Творчество поклонников

Дом №9

Добавлен
2005-08-02
Обращений
6180

© Альфред Уайт "Дом №9"

   
   
   
    - Неужели ты ему до сих пор не простил?
    - Не простил чего?
    - Ладно, не притворяйся идиотом, конечно же я говорю про твое убийство!
    - Причем здесь мое убийство? Послушай, тебе поговорить больше не о чем?
    - Мне всегда есть о чем поговорить, а вот тебе нет. И сейчас мы поговорим о том, что сейчас произошло у собаки.
    - Этот засранец сам вынудил меня! – Сэт был огорчен недоверием, оказанным ему в самой прямой форме.
    - Интересно узнать: чем это он тебя вынудил? Тем, что после того как проснулся, открыл рот? Или причина кроется в его зловонном дыхании и засаленных волосах? Ты не смирился... И вряд ли когда-нибудь сможешь.
    - Со смертью нельзя смирится! Нельзя смирится с тем, что у тебя отняли! Отняли нечестно! Грязно! Я даже не был готов!
    - К смерти нельзя приготовится! А смирится можно! – Я опустил голову, чтобы не смотреть Сэту в глаза, не видеть его набухающих от слез глаз, его лицо, меняющее цвет, превращаясь в белоснежную простыню с красными, окружающими бездонный колодец эмоций, веками.
    - Ты смирился?! – кричал Он. – А ты смог смирится?! Неужели тебе не хочется отсюда выбраться?! Или, может быть, тебя не мучают мысли о том, что ты здесь не заслуженно? Или ты считаешь себя праведником, искупающим грехи невинных и виновных?! Если так, то ты идиот, блуждающий в мире иллюзий в духе Баптистской церкви! Но я не такой! Я нет, НЕТ! Если можно было бы избавится от всех этих мучений прямо сейчас, я не раздумывая сделал бы это! Но нет. Это даже нельзя назвать смертью!!! ЧЕРТОВА ПРОСТРАЦИЯ, МАТЬ ЕЁ!!!
    Я не знал, что ответить. Я не был ни праведником, ни идиотом, и отлично понимал, что смирится действительно не возможно, нельзя принять наказание. Каким бы строгим оно не оказалось, строгим или еще того хуже, несправедливым. Такова наша природа. Мы отрицаем все, что угрожает нашему благополучию, все, что угрожает нашему стеклянному и хрупкому, как песочный домик, существованию. Также я знал, что нельзя и считать наказание соизмеримым. Пусть тебя собьет машина на проезжей части, пока ты переходил на свой свет дорогу, пусть это будет обдолбанный идиот-националист, пырнувший тебя ножом в лифте, да хоть родитель убитого тобой детища! Мы всегда найдем себе оправдание! И нельзя сказать, что мы будем не правы! Всему, что мы делаем, что-нибудь всегда способствует, и позже мы и перекладываем вину на это СПОСОБСТВУЮЩЕЕ.
    - Эд, я хочу умереть.
    - Я тоже хочу.
    - А ты не знаешь, кто еще хочет?
    - Что, хочешь открыть клуб жаждущих смерти?
    - Что-то вроде того.
    - Тогда сходи на двенадцатый этаж, там ты уж точно найдешь сотню, другую, новоиспеченных членов твоего клуба.
    - А что на двенадцатом? Не знаю. Туда просто почему-то никто не ходит. Я предполагаю самое страшное.
   
    Сэт поднялся с пола и зашагал по направлению к лестнице. Когда он вернулся, лицо его озаряла безумная улыбка во все его тридцать зубов.
   
    - Ты там был? – чуть подпрыгнув, спросил Эд.
    - Да. – Не шелохнувшись с места, и не убрав свою улыбку плавно переходящую в оскал, Сэт решил показать весь свой словарный запас.
    - Не заставляй меня упрашивать тебя, все равно не стану! – Эд уже был готов вцепится Сэту в глотку, лишь бы понять, что заставило его так странно себя вести.
    - Станешь, когда узнаешь, какого масштаба новости я принес!
    - Ну, говори!
    - Ты не мертв. И я тоже.
    - Ты на двенадцатом этаже, случайно, не грибы ли нашел?
    - Я не шучу. Мы живы. – Он перешел от одного окна к другому, заставив Эдда проследовать за ним.
    - Объяснись, пока я с тобой, ничего плохого ни сделал!
    - Мы находимся в неком подобии черной дыры. То есть, она как бы есть и, ее как бы нет. Но из нее можно выбраться. И перед нами стоит выбор, в какую сторону продвигаться, к небытию или к прежней жизни. Но как всегда, есть одна проблема: никто не знает, куда ведет дорога, одна из двух, и никто не решается и шагу ступить ни на одну из них. Но я буду первым из тех смельчаков, которые на это отважились! – Улыбка его растянулась до ушей.
    - Но что ты там увидел?
    - Его.
    - Кого Его?
    - Создателя этого чертога дома! И он не такой, каким я себе его представлял!
    - Что он тебе сказал?
    - Не важно, что он сказал мне, важно, что он скажет тебе. – В глазах Сэта заблестел огонек.
   
   
    Мне было страшно подниматься наверх, но я понимал, что буду думать об этом все время, если не поднимусь. Одиннадцатый был пуст – видимо в приемной его светлости никто надолго не задерживался.
    На лестнице, ведущей к заветной двери, лежал луч белого света. Все располагало к тому, что бы у входящего возникло ощущение будто, он находится в раю и идет на прием к любящему всех Господу. На самом деле, конечно, получалось, что находимся мы в аду и идем к самому Мефистофелю, но видимо о науке рекламного менеджмента слышали даже здесь...
    Дверь была открыта, внутри пахло апельсином и киви, посреди комнаты стоял черный стол с креслом, повернутым спинкой к двери.
    - Проходи, присаживайся, – раздался довольно низкий и хриплый голос, возможно с акцентом, но очень знакомым.
    - Я постою.
    - Это не просьба, – все также спокойно прозвучал голос сидящего в кресле.
    - Вы хотели мне что-то сказать, или предложить.
    - Вообще-то, это ты хотел, что бы я тебе что-нибудь сказал или предложил. Я не хочу перемен, никто не хочет перемен пока им не становится скучно, а мне как ты мог догадаться, скучно бывает очень редко. Ну, все же пусть дела прежде всего.
    Кресло повернулось, и за ним сидел Сэт. Улыбка, расползалась по его лицу, наблюдая за реакцией Эдда. Эд сидел неподвижно и не сказал ни слова, только глаза выкатились чуть ли не до подбородка. Лицо Сэто начало меняться и медленно обрастать волосами, только улыбка с него не сползала, постепенно превращаясь в собачий оскал.
    - Я думаю, ты уже догадался, что я немножко могу видоизменять свою внешность. Но не подумай, что это я делаю для собственного развлечения, – говорила собака, расположившись на кресле всеми четырьмя лапами. – Это, можно так сказать, для придачи нашей игре большей острастки.
    - Какой игре?
    - Той, благодаря которой один из вас окажется на свободе.
    - То есть, все, что сказал Сэт на самом деле правда?
    - Сэт сам не до конца все понял, но в общем-то, да.
    - А что вы имели ввиду под игрой?
    - Каждый день – это шаг вперед, Эд. И нам приходится его делать вне зависимости от наших желаний. В наших силах лишь определять направления этого шага, но узнать приведет ли он тебя туда, куда ты намеревался попасть можно лишь шагнув, причем не одну тысячу раз. И оттого, что ты сделаешь зависит не только твоя жизнь. Помни об этом, когда будешь выбирать свой путь, и выбор у тебя будет не простой. Если хочешь выбраться отсюда, то тебе придется убить меня, и для этого у тебя будет все. – Собака постепенно превращалась в копию Эдда. – Когда выйдешь, найдешь на лестнице нож, им ты сможешь подарит смерть любому, кто встанет на твоем пути, но что бы обрести свободу, ты должен распознать в этом любом меня. Одного из твоих знакомых никогда в этом доме не было, и мне выпала честь его заменять. А теперь иди к себе и хорошенечко обдумай то, что я тебе сказал.
    - И запомни еще одну важную вещь. Убить ты сможешь только одного человека и если это буду не я, то ты станешь моим вечным слугой, лишенным человеческого облика и свободного рассудка.
    Когда Эд вышел, то на лестнице уже лежал нож с золотой рукоятью. Спустившись на свой этаж, он увидел заснувшего на площадке Сэта, который так его и не дождался.
    - Что он тебе сказал? – подтягиваясь проговорил Сэт.
    - То же, что и тебе.
    - Мне он сказал, что ты мне все расскажешь!
    - Я имел в виду ничего определенного. Он сказал, что мы сможем вернуться, но не сказал как. – Эд мог рассказать все Сэту, но ведь если бы он сделал это, выбирать легче бы не стало, да и Сэту вряд ли бы понравилось такое положение вещей.
    - Наверно, он скоро снова нас вызовет. А вдруг это еще одна его уловка? Типа как подарить шанс и ничего не дать взамен.
    - Может ты и прав. Да, ты определенно прав, а теперь пойдем спать, черт знает сколько ночей мы здесь еще проведем.
    - Вот именно, что только он и знает! – улыбнулся Сэт и дружески похлопал Эдда по плечу.
   
   
    Всю прошедшую ночь Эд не спал в отличии от своего друга. Выбор был не легким, с одной стороны это мог быть и кто-то и из ближнего окружения, а может и какой-нибудь мутант с пятого этажа.
    - Ты что, всю ночь не спал? – спросил Сэт.
    - Да, мне до сих пор не верится.
    - Знаешь, - сказал Сэт, потупив взляд, – недавно собака мне рассказала одну интересную вещь…
    - Интересно, с каких это пор ты стал с ним общаться? – с легкой ноткой издевки произнес Эд.
    - С сегодняшних. Он сказал, что подобные истории случались и раньше…
    Эд приподнялся с пола, чтобы загородить нож который оставил на подоконнике, но Сэт заметил его, не успев закончить предложение.
    - А как у тебя оказался мой нож? - спросил Сэт.
    - Твой нож?! Значит, мы оба вели двойную игру!
    - Его мне дал хозяин и сказал, что расскажет тебе об этом и получается, что игру вел только ты.
    - Он хотел стравить нас! – прыгнув на месте, крикнул Эд.
    Эд взял в руку нож и со злостью воткнул его в шкаф, а когда обернулся, то Сэта там уже не было.
   
    Не честно. Не честно давать шанс только одному. Хотя откуда я могу знать, что он мне дал единственный нож? - Размышлял Эд, сидя на лестнице со спрятанным в штанах ножом. – Возможно, Сэт специально разыграл эту сцену с обнаружением ножа, но если верить его словам, то хозяин ему все рассказал раньше меня, тогда зачем он разыгрывал весь этот спектакль? Он сомневался, убить ему меня или нет! А возможно он и есть хозяин и лишь пытается отвести от себя подозрение! - Глаза его просто вспыхнули от распиравшей его в тот момент гордости. - И даже если я ошибаюсь, и Сэт не хозяин, - он будет мне благодарен за то, что я подарил ему вечность и свободу.
   
    Через несколько минут Сэт вышел к нему в сопровождении собаки. Эд поднялся со ступенек и дрожащей рукой достал из штанов нож.
    - Ты должен сделать выбор. Сейчас или никогда, – произнес Пес.
   
    Эд опустил голову, пытаясь скрыть глаза, но Сэт все равно видел его слёзы. Сделав еще пару шагов, он подошел к своему другу и воткнул нож ему в живот. Сэт не закричал, а на руках у Эдда не появилась багровая, теплая кровь. Даже у смерти в этом доме нет вкуса.
    - Теперь мы квиты, друг, - в последний раз обратился Сэт к лучшему другу, а сумасшедший старик, наблюдавший за произошедшем из-за угла, разразился громом хохота.

Оценка: 7.50 / 2       Ваша оценка: