Творчество поклонников

Торг со смертью (отрывок из Охотников)

Добавлен
2005-02-01
Обращений
5244

© Майк Барлоу "Торг со смертью (отрывок из Охотников)"

   – принимаешь это как… как… как надо. Как настоящий Охотник.
    - Зачем? Зачем держаться?
    - А что бы она много о себе не думала!
    - Кто?
    Саманта снова отключилась. Оззи подумал, что в этот раз – навсегда. Но Сэм еще открыла глаза.
    - кто не думала?
    - Смерть мать ее. Смерть, Оз.
    - Я тебя люблю, Саманта. Я тебя любил с первого дня, как увидел. Я тебя всегда буду любить. Я тебя не забуду никогда.
    - Забудешь.
    - Нет. Я тебя люблю.
    - я тебя тоже.
    И только тут, на самом пороге Смерти Саманта заплакала. Слезы просто потекли по щекам, беззвучно, словно покидали умирающее тело, что бы не умереть с ним.
    - не хочу… не хочу… не хочу.
    И все. Судорожный последний вздох. Саманты Мартинес не стало. А вот глаза она закрыла сама. Видимо хоть так решила отомстить смерти. Странно, но в то же мгновение выражение мучительной нестерпимой боли и страха сошло с лица Саманты. Смерть не только жестока. Она еще и лукава. Саманта умерла в муках, а жизнь прожила не святую. Но сейчас, в смерти лицо ее приобрело какое – то умиротворенное, едва ли не счастливое выражение. Казалось она спит и снится ей что – то хорошее. Оззи стер с ее щек последние слезы. Поскольку рука у него была в крови, этим он только все испортил, размалевав мертвую Саманту на манер ярмарочного клоуна ее собственной кровью, да еще и перемешанной с кровью ее убийцы.
    Все еще держа ее голову на коленях, Оззи зарыдал. Сэм больше не было и некому было демонстрировать свою выдержку.
    Вскоре он отпустил Сэм и самым жалким образом распластался в пыли и грязи.
    - Нет!!! Нет!!! Нет!!! – Оззи Вудс рычал, бешено ругался, просто нечленораздельно орал, хулил бога. Почему – то ему казалось, что если он будет громко кричать, его боль уйдет. Но она решила остаться.
    - Нет!!! не Сэм!!! Не Так!!! Нет!!! – Оззи судорожно метался, катался по земле, бил кулаками ее равнодушную поверхность. Мелкие камешки вонзались в костяшки, он не замечал этой боли.
    Прошло довольно много времени. Оззи пришел в себя. Он уже не кричал и бился.
    Нет. Нет. Нет. – он повторил это должно быть раз сто. Слезы лились у него из глаз сплошным ручьем он почти ничего не видел. Но громкость рыданий не могла выразить глубины его горя. Поэтому он прекратил плакать. Встал и пошел к озеру, умылся, избавляясь от крови, слез, грязи, которые буквально покрывали его с ног до головы.
    Убийца еще дышал и что – то скулил. Оззи прошел мимо. Ему больше не хотелось его убивать. Это не принесло бы облегчения.
    Оззи, со стороны глядя на себя, подумал, что по Энн он плакал громче. Что в третий раз он вообще ограничится парой слезинок. А в четвертый и вовсе промолчит. Что этот третий и четвертый раз ему предстоит пройти, он почти не сомневался. Он этого не хотел.
    - я не смогу без тебя, Сэм. Прости меня. Прости за то, что я сейчас сделаю. Прости. – обратился он мертвой.
    Полубезумная идея пришла в голову. Не хуже всякой другой! Почему бы и нет?!
    Он поднял бездыханное тело и понес наверх, к той небольшой пещере, которая и определила их решение остановиться здесь.
    А через несколько минут на полу пещеры уже виднелась пентаграмма, которую он нарисовал кровью Саманты. Он намазал кровью пальцы и стал наносить на лицо дьявольскую маску уродливых завихрений. Кровь молодой женщины, умершей насильственной (желательно мучительной) смертью. Ее было много этой крови. Можно залиться. Это ему и было нужно.
    Полуобнаженный Оззи стоял в центре нечестивого круга. В правой руке был зажат нож. Длинные волосы спадали на заплаканное лицо, расписанное кровью. Глаза блестели нехорошим светом. Оззи был готов переступить порог. Он готовился заключить договор с одним из Князей Ночи. Он обрекал свое тело на мучительную смерть, а душу на вечное проклятие. Мертвая Саманта все так же, улыбаясь, смотрела в вечность.
    - Кровь крестоносца. – сказал он, вонзая лезвие в грудь напротив сердца. Из раны потекла кровь. – Кровь из сердца крестоносца. Князь Ночи. Отвергнутый миром. Проклятый. Богохульник. Ночной охотник. Приди. Эта кровь взывает к тебе. Приди на ее зов и пей!!! Приди!!! – проговорил он, падая на колени. Уже падая он разрезал еще и запястье правой руки и медленно стал втирать кровь в разрез на груди. Рана была неглубокой. Он только разрезал кожу, на колени его бросила не боль и не потеря крови, а осознание того, что он сотворил.
    Сначала все было тихо
    - КТО ОСМЕЛИЛСЯ!? МАГИЯ КРОВИ!!! – Оззи знал, что вызов магией крови весьма мучителен для Князей Ночи. Бывало, они тут же разрывали на части неловкого чернокнижника, заставившего их ощутить то, от чего они когда – то бежали в Ночь - Боль. Оззи было наплевать на боль демона. - Я ВЫРВУ ТВОЕ СЕРДЦЕ И ПОЖРУ ЕГО ВМЕСТЕ С ТВОЕЙ ДУШОЙ!!! Я МОЗГ ИЗ ТВОИХ КОСТЕЙ ВЫСОСУ!!!– раздался в пещере скорее рев, чем голос. Этот рев был Оззи знаком. В нем было что – то отрепетированное, что – то театральное, словно ревущий сначала попробовал фразу на вкус, а только потом выдал с жутким завыванием.
    - Не сможешь. Это моя кровь. – спокойно ответил Оззи. Его вдруг, в самом деле, охватило противоестественное спокойствие.
    Рядом с ним стала вырастать громадная темная фигура. Наконец она обрела очертания. Это был Штефан фон Вралок. Оззи даже не удивился. Со Штефаном он был повязан прочной цепью ненависти, насчитывавшей не один год.
    - ТЫ!? – с ненавистью и изумлением выдохнул Князь Ночи.
    - я, демон.
    - значит славный борец с «тьмой» Оззи Вудс решил перейти на нашу сторону. Я рад, что и ты научился отличать Свет от Тьмы. Ты хочешь подлинного Света? – в звучном, хорошо поставленном голосе короля вампиров появились ликующие нотки.
    - Замолчи демон. Я знаю цену твоим словам. Я знаю, что случается с теми, кто идет на договор с темной стороной. Оставь эти речи для идиотов и неофитов.
    - Так чего же ты хочешь? – в голосе многовекового демона вновь появилось изумление.
    - Верни ее, демон.
    Штефан только сейчас заметил мертвую Саманту.
    Князь мертвых, царящий в клубах сизого тумана на заброшенных кладбищах, повелитель восставших из могил мертвецов, оборотней и кровопийц, жрец самого нечестивого культа под Луной, творящий свои черные мессы среди распадающихся на части трупов в осклизлых склепах, Штефан сумел не заметить нового подданного. Может быть потому, что, даже умерев Сэм не принадлежала ему?
    Он захохотал. Это был невеселый смех торжества.
    - Одним охотником меньше! Ты хотел меня поздравить?
    - Помоги мне, демон.
    - ты не умеешь беречь своих женщин, Оззи. – ядовито сказал он. - Чего же ты хочешь от меня?
    - Отдай ее мне. Верни ее.
    - Нет.
    - Отдай ее мне! Одну ты у меня уже забрал.
    - Нет.
    - Верни ее и делай со мной что хочешь.
    - Это заманчивая сделка. Но я не умею давать. Я могу только брать. И вообще с вопросами жизни и смерти к Нему.
    - Ты знаешь, о чем я, демон.
    - Ты, в самом деле, хочешь ее вернуть любой ценой? Хочешь, что бы я вернул тебе суккуба с лицом и телом твоей женщины? Найди другую грудастую мексиканку. Это большая страна.
    - Я хочу Саманту.
    - Ты большой эгоист. Она умерла и поверь мне сейчас ей лучше, чем при жизни. Каждому воздается по вере его, не так ли? Она в католическом раю, а ты хочешь вернуть ее в эту юдоль скорби в облике ночного хищника. Ты жесток даже для охотника. – сказал Штефан. Странно, теперь Оззи не услышал в его голосе издевки.
    - Верни мне ее. Ты можешь это демон. Я знаю.
    - И ты знаешь, кем она станет. Неужели ты думаешь перехитрить меня и потом как – то вернуть ей человеческую сущность?
    - Нет. Я просто готов рискнуть.
    - И ты станешь прятать ее в подвале, убивать для нее несчастных бродяг, а ночью обвешиваться крестами? Ради того, что бы иногда спать с ней? Ты же знаешь, кого я могу отдать. Это не будет твоей женщиной. Оно будет выглядеть как Саманта, и помнить свою прошлую жизнь, но это будет существо из моего ковена. Оно будет спать днем, а по ночам требовать крови и душ. Оно будет говорить как твоя Саманта, но это будет нечто иное. И это будет сводить тебя с ума. У тебя будет кто – то, кто просто притворяется Самантой, тварь, что надела на себя ее тело. Хочешь ли ты такой участи, Оззи? Ведь я знаю тебя. Рано или поздно или она прорвется к тебе через твои кресты или ты сам проткнешь ее колом, не выдержав такой жизни.
    - Возьми меня и верни ее совсем. Верни ее обычным человеком и бери меня.
    - Я не могу.
    - Верни ее и бери меня!
    - Я не могу.
    Воцарилась тишина. Только злые всхлипывания и неровное дыхание Оззи. Штефан возвышался над ним скалой, сложив руки на груди. Он все так же горько усмехался. В глазах его горело многовековое всепобеждающее зло. Но губы кривились почти страдальчески, обнажая волчьи клыки.
    - Ты, в самом деле, не можешь ее вернуть?
    - Я же сказал. Я не могу давать. Я могу только брать.
    - Тогда я согласен. Я согласен держать ее в подвале и убивать для нее. Я на все согласен, Штефан.
    - Давно ты меня не называл этим именем.
    - Я назову тебя господином.
    - Быть может. Но я не пойду на это.
    - ЧТО??! Ты демон я предлагаю тебе две души, а ты их не берешь!?
    - Мне они не нужны.
    - Почему?!
    - Ты вырезал все мои кланы. Ты гонялся за мной по всему миру и даже дальше. Ты мой враг, Оззи.
    - Ты мне ТАК мстишь?
    - Можешь и так считать. Если тебе от этого легче.
    - Что случилось демон. – голосе Оззи теперь слышался гнев. – Остатки человечности проснулись как всегда не вовремя?! Так ты вырви их, ты затопчи их и стань тем, кем всегда хотел стать! Верни Саманту и возьми меня!
    - Ты мой враг Оззи. Я слишком тебя уважаю, что бы пользоваться твоей слабостью сейчас.
    - Что? Что ты сказал?
    - Оззи Вудс. Нечестивый крестоносец. Убийца Князей Ночи. Наш страшный враг. Оззи потомок одного из тех, чье имя нам нельзя произносить. Оззи Вудс. Гордый. Храбрый. Жестокий. Веселый. Я не хочу брать тебя сломленным. Я хочу убить тебя в честном бою.
    - Ты чего – то недоговариваешь демон.
    - То, чего я недоговариваю, мое дело.
    - Получается... Все эти годы, что я гоняюсь за тобой… Я стал тебе чем – то вроде друга?
    - Я не знаю этого слова.
    - Штефан… я прошу. Я умоляю тебя! Возьми меня. Хочешь я пройду Черное Причастие. Хочешь? Хочешь я убью для тебя кого – нибудь из наших? Хочешь крови из сердца крестоносца? Хочешь крови? Ты ей зальешься!!!
    - Оззи Вудс. Храбрый. Гордый. Жестокий. Убийца Князей Ночи. – напомнил Штефан.
    - Я уже не храбрый.

Оценка: 0.00 / 0       Ваша оценка: