Творчество поклонников

Кошмар Блю - Лейкс 2. Энн.

Добавлен
2005-08-06
Обращений
5479

© Майк Барлоу "Кошмар Блю - Лейкс 2. Энн."

   
    Был майский вечер, когда Ричи влез за руль, распахнул окна, и они поехали… не зная куда. Энн сидела на переднем сиденье рядом с ним и ловила ветер в ладонь. Ветер трепал им волосы, предзакатное солнце ласково согревало кожу. Ричи уже успел приложиться к бутылке с виски, вернее сказать – ее ополовинить.
    Впереди была полицейская машина, тормозить было поздно и Ричи, с бешено округлившимися, сумасшедшими, веселыми глазами сказал Энн.
    - Перелезай! Я же сидел, мне теперь даже на тротуар плевать нельзя. Не то на чужих машинах ездить в пьяном образе!
    Энн что-то возмущенно пискнула, но, не снижая скорости, Ричи начал перелезать на пассажирское сиденье, в какой-то сумасшедший миг машина шла сама по себе, пока Энн, до этого садившаяся за руль не больше десятка раз, судорожно не вцепилась в баранку, выравнивая ход, уже почти вытаскивая машину из кювета.
    Как и следовало ожидать, их остановили. Это был, разумеется, не шериф, не старина Чарли, который любил рассказывать Ричи про то, как он надрал задницу всему Северному Вьетнаму. На посту стоял Смиттерс, самый въедливый помощник шерифа в мире. По словам Ричи его принципиальность происходила от сексуальной неудовлетворенности, ибо Смиттерс был холост и не выглядел как человек, за которого пойдет хоть кто-либо.
    - Хартнетт… - елейно сузились глаза помощника, и тут же изумленно распахнулись – за рулем сидела какая-то девчонка. То есть он, конечно же, знал Энни Якобс, про нее даже писали в газете, когда она заняла какое-то место на каких-то соревнованиях, но помощник мог бы поклясться на Библии, что когда машина на полном ходу мчалась на него, за рулем сидел Ричи Хартнетт, тот самый, который сейчас нагло улыбался с пассажирского сиденья.
    - Да, офицер, – подал голос Ричи.
    - Хартнетт, что происходит!?
    - Как что шериф, моя девушка везет меня на озеро.
    - Хартнетт…
    - Да, офицер.
    - Ты сидел за рулем этой машины!?
    - Нет, офицер, никак нет, я ведь сижу на пассажирском сиденье, а значит, не мог сидеть на водительском. Я ведь, видите ли, слегка пьян, а пьяному нельзя садиться за руль. Я чту законы, офицер, когда-то я совершил ошибку и ответил за нее по всей строгости. С тех пор я даже не плюю на тротуар.
    Ричи мог бы продолжать до бесконечности.
    - Хартнетт, скажи мне одно – сидел ли ты за рулем? – Смиттерс стал наливаться дурной кровью.
    - Офицер Смиттерс, – доверительным тоном поведал Ричи, – что бы сидеть и там и тут мне пришлось бы разорвать свою задницу, а этого я сделать не могу, потому что она очень нравится Энни. Правда, лапочка? Когда я был на Зеленой Лужайке, пара парней хотела сделать так, что бы я мог сидеть на двух стульях сразу, но получилось так, что они разучились есть все, кроме бульона… Но я в том был невиновен, офицер, они просто неудачно поскользнулись в душе…Шеф… ну не могу я находиться в двух местах сразу, я правда читал о таком в Библии, потому что в тюрьме нам не давали читать Плэйбой, я читал Библию, там тоже много эротики, но для этого надо обладать святостью, а я ведь не святой…
    Смиттерсу стало смешно. Он на самом деле понял, что случилось, отлично знал, что когда машина нырнула под гору, на несколько секунд пропав из виду, Ричи перепрыгнул на пассажирское сиденье. Но это было практически недоказуемо. И вообще… Смиттерсу тоже нравился Ричи. И ему нравилась Энн. И был майский вечер.
    - Хартнетт.
    - Да, офицер.
    - Езжай куда хочешь, но что бы… В общем, в следующий раз я могу вспомнить, что я полицейский. Ты меня понял?
    - Конечно, сэр. Я ведь сидел и теперь я уважаю закон.
    Энн хотела рассердиться на него зато, что он так играет с огнем. Но не смогла.
   
    А потом, ночью Ричи разбудил ее.
    - Энни.
    - Да, – сонно протянула она.
    - Я хочу тебе кое-что предложить.
    - Да?
    - Энни… я скучаю, когда тебя нет… переезжай ко мне.
    - Когда?
    - Давай на той неделе. Я разберу свой свинарник.
    - Да.
    - Спи. Спи, Энни.
    И она уснула, прижавшись к Ричи. Энн сама не знала потом, было это на самом деле или только приснилось.
    Какая разница?
    Ричи Хартнетт умер через три дня. Машина, которую он чинил, сорвалась с домкрата и расплющила его по бетонному полу гаража.
    А Энни Якобс осталась жить.

Оценка: 7.00 / 1       Ваша оценка: