Творчество поклонников

Истинное предназначение

Добавлен
2006-04-26 07:43:49
Обращений
6156

© Иннокентий Соколов "Истинное предназначение"

   
    Уже тогда я понял, что убью его. За этот живот, за эти отвратительные волосатые складки, за грязную майку и кривые ноги, за гнилые зубы и припадки ярости, во время которых он молотком выбивал из меня непокорность - раз за разом, удар за ударом.
    Что ж, хозяин - пришло время раскинуть картишки, чтобы найти ответ.
    (И ответ будет один - я убью тебя, придурок…)
    Делая вид, что не слышит, он плюхнулся в ванну, оставив на треснутом кафеле лужу воды, вытесненной его неуклюжей тушей. Он наклонил голову, вслушиваясь в бормотание приемника, из которого вещал Билл Кинг, комментируя предстоящую игру:
    - Команды вышли на поле. Болельщики с нетерпением ожидают начала игры. Сегодняшний матч войдет в историю. После того, как в первом круге плей-офф, «Янкис» выиграли серию у «Миннесота Твинс», они выходят в финал Американской лиги. Сегодня на «Янкис Стэдиум» собрались пятьдесят шесть тысяч болельщиков, хозяева поля встречают гостей из Бостона…
    Я уговаривал его, тихонько нашептывал так, чтобы он слышал. Не ушами, о нет! Сердцем, своим трусливым сердцем, своим неуклюжим потливым телом, своей пустой башкой.
    - Пора сделать то, что должен…
    Я шептал, и он трепетал, слушая меня, зная, что должно произойти. Голос комментатора в приемнике пропитался тревогой, словно его обладатель знал, чем закончится Игра.
    (И время застынет навеки, провожая тебя, главное не бояться сделать первый шаг…)
    - Трудно оценивать шансы команд, но в последнее время не стоит не замечать тот факт, что «Ред Сокс» на редкость удачно стартовали в регулярном чемпионате, и выиграли у Ньюйоркцев шесть матчей из семи. Что же, сегодняшняя игра обещает быть весьма интересной…
    Его зрачки расширились, и руки схватились за края ванны. Синие вены набухли наступающей яростью, а может быть и страхом.
    (… туда, за край, за линию, отделяющую свет от тьмы, где тебя ждут, главное не боятся, не страшиться, не переживать, потому что там…)
    Он мотал головой, пытаясь сопротивляться, не желая ступить за порог, но кого интересовали его жалкие желания? Слепая жажда жизни, сосредоточие инстинктов в неказистом тельце, которому самой судьбой было уготовано раствориться, исчезнуть, покинуть этот мир, оставить только лишь напоминание, своим распухшим от воды, телом, плавающей на поверхности, гниющей, издающей отвратительный смрад, плотью.
    (… покой и безмятежность, тепло и умиротворение, там вечность, приятель, и ты станешь на пороге бескрайнего, протянешь руки в сладостную тьму, перед погружением в бездну счастья…)
    Я шептал, как заклинание, я уговаривал его, я хотел как лучше. Трубы, подчиняясь мне, шептали вместе со мной, их голоса сливались с моим голосом, становились все пронзительнее, требовательнее.
    - … «Янкис» заканчивают шестой иннинг со счетом восемь - ноль. Вопреки ожиданиям, у них все шансы закончить игру победителями…
    Сукин сын почувствовал неладное и забился в судорогах, не желая осчастливить мир, своей смертью. Он пытался выбраться из ванной, и мне пришлось удвоить свои старания. Я уже не шептал - кричал!
    (СДЕЛАЙ ЭТО - ТЫ ТРУСЛИВОЕ НИЧТОЖЕСТВО!!!)
    Его попытки освободиться из-под гнета моих слов были смешны, так же как и он сам. Руки скользили по облупившейся эмали, а мы кричали ему, бились в экстазе, впадая в резонанс. Водопровод вибрировал, вода в газовой колонке вскипела, подчиняясь ритму, прекрасному ритму приближающейся смерти.
    (ДАВАЙ ЖЕ, НЕ ЗАСТАВЛЯЙ МЕНЯ ТЕРЯТЬ ТЕРПЕНИЕ!)
    Он мычал, словно бычок, которого ведут на бойню, шестым чувством уловивший, что дяденька, который ласково почесывает у него за ушами, сейчас поставит его в станок, и несколько минут спустя, в этом гребаном мире станет на несколько десятков фунтов говядины больше.
    (Ну не бойся ты так, дурачок, тебе не будет больно, я обещаю. Всего-то делов - достаточно только протянуть руку и…)
    Стич застонал. Теперь он явственно слышал, как гудят трубы, как шипит колонка.
    - …восьмой иннинг подходит к концу. Бостонцы уменьшили разрыв. Общий счет восемь семь. Болельщики безумствуют…
    (Все произойдет так быстро, что ты даже и не заметишь. Просто не усеешь даже ничего почувствовать…)
    Водопровод вибрировал, пытаясь выбраться из стены. Глаза хозяина округлились от ужаса, когда он увидел, как деформируются трубы, изгибаясь, покидая свое место.
    (Давай закончим наше дело, как можно быстрее, не хотелось бы принуждать тебя, но парень, ты не оставляешь мне другого выхода…)
    Он закричал, когда взорвалась колонка, и клубы пара вырывались со зловещим свистом из лопнувшей трубы, наполняя дом раскаленным туманом.
    Он закричал, когда увидел, как тянутся к нему ржавые трубы, словно пытаясь задушить, обвивиться вокруг шеи, взять в стальной капкан его слабое человеческое тело.
    (ГРЕБАНЫЙ УБЛЮДОК! ДАЖЕ И НЕ ДУМАЙ, ЧТО СМОЖЕШЬ ВЫБРАТЬСЯ ОТСЮДА!!!)
    Сиплый крик вырывался из глотки, последним дыханием ополоумевшего кретина.
    - Пожалуйста, не надо, не надо, я не буду больше, я… никогда…
    (А вот сейчас парень, ты прав как никогда - ты действительно больше не будешь…)
    - … вот на поле выходит Ривера - питчер «Янкис». Он сменяет Майка Муссину…
    И когда мне надоело возиться с ним, когда мне наскучили все эти бесполезные уговоры, неуклюжие попытки оттянуть неизбежное я просто взорвался от ярости:
    (ТЫ СТАРЫЙ СУКИН СЫН!!! ПРИШЛО... ВРЕМЯ… СДОХНУТЬ!!!)
    Риччи пытался заслониться руками, закрыть глаза, чтобы не видеть, как в ржавые трубы изгибаются железными щупальцами, приближаясь, все ближе и ближе.
    Он пытался закрыть уши, чтобы не слышать мой крик, не слышать, как стонут трубы, ломая железные крюки, вбитые в стены, выворачивая их вместе с кусками штукатурки, выбираясь из креплений, чтобы достать его, растерзать ненавистную плоть человека, осмелившегося нарушить зыбкое равновесие между ослизлыми буднями провинциального ничтожества и яростным кошмаром, восставших из ада демонов ржавчины и до боли горячего пара.
    (А теперь ты умрешь…)
    - Ривера выигрывает два очка в конце восьмого иннинга - так держать парень!!! «Бомбардиры из Бронкса» завершают матч со счетом десять - семь. Следующий матч будет сыгран здесь же на «Янкис Стэдиум», после чего «Ред Сокс» будут встречать гостей в Бостоне, на стадионе «Фэнуй-Парк». Что же, снимаем шляпу перед Марино Риверой, который принес решающие два очка команде…
    Я коснулся его своим разящим перстом, и он нелепо взмахнул руками, защищаясь от моих холодных прикосновений. Его рука задела по-прежнему орущий приемник, и последние слова комментатора, потонули в горячей воде.
    Лампочка под потолком моргнула, чтобы взорваться тысячей осколков. Тело хозяина билось в ванне, словно не желая расставаться с жизнью.
    Но все же он уходил, и я ощущал всей поверхностью старого водопровода, ту силу, что уходила из умирающего тела, чтобы найти место во мне, влиться в проржавевшие трубы, даря новую жизнь, фейерверк новых, острых ощущений.
    А потом наступила тишина, которую нарушало лишь поскрипывание уставшего железа, да звук воды, льющейся из трещин в деформированных трубах.
    И мой шепот растворился в пространстве ванной, и я окунулся в блаженную негу, засыпая, чтобы отдохнуть хорошенько после удачно завершенного дня. Еще я понял, наконец, что стало главным в моей жизни - не терпеливое гуденье водопровода, не сытое тупое бормотание, но безумный шепот, ярость убеждения, крик, зовущий за собой в темную страну кипящего сострадания.
    И это стало моим предназначением. Истинным предназначением. Простой отрезок водопроводной трубы, вобравший в себя души таких же, как он, подчинивший их своей воле, познал истину, и нашел ее заслуживающей внимания.
    Я засыпал, растворяясь в умиротворенном блаженстве.
    Я узнал свою суть, и посмотрел на дела свои. И понял, что все хорошо…
   
    2.
    Они пришли через несколько месяцев. Все это время я находился в странном полусне. Холодная зима осталась в памяти коркой наледи. Я отрешился от всех забот, находясь в сладкой полудреме.
    Их было двое - длинноногий хлыщ в потертой бейсболке, прижимающий к груди коричневую папку, и тучный мужик, с трехдневной щетиной и повадками босса, на миг осветивший комнаты дома своей лысиной.
    - Какого хера здесь произошло? - тучный ткнул рукой в направлении ванной.
    Длинноногий засуетился, нелепо взмахнул руками так, что выпала папка.
    - Мистер Смизерс, очевидно проблемы с колонкой...
    Тучный задумчиво почесал подбородок:
    - Никогда не видел ничего подобного. Так значит, этот ублюдок завел привычку слушать радио, принимая ванну.
    - В управлении сказали, что это был несчастный случай - пробормотал длинноногий, и наклонился, чтобы подобрать папку.
    Смизерс хмыкнул и колупнул ногтем треснувший кафель:
    - Ага, держи карман шире. Похоже, ванна оказалась слишком горячей. Не исключено, что какой-нибудь засранец помог старине Риччи отправиться прямиком на тот свет. Впрочем, туда ему и дорога. Надеюсь ему там сейчас не слишком холодно...
    Тучный захохотал, придерживая живот руками. Его смех отразился от кафеля и заставил меня очнуться от грез.
    - Как вы считаете, мистер Смизерс, водопровод еще можно починить?
    Длинноногий провел рукой по трубам. На мгновение во мне вспыхнул и тут же погас мутный неясный образ - убогая квартира, с отстающими от сырости обоями, неопрятная обрюзгшая супруга, и однообразные монотонные будни. Полное отсутствие всяких перспектив найти достойное место в жизни...
    Смизерс нахмурился, подсчитывая в уме:
    - Наверно дешевле будет срезать эту хрень, и выбросить к чертовой матери. Значит так Тони, вызывай Джо и Сэмми, пусть убирают это ржавое старье и монтируют пластик. Через три дня все должно быть готово, у меня есть клиент на примете.
    - Как скажете, мистер Смизерс - длинноногий угодливо кивнул головой, соглашаясь с хозяином...
    На следующий день к дому подъехал "Форд" - старенький пикап, из которого выпрыгнули двое рабочих. Похожие друг на друга, в одинаковых клетчатых рубахах, и потертых джинсах, они принялись выгружать из кузова пикапа инструменты.
    Парни вошли в дом, и некоторое время осматривали ванную.
    - Эй, Сэм, ты только взгляни на это - Джо открыл рот, показывая рукой на перекрученные трубы.
    Его напарник не ответил. Он воткнул удлинитель в розетку, и проверил, как работает дисковая пила. Громкий пронзительный звук заставил меня проснуться окончательно, напомнив про старые славные деньки.
    - Давай работать, времени в обрез - Сэмми запустил пилу.
    (Острый диск врезается в тело, вырывая кусочки души, которые улетают раскаленными искрами боли...)
    Боль!!! Дикая боль! Она была во сто крат сильнее боли, испытанной ранее.

Оценка: 0.00 / 0       Ваша оценка: