Творчество поклонников

Юра Оборотень - Избранный

Добавлен
2006-03-26 08:21:28
Обращений
4902

© Конкурс Зомби секс дождь "Юра Оборотень - Избранный"

   Он стоял прямо посреди дороги. Чуть опустив голову, сложив руки за спиной. Дальний свет фар выхватил из темноты грязные остроносые туфли, прикрывающие их по каблук темные брюки и, опять же темное, полупальто.
    Вот и все – то было единственным, что успел рассмотреть Миша.
    Далее последовал судорожный визг покрышек и машину повело в сторону. Два мощных снопа света ушли в сторону, но за секунду до этого, за секунду до того, как в капоте что-то надсадно стукнуло, он успел заметить то, что потом навсегда отпечатается в его мозгу. Быть может навсегда, если есть такое понятие для людей, чьи жизни измеряются всего лишь десятками лет.
    Тот, кто встретился Мише на полпути к загородному дому, на узком, почти что одностороннем, полотне асфальта никак не отреагировал на его появление. Он так и продолжал стоять себе, как будто находился не посреди хоть и ночной, но вполне так ДОРОГИ, а будто бы вышел облегчиться перед сном, на задний двор.
    Миша уперся лбом в руль, прислушиваясь как трепещет сердце, зажатое в тесной груди. Ноги и руки мелко дрожали, а мышцы казались ватной подделкой, которую напихали под ледяную кожу.
    Он сглотнул и желудок тут же отозвался громким урчанием.
    Не зная, кого благодарить – мокрую дорогу, пославшую его в занос или хорошие тормоза, он повернул ключ зажигания, но двигатель пожелал противно заскрежетать, а не завестись.
    «Что б ты сдох!»
    Последующая попытка не увенчалась успехом. Оставалось одно.
    Миша коснулся дверной ручки, чтобы выйти наружу, да так и замер.
    Внезапно до него дошла странность и абсурдность ситуации, в которую он попал. Какой-то чертов псих, скорее всего обдолбанный нарик, расположился аккурат на встречном курсе движения любой из машин, решивших проехаться тут в…
    …в час ночи.
    - Один час двенадцать минут, если быть уж совсем точными, - пробормотал Миша, чуть приподнялся на своем месте и засунул в карман мобильник, «подсказавший» время.
    «И сколько там уже прошло, с тех пор как…?»
    Если это подстава или грабеж, почему он просидел минуты две-три и никто даже не подошел к автомобилю?
    Может быть человеку плохо?
    - Человеку плохо, - сказал он сам себе, вглядываясь в непроницаемую темноту за боковым стеклом. – Самая дурацкая отмазка в моей жизни. Если ему так хреново, тогда пускай ляжет на обочину и проспится.
    И тут же, к своему удивлению, он потянул дверную ручку на себя. Глухо щелкнул замок и внутрь салона ворвалась ночная прохлада. Взяв с соседнего сиденья куртку и накинув ее сверху, Миша выбрался наружу.
    На небе не было ни звездочки, даже луна – и та куда-то запропастилась. Где-то вдалеке, на севере, иногда мелькали огоньки едущих по НАСТОЯЩЕЙ ТРАССЕ машин. Но они были действительно далеко.
    В багажнике лежал фонарик, и Миша направился к нему. Вскоре появившейся луч казался слабым братом по сравнению с теми, что исторгали фары некстати сломавшегося автомобиля, но выбирать особо не приходилось.
    Следуя будто бы по следу скачущего светового пятна, Миша пошел к странному незнакомцу, внутренне готовясь к многообразным вариантам дальнейшего развития ситуации.
    Бежать.
    Просить о помощи.
    Помогать.
    Именно в таком порядке и никак иначе.
    Миша уже набрал воздуха, чтобы задать вполне банальный, но дико сюрреалистичный (в данный момент, в данном месте) вопрос:
    «С вами все в порядке?»
    как он, этот самый вопрос, застрял у него в горле.
    Незнакомец продолжал стоять, как не в чем ни бывало. Он хоть шевелился? Навряд ли, разве что ветер мог раскачивать эту двухметровую махину.
    Миша кашлянул, обращаясь к широкой спине:
    - Вы… э… позвольте спросить…?
    Тишина.
    Откашлявшись погромче, он повторил вновь:
    - Добрый вечер! Вы меня слышите?
    И когда незнакомец обернулся к нему, он пожалел, что так уж старался быть услышимым. Черные как смоль волосы неприятно контрастировали с бледным лицом. Над квадратным подбородком проходила плотная линия отдающих синевой губ. Но что самое страшное в нем было, так это глаза, находящиеся в темных провалах. Их будто бы и не было вовсе, но Миша чувствовал на себе пристальный, цепкий взгляд, похожий на щупальца осьминога.
    И еще – он напоминал ему наркомана.
    - Тебе привет, братишка, - надтреснутым голосом сказал незнакомец, и Миша с ужасом почувствовал, как его мочевой пузырь готовится к экстренному сбросу продукта своего воспроизводства.
    «БЕГИ!», заорал внутренний голос, но…
    Он не мог себе этого позволить.
    МУЖИК, МУЖЧИНА, ОПОРА – с такими синонимами воспитывают нас родители, и с ними же мы взрослеем. Взрослые люди не могут воспринимать такие абсурдные вещи, как внутренний голос или интуиция. Миша старался убедить себя, что ничего плохого произойти не может. По крайней мере просто так, со своим дурацким взглядом и бледным лицом, этот малый ему не опасен.
    «А если бы у него в руках был пистолет? Нож? Что тогда?»
    Тогда бы побежал, признался он сам себе, моля бога о том, чтобы так и случилось на самом деле.
    «Дайте мне только повод…»
    - У меня тут машина сломалась.
    - Правда? – «нарик», или кто он там был еще, слегка улыбнулся, - я заметил. Проблема, да?
    - Ага. Не поможешь хотя бы оттолкнуть ее в сторону? А то вдруг кто поедет…
    Желудок Миши сжался в комок, в ожидании ответа. Он думал, что странный тип ответит отрицательно или, еще того хуже, засмеется. Он просто не мог себе представить, как будет звучать смех из уст этого…
    Отморозка.
    Но все случилось иначе.
    - Конечно. Как не помочь в трудную минуту? Мы помогаем, потом нам помогают, ведь так? – рассеянный свет опущенного вниз фонарика отразился в зрачке незнакомца проблесковым маячком.
    «Бог ты мой, он мне подмигнул! Прям Петросян какой-то!»
    - Как мы будем…
    - ТЫ садись за руль, а я буду толкать.
    - Справишься?
    - Не сомневайся.
    Они пошли к автомобилю.
    «Ну надо же, он еще и ходить умеет. Гений»
    Миша плюхнулся на водительское место и нажал на кнопку стеклоподъемника.
    - Просто медленно толкай ее, ладно? А я рулем помогу.
    «Нарик» кивнул и Миша внезапно понял, что они так и не познакомились. Он опять высунулся из окна.
    - Эй, а как тебя зовут?
    - Андрей, - он стоял в освещении фар, упершись в капот руками, и казался призраком.
    - Меня Миша. Рад с тобой познакомиться, Андрей!
    - Я тоже. Поехали.
   
    Миша с уважением наблюдал, как Андрей, без видимого усилия, толкает машину. Казалось, что ему это не доставляет особого труда. Оставалось только выкручивать руль в нужные моменты, и вскоре автомобиль прижался к обочине.
    К тому времени опять пошел дождь, некстати зарядивший уже с вечера.
   
    - Спасибо!
    Миша вышел на дорогу и принялся стучать кроссовками по асфальту, старясь сбить с подошв (вымышленную) грязь. Почему-то у него присутствовало ощущение, что его по уши вываляли в дерьме.
    - Не за что, - Андрей протянул руку, и он пожал ее. Хорошо, что темнота скрывала выражение его лица, когда он прикоснулся к ледяной и твердой ладони. В ноздри шибанул затхлый запах с примесью чего-то еще… речной рыбы?
    Да, рыбы, которая лежит в пластмассовых лотках на рынке и бьется, в ожидании неминуемой смерти.
    Рыбы, которая уже ЗАВЕДОМО мертва, хотя еще и может хлестнуть хвостом и обдать вас брызгами.
    И он вздохнул с облегчением, когда их ладони разомкнулись.
    - Чего делать-то будем? Я, если честно, особо не секу, что там могло произойти. Долбаные иномарки!
    - Я тоже.
    - Придется ждать утра, кто-нибудь, да отбуксирует.
    - Наверное.
    Миша с сомнением посмотрел на Андрея. Тот отвечал односложно, но продолжал пристально глядеть на него, похоже даже и не моргая. Казалось, что он думал о чем-то другом.
    Глядя на Мишу.
    Думал о Мише и почти не слушал того, что он говорит?
    Бред.
    Ему с особой остротой захотелось, чтобы сейчас этот малый сказал что-нибудь типа «Пока, прощай, мне уже пора» и чтобы он ушел. Растворился в гребаной темноте, как гребаный призрак, на которого он так гребано похож.
    «Мечтать не вредно», пропел внутренний голос торжественно.
    Воцарилось неуютное молчание.
    Маши пнул колесо и посмотрел в мрачное небо – оттуда падал дождь, приятно охлаждая непонятно почему разгоряченное лицо.
    - Хорошая погодка, - раздался хриплый голос Андрея и Миша вздрогнул. Как раз в это же время ему попала капля в глаз, и он опустил голову, ожесточенно потирая его.
    - Куда уж лучше. Курорт!
    - Ну да. Такие погодные явления благоприятствуют изысканным манерам.
    От удивления у Миши открылся рот.
    - Чего?
    - Ты же не хочешь прослыть человеком, не отдающим долги?
    - Какие долги? – он опасливо отступил на шаг назад.
    - Какие? Уже не помнишь? Ты же согласился с моим условием.
    - Условием? – переспросил Миша, прикидывая, успеет ли он заскочить внутрь салона и закрыть замки. Хотя какой смысл? Этот парень к чертовой матери разобьет все стекла!
    - Да. Мы помогаем, потом нам помогают, ведь так? Я тебе помог, теперь твоя очередь.
    - Ах, это! – Миша облегченно выдохнул. – Сколько?
    - Я тебя не понимаю, - Андрей склонил голову на бок, засунув руки в карманы брюк. Он стоял, перекатываясь с пятки на носок.
    С пятки на носок своих ОЧЕНЬ грязных туфель.
    «Где он только лазил?»
    - Ну, сколько денег ты хочешь? Стольник? Двести?
    - Нет.
    - Больше?!
    - Нет, мне не нужны деньги.
    - А что тебе тогда нужно?
    Дождь усилился и где-то справа, высоко в небе, полыхнула молния. По лицу Миши побежали уже вполне серьезные струи воды. Пожалуй, стоило бы залезть в машину, но…
    С этим придурком?
    Да ни за какие коврижки!
    - Мне нужен ты.
    - Я?!
    «Нет, он точно псих. Чокнутый хренов псих!»
    Андрей шагнул вперед и резко схватил Мишу за плечи. Хватка оказалась железной, и он даже взвизгнул от боли.
    Попытался вырваться, да это было бесполезным занятием. Лицо Андрея маячило рядом, почти вплотную, но он плохо видел его из-за неожиданно брызнувших слез, дождя и…
    Боли.
    - Я сослужил тебе хорошую службу.
    При каждом слове Мишу обдавала тошнотворная вонь. Что удивительно, он, не смотря на свое состояние, успел заметить, что нескольких передних зубов у Андрея не хватало.
    - Теперь ты сослужишь мне хорошую службу. Баш на баш. Закон равновесия и все такое, ты согласен?
    - Нет! – Миша отрицательно помотал головой.
    - Согласен? – пальцы как будто проникали внутрь, бесцеремонно вторгаясь под кости, продавливая мышцы.

Оценка: 0.00 / 0       Ваша оценка: