Творчество поклонников

Торг со смертью (отрывок из Охотников)

Добавлен
2005-02-01
Обращений
5243

© Майк Барлоу "Торг со смертью (отрывок из Охотников)"

   Когда Оззи проезжал мост, Саманта неожиданно попросила его остановиться.
    - что ты придумал в этот раз.
    - Смотри! Оп – па!
    Сэм вскочила на перила. Приняла классическую гимнастическую стойку, а потом медленно, очень медленно встала на руки и на глазах совершенно ошеломленного Оззи прошла несколько метров над пропастью. А потом и вовсе отпустила одну руку.
    - Оз, держи! – пискнула Саманта. Оззи поймал ее, когда она стала падать – по счастью ему в руки, а не в трехсотфутовую бездну.
    - Дура! – заорал Оззи, прижимая ее к себе.
    - Я высоты боюсь! – Оззи ощутил бешеное биение ее сердца. Много бы он отдал, что бы запомнить ее такой.
    Это было озеро, идеальное для пикников. Почти как Блю – Лейкс – невесело подумал Оззи. Вокруг была неласковая каменистая пустыня. А тут настоящий оазис – озеро, чьи берега поросли деревьями, прозрачная вода, в которой так хорошо было купаться, даже наезженная несколькими поколениями отдыхающих дорога. Над берегом нависала скала, но она совсем не казалась мрачной, скорее наоборот, идеальной защитницей от полуденного зноя.
    Едва машина остановилась, Оззи и Саманта бросились к воде. Вода была холодной и чистой. Даже не верилось, что от этого первозданного уголка центр урбанизации отделен всего парой часов езды.
    Вдоволь поплавав, Оззи и Сэм обессилено выползли на берег и вытянулись на камнях. Приближался вечере. Солнце уже не палило. Просто грело.
    - ну, разведем костер? Как в настоящей пустыне, да?
    - а думаешь это не настоящая пустыня? Не будь у нас джипа…
    - но джип есть. – Саманта поднялась с камней. Оззи не уставал ей поражаться. Или эта почти кошачья плавность, элегантность даже самых стремительных движений, даже в бою, была у нее врожденной. Или она всегда держала себя в руках. Но и второй вариант был не менее восхитителен.
    - Знаешь, Сэм, всего три вопроса меня волнуют в жизни.
    - Какие?
    - Ну, есть ли жизнь после смерти, почему Ричи в 98 развалил Rainbow и чем я заслужил тебя.
    - А, не ломай голову! – отмахнулась Саманта. – так получилось!
    Пока Оззи возился со своими армейскими брюками и высокой шнуровкой ботинок, Саманта успела подняться с естественного пляжа к их машине.
    - где ключи, сука?! – заорал маленький тощий человек со свалявшимися светло – русыми волосами и налетом безумия в голодных глазах.
    - Как – как ты меня назвал?
    - Ключи, сука!
    Перед Самантой стоял Джимми Доусон, 43 лет, дважды судимый, за убийство и за кражи, в тюрьме оба свои срока с завидным постоянством игравший роль «сестрички». Когда Джимми в очередной раз попался суд долго гадал, куда отправить откровенного психопата, но прокурор был убедительней адвоката и вместо психушки Джимми вновь ждала тюрьма. Сбежал он случайно, просто ему как и многим недостойным людям повезло. Просто повезло. Во время транспортировки на работу часть заключенных в автобусе взбунтовалась. Началась драка с охраной в ходе которой Джимми, который в самом бунте участия по причине врожденной трусости не принимал, завладел ключами от наручников. Повезло ему и катаясь в ногах дерущихся найти ключ именно от своих. И повезло выскочить из автобуса. Повезло и добраться до «оазиса» не попавшись. И вот три дня он голодом сидел на берегу озера, не имея не малейшего понятия, что ему делать с обретенной свободой. Он бы уже давно пошел с повинной сдаваться, но в драке помимо ключей так же случайно овладел пистолетом и откровенно не знал, что с ним делать и как его за это накажут.
    А сейчас истомленный тремя днями ожидания неведомо чего, Джимми стоял, размахивал пистолетом и видел как к нему приближается ну просто обалденная, прям с обложки Плейбоя мучача. И приближается, что характерно без страха. Почему – то не боится она его криков и его пистолетов. И идет она к нему не затем не затем что бы прямо здесь, не сходя с места удовлетворить.
    Подвела Саманту как раз ее уверенность в себе, ее нагловатая усмешка. Все получалось как всегда. Ей не впервой было справляться с такими орлами. Двигайся она чуть помедленнее, ничего бы не случилось. Парализованный страхом и удивлением, беглец, скорее всего, позволил бы ей подойти поближе, а там она сумела разоружить его и нокаутировать. А потом, они с Оззи немного побили бы его и прогнали.
    Зловеще прищурясь, Саманта приближалась.
    - брось пистолет пупсик. – промурлыкала она.- Брось, целее будешь. Ведь все равно нее выстрелишь, так брось, брось, пока я не разозлилась.
    - Отойди сучка!!! – завизжал беглый. – отойди, я выстрелю!!! Богом клянусь.
    - Не сможешь, малыш.
    Но он выстрелил. Выстрелил и сразу же в ужасе от содеянного уронил дымящийся пистолет. Саманта сделал еще шаг и с удивлением посмотрела на свой живот. Прямо между аккуратными «дольками» брюшного пресса темнела маленькая дырка, из которой заструилась тонкая струйка алой крови…
    Офицер Оскар Деннехи был отец троих детей, золотой души человек, любимый коллегами и уважаемый заключенными. В свободное от работы время слесарил в маленькой мастерской расположенной под домом. Особенно офицера Деннехи прельщали эксперименты в области стрелкового оружия. В частности пули со смещенным центром тяжести. Без всякой необходимости, просто из любви к слесарному ремеслу он так поработал над своими пулями напильником, что предсказать траекторию их движения в раневой полости не смогла бы вся НАСА.
    Пуля вошла в живот, бешено вильнула вправо, пробив печень, а потом почему – то развернулась, прошла печень еще на раз и в конце концов вышла из – под лопатки, вырвав за собой кусок плоти размером с кулак. Все это она совершила за долю секунды, в которую Мартинес и успела сделать шаг. А потом боль ударила ее в полную силу. Саманта упала.
    - Оззи, лови его!!! Он в меня ранил, мразь!!! - еще успела крикнуть она, пока не понимая, что коротышка ее убил.
    Саманта еще видела, как пытается удрать жалкий человечек, который ее застрелил. Как в несколько прыжков его настигает Оззи, которому ярость придала неожиданную прыть. Оззи просто толкнул его в спину и беглец растянулся. Саманта уже не видела, как Оззи бьет его своими тяжелыми армейскими бутсами. Оззи был выше на фут и фунтов на пятьдесят тяжелее, но вряд ли его остановило бы то обстоятельство, что перед ним сам Майк Тайсон. Оззи принялся бить парализованного страхом, пытавшегося спрятаться за собственными руками беглого заключенного, который вообще – то мог сопротивляться, но слишком уж был напуган. Он привык быть битым, привык ползать на коленях, привык уворачиваться от ударов, привык вставать потом, когда ярость мучителей иссякнет…
    Но Оззи бил не с целью напугать или даже покалечить. Он его убивал. Сначала вглубь лица под ударом рифленой подошвы провалился нос, один за другим исчезали зубы, лицо превратилось в кровавую кашу, почти отлетело в сторону одно ухо. Трещали ребра, с громким хрустом сломалась ключица. Вытек левый глаз. Жалкое окровавленное существо пыталось ползти, Оззи методично крушил его ногами, раздробив сначала одну вытянувшуюся вперед руку, потом вбил костяшки пальцев в лицо, которое «стрелок» пытался закрыть ладонью… наконец тело перестало шевелиться, только вздрагивало от ударов.
    Обезумевший от ярости Оззи остановился, тяжело дыша. Он повернул голову и увидел лежавшую ничком Саманту, вокруг которой стремительно растекалось маслянистое кровавое пятно..
    - Саманта!!! - Он как – то жалко вскрикнул, едва ли не взвизгнул ее имя. – Саманта, с тобой все в порядке?!
    - Не совсем. – выдавила из себя Сэм, пытаясь приподняться на одной руке. С каждым вздохом раздавался зловещий свист, верный признак того, что пробито легкое.
    - Лежи. Лежи… - Оззи приподнял ее голову. – ты вытянешь, ты ведь такая сильная, да?!
    - Постараюсь.
    - Маленькая рана, Сэм. Совсем маленькая ранка, тебя вытащат. Где ключи? Только дотяни до города, я тебя за пять минут…
    Он уже начал поднимать ее, тащить, но тут увидел рану на спине. В нее в самом деле можно было просунуть кулак. Кровь лилась ручьем, но не это было самое страшное. На мгновение в разрыве раны Оззи увидел, как бьется, пульсирует, сокращается что – то внутри…
    - что со мной?
    - Хре… хреново, Сэм, но ты держись, ладно! – Оззи поднял ее. Он был в панике.
    - Рана большая?
    - Да.. то есть нет, не очень…
    - Положи меня. Больно.
    - Сэм, держись.
    - Я… он мне печень прострелил.
    - Откуда ты можешь знать?
    - Я боксер… двадцать пять побед… это печень, я знаю. Ты уж прости, мне сегодня кажется не выкарабкаться.
    - что ты несешь!? Ты вытянешь все!!! Мы же с тобой хотели поехать в Рио, на карнавал, помнишь?
    Умом – то Оззи понимал, что часовую транспортировку до города Саманта не выдержит, несмотря на всю свою выносливость. Но не хотел этому верить.
    - прекрати истерику. Это я подыхаю, не ты.
    - Ты не умрешь.
    - Умру. Больно, черт возьми! Вот и вся Смерть, боль и кровь…я так не хотела.
    Саманта начала терять сознание. Кровь хлестала из раны слишком сильно.
    - Саманта, не бросай меня.
    - Не хнычь!
    - Сэм, не умирай.
    - Не хнычь! – Все так же жестко оборвала его Саманта и тут ее самообладание отказало. – Оззи, как мне, черт возьми, больно! Не хочу умирать так! Оз, держи меня! Боль…
    Она отключилась. Оззи сидел словно окаменевший. Через пару минут Саманта пришла в себя.
    - Глупо. Если бы на охоте…
    - Сэм, может быть ты все – таки вытянешь? Ты могла ошибиться.
    Но ошибиться она не могла - кровь заливала все вокруг на пару метров и стремительно впитывалась в сухую землю, оба они были перемазаны этой кровью буквально с ног до головы.
    - Нет, там, твою мать, ни музыки, ни света… только боль. Там тоже боль, Оззи.
    - Страшно? – неожиданно спросил Оззи. Он и сам так же умирал пять лет назад. Так же жизнь вытекала через рваные раны. Он помнил, как проваливался в липкую тьму и оттуда пожалуй звучала какая – то музыка, но не та, которую хотелось бы слышать еще раз. Он помнил душный страх и тот момент, когда тьма стала глотать его. Неужели все через это проходят?
    - Да.
    - Ты же веришь в своего бога. Тебе не должно быть так страшно.
    - Я то в него верю. Вопрос верит ли он в меня.
    - Верит. Не может не верить.
    - Уже не так больно. Это конец. Неужели все так и кончится? За что и почему? Я хочу жить, Оз!!! Я так хочу жить… кто же ко мне так беспощаден… держи меня, ладно. До конца. Пока я не умру. Побудь со мной. Одной совсем страшно. Ты молодец. – Оззи пытался совладать со своей истерикой. Умирая Саманта умудрялась подбадривать его.

Оценка: 0.00 / 0       Ваша оценка: