Творчество поклонников

Семь часов

Добавлен
2006-04-24 18:14:22
Обращений
4006

© Александра Дворная "Семь часов"

    Это тебе не какое-то там сборище размахивающих огненными флагами студентов, это СОПРОТИВЛЕНИЕ. У нас уже есть последователи. Конечно, добиться у суда решения не в пользу Кампа-мэн, все равно, что лбом кирпичную стенку разрушить… Однако, ты слышала о Роберте Макврайсе?
    - Парень, избежавший Компостера.
    - ЧУДОМ. Ему объявили о помиловании на 5-ом часу. Пять часов он сидел в ожидании самой унизительной и страшной человеческой участи. Наверняка, находился в полном одиночестве. Нам еще повезло с тобой.
    - Слушай, кончай бросаться такими репликами. Честное слово, достал. Оптимист хренов.
    - Ладно тебе. Произошло, казалось, невозможное. Прорыв в работе сопротивления. А как ты думаешь, с чьей подачи Роберту удалось выбраться из капкана?
    - Адвокатская Гильдия?
    - Именно. Дорогая Гильдия спасла только одного человека, но дала надежду бессчетному количеству людей.
    - Ты сумасшедший. Все вы сумасшедшие.
    - Что? О чем ты?
    - Как глупо организовывать радужную секту, пряча за добрейшими намерениями желание повести за собой толпу, воскреснуть много лет спустя героем на страницах новой истории… Истории, которой, для того, чтобы родиться, нужно будет погрести под пеплом старую, закопать ее под свежими костями… Чего вытаращился?
    - За что тебя Компостируют?
    - За то, что я была по другую сторону баррикад и захотела перебраться. Такое не прощают.
    - На какой стороне была ты?
    - Послушай… Я тут много наговорила лишнего… Извинения просить не буду, потому что мне плевать, примешь ты их или нет. Но вот одно сказать тебе хочу: говоришь, возможно избежать Компостера и выбраться отсюда? Ты выберешься. Вот, что я хочу тебе сказать, ты выберешься отсюда. А теперь, если ты не возражаешь, мне хотелось бы свернуться калачиком и помолчать.
    - Тебе нехорошо? Выглядишь не лучшим образом.
    - Нашел что девушке в утешение сказать. Тоже мне, джентльмен. Оставь меня, нервы расшалились немного, с кем не бывает…
    - Ладно, ладно… И все же…
    - У?
    - Нет, извини, отдыхай.
   
    Час 5-й
    - Нет, нет! Отпустите его! Джейк! Мерзавцы!!!! Свиньи! У них ножи!
    - Проснись! Проснись!
    - Получай, собака! Сдохни! Сдохни-сдохни!
    - Тебе это снится! Очнись же!
    - Я ВАС ВСЕХ ПОРЕШУ! Отрежу нахрен руки-ноги!
    - Это я! Посмотри, это я!
    - Ты, ты!
    - Да, ты со мной! Мы вместе, здесь и больше никого. Ничто тебе не угрожает. Сбрось с себя сон! Это всего лишь кошмар… Плохой сон.
    - О, Боже…. Ооооо….. Что же происходит!
    - Ох, ты вся дрожишь, как в лихорадке. И лицо горит. Давай, я позову кого-нибудь… Камера тут или нет, а первую помощь окажут. ЭЙ! Кто-нибудь!
    - Остановись… Не надо…никого….звать…
    - Да ты посмотри на себя! Тебя же трясет! И бледная! Это ненормально!
    - Ты… можешь… помочь…
    - Как я могу помочь тебе? Как? Ты только скажи, я все сделаю.
    - Как тебя зовут?
    - Меня?.... Стив Нортон… Что я могу сделать?
    - Поцелуй меня, Стив … Нортон… Прошу… тебя….
    - Что? Нет, нет, тебе нужна помощь… Срочно...
    - Стив. Ты уже помог мне. Поцелуй меня, Стив.
    - Хорошо. Хорошо.
    - Иди ко мне, Стив.
    - Хорошо…
   
    Час 6-ой
    - Селена.
    - Не понял.
    - Мое имя.
    - Правда? Если правда, то оно такое красивое. Это тоже правда.
    - Спасибо.
    - Селена, как ты себя чувствуешь?
    - Лучше и быть не может, Стив. Твое имя мне тоже нравится.
    - Не заговаривай мне зубы. Я же слышу свист в твоем дыхании, будто поршень опускается.
    - А по-моему, свист опускаемого поршня был слышен чуть ранее.
    - Ну знаете, девушка! Вы явно не та, с которой я провел последние сорок минут.
    - Рискуешь получить в глаз, хотя моя рука вряд ли способна поднять карандаш.
    - Ты очень слаба. Позволь, я позову доктора…
    - Зачем, Стив, подумай своей головой, больные люди не подлежат Компостированию.
    - Не упоминай больше это слово! Гильдия вытащит нас отсюда. Хоть ты и не веришь, хоть и была полна скептицизма с самого начала, но сейчас я прошу довериться.
    - Сейчас уже 6-ой час, а Роберта, насколько помнится, освободили на 5-ом.
    - Не думай об этом. Доверься мне.
    - Хорошо, Стив, я делаю это с превеликим удовольствием и хочу, чтобы ты знал: своим оптимизмом ты буквально вытащил меня из бездны отчаяния.
    - Старался, как мог. Я заберу тебя отсюда и увезу в Ирландию.
    - Почему именно туда?
    - Потому что некоторую часть земли заселили несколько сотен лет назад мои предки, ну и… ты будешь смеяться, но там самые красивые облака на свете.
    - Правда?
    - Ты никогда не пробовала любоваться этими воздушными белыми кораблями, что бороздят бескрайние просторы неба? Селена, более завораживающего своей величественной красотой зрелища не видел никогда в жизни. И я хочу, чтобы ты разделила его со мной. Ты дашь свое согласие?
    - Прежде, чем ты будешь говорить со мной дальше о прекрасном будущем, мне хотелось бы рассказать все-таки, за что я попала сюда. Было бы нечестным такое деление…
    - Если ты считаешь нужным, Селена, я готов тебя выслушать. Но знай, что мне заранее все равно, какое прошлое было у тебя до нашей встречи.
    - Не торопись давать клятв, не узнав всего…Мое полное имя Селена Сондерсен. И сражалась изначально я на стороне приверженцев Кампа-мэн. Завербовали меня в 13 лет после того, как родителей отправили под Компостер. В подготовительном лагере под 100 метровой толщей земли в Западных землях в детские головы вбивали основную концепцию красных рубашек, основанную по большей части на фашизме… Мы убивали людей под землей, прямо в нашем лагере… Втыкали ножи в животы незнакомым людям, держа за рукоятку обоими руками, так как она скользила от крови… А если не ударишь достаточно сильно в первого раза, человек, мужчина это или женщина, становится неважно, когда они превращаются просто в кусок бьющейся в агонии плоти… А ты стоишь рядом, слышишь вопли, утираешь капли с лица и крепче сжимая рукоятку, выбираешь места для нового удара.
    Я компостировала людей с 13 лет. Пришел мой черед, Стив. После военки я продолжала дело, которое знала и умела слишком хорошо.
    Натягивала на голову маску, застегивала на груди молнию и наносила первый удар в дверь провинившегося гражданина.
    Мне сказали, что моих родителей поймали бойцы сопротивления, долго мучили, а потом закидали камнями.
    Много лет я жила только этой мыслью, Стив.
    Однажды мне пришлось вломиться во внезрачную квартирку на Таймекс-сквер и арестовать пожилого человека, выкрикивающего проклятия на французском языке. Но удивили меня не ругательства, а старая фотография из числа многих, висевших в темной гостиной. На ней улыбались мои родители. Отец держал на руках меня в мои далекие пять лет.
    Эпизод показался интересным, я с жадностью принялась обыскивать квартиру старого француза.
    И нашла целую пачку писем, автором которых оказался впоследствии мой отец.
    Содержание писем повергло меня в сильное смятение, я вновь и вновь перечитывала их, пока края бумаги не превратились в бахрому. Там столько говорилось о несправедливости вырастившей меня кампании, столько изобличительных замечаний… Про то, что люди не должны есть людей, как это превращает нас в животных и все такое…
    Оружие мое начало дрожать. А самое страшное для солдата Кампа-мэн, это когда дрожит оружие, уж поверь мне. На дело я шла с огромным камнем.
    У каждого существует свой предел. Мое неприятие всего происходящего обнаружило себя, когда нам было велено расстрелять семь человек из какой-то подпольной группировки… Без суда и следствия. Мы бы просто закопали тела в подвале, где помещался штаб несчастных студентов.
    Наш капитан приказал мне первой открыть огонь. Понимаешь, они не должны были погибнуть разом под шквалом огня. Нет, постепенно, расстреляешь одного, затем другого в строю. Может, капитан почувствовал, что со мной что-то не так и решил проверить.
    Сейчас это уже неважно. Я послушно открыла огонь, но автомат развернула в сторону сослуживцев. Положила всех, они и рта не успели раскрыть.
    А капитан расстрелял студентов. Почему он не пальнул в меня? Наверное, хотел показать, что обмануть Кампа-мэн все равно, что в ловкости с обезьяной соревноваться. И что ЭТОТ НОМЕР У МЕНЯ НЕ ПРОЙДЕТ. Но в результате не прошло у него. Потому, что я снесла ему башку!
    Меня арестовали. Особо я не сопротивлялась.Может быть тому причиной странная лихорадка, сотрясавшая мой организм последние два дня… Не знаю, откуда она взялась. Наверное, она помутила мой разум, и я позволила себе так глупо попасться.
    Прости меня, Стив, но я … Черт, ну и парочка у нас тут подобралась!
    - Я не жалею.
    - Что?
    - Ты не ослышалась. Я нисколько не жалею, что встретил тебя, Селена. Кампа-мэн шагает по миру, сминая каждого, кто попробует сопротивляться. И мне жаль, что твоя хрупкая душа подверглась столь жестоким испытаниям. Но жизнь твоя еще в твоих руках… Поэтому я спрашиваю тебя…
    - Стив…
    - Тихо, послушай меня. Итак, согласна ли ты ехать любоваться с бунтовщиком прекраснейшими в мире облаками?
    - Но…
    - Хоть раз в жизни скажи искренне. Ты хочешь?
    - Да!
    - Сможешь повторить?
    - Да-да-да-да-да….!
   
    Час 7-ой
    Д- Прошу вашего внимания. Прошу вашего внимания. Прошу вашего внимания.
    - Что? Что это, черт возьми?!
    Д- С вами говорит заместитель главного судьи Эдгар Лоренс. Мне доверено зачитать срочное сообщение из зала суда. Прошу вашего внимания.
    - Да я слушаю! Стив Норманн слушает!
    Д- На 7-ом часу повторного рассмотрения вашего дела судом был вынесен оправдательный вердикт. С вас снимается наказание в виде Компостирования в согласии со ст.134 Нового Уголовного Кодекса, поправка 79, 80, 81. Также откладывается рассмотрение дела Селены Сондерсен в связи с возможным душевным неравновесия в момент совершения преступления. Стив Норманн и Селена Сондерсен подлежат немедленному освобождению из семичасовой камеры.
    - Спасибо! О, Боже! Селена! Ну что я говорил! Нас отпускают! Компостирования не будет! Селееееена… Просыпайся, хватит дрыхнуть, нам только что спасла жизнь чертова Гильдия чертовых Адвокатов! …. Селена? Селена, просыпайся, милая… Понимаю, плохо, я обещаю заняться твоим лечением сразу как только выйдем отсюда! Ну посмотри на меня… Слышишь? Это за нами идут, освобождать. Мы с тобой Роберты Макврайсы! Это то, о чем писал в письмах твой отец: сопротивление берет вверх… Это только первый шаг к свободе.
    Д- Мистер Норманн, мисс Сондерсен, на выход.
    - Идем, идем, дорогие вы мои! Сейчас только девушку разбужу, у вас нашатыря не найдется в аптечке, в чувство Селену привести.

Оценка: 9.60 / 5       Ваша оценка: