Творчество поклонников

Юра Оборотень - Избранный

Добавлен
2006-03-26 08:21:28
Обращений
4899

© Конкурс Зомби секс дождь "Юра Оборотень - Избранный"

    Миша тихонько заверещал.
    - Да! Да! Я согласен, согласен! Только отпусти!
    - Я отпущу, но ты будешь меня слушаться, плохой мальчик. Так?
    - Так!!!
    - Ты должен помнить, что твое секундное неповиновение приведет к агрессии с моей стороны. И тогда я за себя не ручаюсь. Вряд ли ты захочешь лишиться своего уха, или носа, или яиц. Так?
    - ДА! Да, так! – простонал Миша.
    - Отлично.
    Андрей отпустил его плечи и быстро рывком развернул, оттащил немного вбок и припечатал лицом к багажнику.
    - Спокойно, приятель.
    - Что ты собираешься делать?! – боль охватывала всю спину, от шеи до поясницы, будто Мишу охаживали огненным кнутом. Сильная рука держала его за волосы, не давая возможности двигаться, но рот был свободен и он задавал вопросы.
    - Я собираюсь получить от тебя помощь.
    - Какую на хер помощь?!
    - Узнаешь.
    От прикосновения холодных пальцев Миша чуть ли не заорал, но неимоверным усилием воли сдержал себя.
    А когда его спортивные штаны грубо сдернули вниз, он все-таки не сдержался. Затрепыхался, извиваясь и стараясь выбраться из-под стального пресса в лице Андрея.
    - Не ори ты, глупышка, не ори, - почти ласково проговорил он и с размаху стукнул ребром ладони в основание черепа Миши. Тот обмяк, потеряв сознание на короткое время.
    Андрей быстро расстегнул ширинку своих брюк и аккуратно спустил их вниз, стараясь, чтобы верх не запачкался об туфли и мокрый асфальт. Дождь барабанил по темно-синему «форду», придавая этой ночи неповторимый…
    - Ритм, - он облизнулся темным языком. – Ритм ЖИЗНИ.
    Завели руки Миши за спину, и зажал их в одной своей ладони, благо сил на это хватало.
    Другой рукой слегка раздвинул ягодицы парня и приставил туда свой член. Большой и толстый, как дубинка милиционера, он был темно-серого цвета, с многочисленными язвами и рубцами. Казалось, что головку искусала целая стая маленьких крысенышей, предварительно содрав в некоторых местах когда-то нежную кожу. Теперь там виднелась блестящая, с бордовым прожилками, плоть.
    Он провел ладонью по крыше машины, и обтер член собранной таким образом влагой.
    Миша что-то промычал, приходя в сознание, но Андрей не обратил на это внимания. Слегка отклонил таз, а потом, с силой, подал его вперед.
    Из горла Миши полился леденящий крик, но он вызвал на лице Андрея лишь легкую улыбку.
    И это было максимумом, так как большего из мертвого лица нельзя было извлечь. Он делал свое дело, стиснув зубы и сведя брови у переносицы. Миша слабо дергался, вскрикивая при каждом движении, насаженный на огромный член. По его бедрам текла теплая кровь из разорванного в клочья ануса, а сознание временами то мутнело, то прояснялось, и неизвестно что было лучше.
    Нельзя сказать, сколько времени длилась это действо, но вот Андрей начал убыстрять свои движения.
    Сильнее.
    Глубже.
    Четче.
    Крик Миши перестал разделяться на промежутки, он перешел в стадию непрерывного и непрекращающегося.
    - О, деточка, ты просто супер! Просто супер! СУПЕР! – шептал Андрей, смотря в дождливое небо. Когда капли падали на его глазные яблоки он даже не вздрагивал, а они так и застывали там маленькими лужицами, так как он не моргал.
    И наконец…
    Его член исторг из себя все, что мог. Землянистая, вязкая слизь заполнила кишечник Миши и, не найдя дальше пути, начала выливаться через естественный выход.
    С чавкающим звуком Андрей вышел из него, будто вынул пробку из бутылки. Посмотрел вниз и с удовлетворением щелкнул по своему по-прежнему вздыбленному «хозяйству». Оно и не думало опадать. В некоторых местах, после этой бешеной гонки, слезло еще немного кожи.
    Миша рухнул на колени, всхлипывая и держась за живот. Его раздирала просто сводящая с ума боль. Если бы ему предложили сейчас умереть, он с радостью бы согласился.
    Но что было самым ужасным и невыносимым, так это…
    ЕМУ ПОНРАВИЛОСЬ. В какой-то момент его член сам начал поднимать и не встал полностью лишь благодаря тому, что уперся в заднее крыло «форда».
    Он со свистом втягивал в себя воздух, не обращая внимания на слезы, градом катящиеся из глаз.
    Или это был дождь?
    На энергичные хлопки по плечу Миша никак не отреагировал, но когда его насильно повернули вокруг оси, сдирая об асфальт колени в кровь, он все же поднял голову.
    Над ним стоял, одетый сверху, но со спущенными штанами, Андрей. И его член…
    «Боже… Я не верю, не верю… Чем он болен? СПИД? Сифилис?!»
    - Осталась одна маленькая просьба, дружок. И, как мне думается, ты ее удовлетворишь. Согласия спрашивать не буду. Пососи мне.
    - Нет.
    - Ладно. Я предполагал. А теперь предположи и ты. Как ты думаешь, смогу ли я оторвать глушитель от твоего «форда»?
    - Не знаю.
    - Смогу. Поверь. Так вот – я буду всаживать его в твою задницу, сантиметр за сантиметром, пока он не доберется куда-нибудь, от чего ты не начнешь подыхать. Завидная участь, да? Наутро тебя обнаружат… в собственной машине и глушаком в жопе. Ха!
    - Сукин ты сын…
    - Возможно. Вполне возможно. Ну так как на счет второго ответа на все тот же мой вопрос – пососешь?
    Мишу затрясло, но он сказал «да», выбивая зубами мелодию страха.
    - Вау, деточка! Постарайся, милый, очень постарайся!
    Член, слегка покачиваясь, приблизился к лицу Миши и замер. Он сглотнул слюну, уставившись на него.
    - Ну же, - поторопил его Андрей. – Ну же, начинай! Но мой тебе совет – если попытаешься откусить его, то ничего страшного. Я переживу. А вот ты – нет. И глушитель я смогу оторвать даже без этой колбасы, болтающейся у меня между ног.
    С подкатывающим к горлу комком рвоты, Миша неумело обхватил член губами.
   
    ***
   
    Ушел.
    Растворился в темноте, как он и мечтал. Но все было бы в шоколаде, если бы он сделал это на час раньше. Если бы он вообще не стоял на этой дроге, поджидая нужную ему «жертву».
    Остекленевшим взглядом уставившись перед собой, Миша лежал в салоне, разложив переднее сиденье.
    Мерно двигал челюстями, пережевывая сразу пять мятных пластинок жвачки. Но от мерзкого привкуса избавиться было невозможно.
    Штаны промокли сзади от крови и в целом от дождя, прилипнув к ногам.
    На небе, разгоняя тучи, появлялось бледно-желтое солнце. Черт его знает, хорошая сегодня погода будет или нет.
    Да и не все ли равно?
    Кто он был? Хороший вопрос.
    Мертвец. Плохой ответ, не несущий в себе доброго, вечного.
    Миша поднял руки перед собой, наблюдая, как мелко дрожат пальцы. Он не знал, что от этого ему не избавиться. Никогда.
    Но он знал и другое. Это другое сидело в нем, как чужеродный организм, ворочаясь и ворча.
    «Когда ты умрешь, ты не умрешь, - сказал Андрей, застегивая ширинку. – Теперь ты мое ДИТЯ, в тебе мое семя. И став таким же… Через год? Через пятьдесят лет? Не знаю когда, но знаю точно – став таким же, ты пойдешь по миру, продолжая нести мое семя. И оно превратится в ТВОЕ, когда ты найдешь первого ИЗБРАННОГО. Не пренебрегай людьми, ибо семя, находящееся внутри тебе, созревая, будет приносить страдания»
    Вот так вот.
    А потом он ушел.
    Чтобы стать ИЗБРАННЫМ, надо быть трахнутым.
    Миша хотел громко рассмеяться, но из сорванного от крика горла вышел лишь тихий хрип.
    И когда кто-то начал стучать по боковому стеклу и он обернулся, с ужасом ожидая увидеть там черные волосы разметанные по бледному лицу, а на самом деле узрев вполне миловидное личико девушки (владелицы «десятки» с большим треугольником «У» на заднем стекле), его сердце остановилось.
    Завтра.
    Андрей ошибся – для него время нести СЕМЯ ЖИЗНИ наступит уже завтра.

Оценка: 0.00 / 0       Ваша оценка: