевай, Рус. А я пока займусь нашей шлюшкой, пусть примет тебя жаркая и мокренькая. Я ж представляю, как неудобно. Все равно, что в наждачку дрочить.
    Он приблизился к Кристине, зажав дымящуюся сигарету между зубов, внимательно оглядел ее и сказал:
    - Что ж ты наделала, дура?
    Кристина молчала.
    - Ведь я может быть любил тебя, деточка. На самом деле. Искренне.
    Макс раскрыл пакет.
    - Раздвинь ножки, очень тебя прошу.
    Девушка поставила ноги чуть шире плеч, уже особенно не удивляясь тому, как тело абсолютно ей не подчиняется. ЕЕ оставался только мозг, запертый теперь в чужом и отвратительном в своих поступках теле.
    Она могла лишь безропотно наблюдать за всем происходящим как бы со стороны, но этой стороной была она сама.
    Макс вытащил какую-то темную, растекающуюся массу, и принялся смазывать ею промежность девушки. Его пальцы, твердые и вовсе не нежные, проникали повсюду. Кристина чувствовала, как по ногам потекли струйки того дерьма, что использовал сейчас Максим и ей неистово захотелось потерять сознание. Отключиться, и пусть потом он делает все, что хочет. Но это было невозможно.
    …невозможно, ибо ИГРАЕШЬ ТЫ ПО МОИМ ПРАВИЛАМ…
    - Нравится? – сощурился Макс. – Если не познала всей красоты ситуации, то не за горами тот момент. Подожди немного.
    Он скомкал теперь уже пустой пакет и бросил его в раковину. Отступил в сторону.
    Теперь она могла видеть, как Руслан натягивал на свой разгоряченный конец ту ужасную штуку, что кинул ему Макс.
    - Для справки, могу тебе сказать, что это кишка. Кишка собаки.
    Из глаз Кристины покатились слезы. Она действительно умела плакать, в отличие от пса по имени Малыш.
    - Эй, Рус, приступай к своим супружеским обязанностям!
    Как робот, пошатываясь, с болтающейся слишком длинной кишкой на члене, парень побрел к Кристине.
    Повторил свои предыдущие действия и без труда вошел в нее…
    Макс встал в углу, отвернувшись от них. Он только прислушивался к приглушенным стонам Кристины, зная, как ей это все неприятно. Видит бог, ему тоже не было медом намазано, но… Он МОГ сделать так, чтобы девушке НРАВИЛОСЬ. Попозже, не сейчас. Пусть впитает в себя это, узнает, как пакостно, а потом уж настанет момент наслаждения. И после, для пущего эффекта, по новой.
    Мысль о том, КАК она только что трахалась, и что ей это НРАВИЛОСЬ, просто уничтожит ее. А если нет?
    Макс не сомневался, что Кристина все равно будет уничтожена. Так или иначе.
    Он щелчком сбил чудом сохранившийся столбик пепла с сигареты и сделал глубокую затяжку.
    Вчерашний случай, с собакой, дал ему неоценимый опыт. Через него он понял, что может ВСЕ. Абсолютно, без каких-либо ограничений. Если удалось сломать собаку, чей разум построен на грубых инстинктах, то с человеком справиться теперь было плевым делом. Разрушая эти «сейфы» он не гнался за содержимым, он гнался за РАЗРУШЕНИЕМ.
   
    5
   
    Уже давно, когда-то раньше, ему везло в картах. В школе Максима Ярославцева никогда не вызывали к доске, если он не знал урока. Так же и в университете. Учил он пару билетов, и они обязательно попадались ему на экзамене. Но жизнь перевернулась с ног на голову три дня назад.
    На автобусной остановке.
    В ожидании пустой «Газели».
    Просто ждал и никого не трогал.
    Но тот мужик, спешивший куда-то и весьма сильно толкнувший его в плечо,
   
    (ладони до сих пор саднили – падая, он уперся ими в асфальт)
   
    да еще и обматеривший, испортил все. Включая и свою собственную судьбу. Макс не смог справиться с безумной злобой захлестнувшей его.
    «Что б ты сдох, ублюдок!»
    И образ, бывший только перед его глазами, воплотился в жизнь. Мужик, не добежавший до маршрутки каких-то пару шагов, остановился, схватившись за сердце, и рухнул.

Оценка: 8.00 / 2       Ваша оценка: