Творчество поклонников

Истинное предназначение

Добавлен
2006-04-26 07:43:49
Обращений
6044

© Иннокентий Соколов "Истинное предназначение"

    От него зависит сейчас, выйдет ли он из этого зала победителем, или жалким неудачником. Не будем ходить вокруг да около…
    Ронни эффектно вскинул над головой руку с микрофоном, наслаждаясь овацией. Оркестр грянул вступление.
    - Итак, он самый известный писатель, он зарабатывает миллионы (он очень, ну просто очень богат, баснословно богат, неприлично богат). Кто он?
    (Ну-ка Стив, пораскинь мозгами, и порадуй старину Ронни…)
    Зрители зашумели, словно каждый из них знал ответ на этот простой вопрос. Ронни выставил ладони, пытаясь успокоить их. Стив вжался в кресло, не представляя, о ком идет речь…
    (Но это же так легко, парень, не разочаровывай нас…)
    - Итак? – Рон наслаждался сиитуацией – что скажет Стиви-бой?
    (Он Оз Веикий и ушшасный…)
    Стиви покачал головой, он не знал ответ. Ведущий вздохнул, удивляясь непонятливости Стива.
    - Не торопись Стивен, у тебя еще есть время.
    (Он Алый Король, запертый на вершине темной башни, стоящей на поле, в окружении цветущих роз.)
    Стиви лихорадочно размышлял, пытаясь подобрать ответ. Что-то такое знакомое, вертится на кончике языка.
    - Поможем Стиви? – гости в студии одобрительно зашумели. Стивен ощутил страх.
    Ронни подошел ближе, так, что Стивен сумел рассмотреть свое отражение в зеркальных очках ведущего. Рон положил ему руку на плечо и силой сжал пальцы.
    (Давай сукин сын, думай, и не приведи господь тебе ошибиться парень, даже и не пытайся подвести меня, подвести всех нас…)
    - Что же, по нашим правилам я могу дать подсказку нашему игроку. Он играет в "Рок Боттом Ремайндерс", и является владельцем двух радиостанций Бангора (о, этот парень действительно обожает рок музыку и бейсбол), а еще у него высокий рост и пять машин в гараже (и одна из них красный «Кэдди», подумать только!), и к тому же он очень, очень, очень знаменит!!! Ну, так как, парень, кто он?
    Зрители притихли, повинуясь жесту ведущего. Замолк оркестр, и в наступившей тишине, Стивен услышал собственное имя.
    (Ты сам это сказал парень, заметь, не старина Ронни, ни зрители в зале, это сказал ты, все твои мечты и мысли, в которых ты был тем парнем, который может позволить себе шикарную виллу, и громил охранников с доберманами, у которых вырезаны голосовые связки – все, лишь бы только не нарушить твой покой, пока ты творишь себя, творишь для всех, рождая свои миры, сея страх и ужассс…)
    - Да, он сказал Это! – Ронни аж взвизгнул от восторга. Зрители разразились овациями, повторяя все громче и громче, скандируя, выкрикивая.
    - Стиви, Стиви…
    - Да, это наш Стиви – Ронни уже кричал, даже не пытаясь заглушить всеобщий восторг.
    Зрители бесновались. Они кричали, свистели, подбрасывали вверх цветы.
    (Наш Стиви, это наш парень!!!)
    Стивен встал, оглушенный всеобщим ликованием, и что-то пробормотал под нос.
    (Что ты сказал, парень?)
    Стивен повторил. Зрители неохотно замолчали, пытаясь услышать его слова. Рон Лучиано отступил, по-прежнему сжимая микрофон. В его глазах зажглось понимание и сочувствие. Он криво ухмыльнулся.
    - Ну-ка Стивен, скажи это так, чтобы слышали все. Нам будет интересно…
    - Это не я – неохотно пробурчал Стивен.
    - Что? – не расслышал ведущий.
    - Это не я. Это! Не! Я! – Стивен выкрикнул эти слова, и Ронни успокаивающе похлопал его по спине.
    - Мы знаем парень, мы знаем…
   
    В тот вечер Стивен выпил четыре банки «Будвайзера», после чего вставил в печатную машинку чистый лист. Некоторое время он курил, тупо поглядывая на пустую белизну листа, потом принялся печатать, что-то бормоча под нос.
    Он напечатал три страницы, остановился, чтобы отхлебнуть пива (это ты так подумал, но на самом деле, парень, вдохновение оставило тебя так же внезапно, как и пришло), и словно наткнулся на стену, где-то внутри себя. Слова разбежались предательскими буквами, прячась в голове, притворяясь глупыми, неуместными мыслями.
    - Старина, ты не способен на большее… - вслух подумал Стивен, и со злостью смял ни в чем, ни повинную бумагу.
    Он выбросил в корзину эти три странички (история про девочку, которая обладала паранормальными способностями, - старо как мир, особенно если ты уже прикончил четыре банки пива), и, вышел на улицу, с трудом нащупывая ступеньки.
    Когда вечером пришла жена, Стиви уже спал в трейлере, отвернувшись к стене, чтобы завтра утром, ни свет, ни заря, подниматься на работу в прачечную. Табита остановилась возле Стива, заботливо поправила одеяло. Дети гуляли на улице, и нужно было готовить ужин. Она подошла к столу, на котором стояла машинка Стиви, и покачала головой. По правде, говоря, она никогда не разделяла увлечения мужа, считая это пустой тратой времени. Табита вытащила из корзины смятые страницы, разгладила, быстро пробежала глазами, затем принялась читать более подробно, не спеша, словно написанное захватило ее. Что-то было в этих смятых страницах, что-то такое, что (напугало ее!) притягивало, что-то обещающее, искра способная разгореться необъятным пламенем, а впрочем, нет, ерунда, писанина, (пустое, детка), которой самое место там, в корзине.
    Табита быстро, словно испугавшись, что Стивен сейчас проснется и застанет ее за чтением своего неудавшегося произведения, сунула страницы назад, и отправилась готовить ужин. Пятнадцать минут спустя она и думать забыла про всю эту ерунду, тем более что по радио начался ежедневный выпуск новостей…
   
    - Вот так это и происходит Стивен, все, что иногда требуется от любящей супруги – немного поддержать своего мужа. Сердце мужчины, - кто может сказать, что познал его полностью, иногда оно тверже камня, но иногда подобно воску, из которого руки жены, способны лепить удачу. Стиви, я скажу тебе прямо, не будем уподобляться тем соплякам, что воруют ключи от папашиного автомобиля, чтобы потискать подружек на кожаных сидениях, воображая себя хозяевами жизни, в которой не смыслят ни черта - мы-то с тобой уже взрослые люди и знаем чего хотим (по крайней мере, хочется в это верить, приятель), и в состоянии понять, где дорожная разметка уходит в сторону, ко всем чертям, сворачивая на обочину. И уж тем более знаем, что если следовать этой пунктирной линии окажешься в разбитом трейлере, с одной единственной надеждой на будущее, которая, между нами говоря, не стоит ни цента.
    Так вот Стиви, все, что требовалось от твоей дражайшей супруги, достать эти гребаные страницы из гребаной корзины, куда ты их запулил своей же рукой. Нет, Стиви, парень, я не собираюсь винить тебя в том, что ты сделал. Мы понимаем, что ты не был ни в чем не виноват. Так сложились звезды, если ты, конечно, веришь в то, что гребаные фонарики на небе способны решать за тебя все проблемы, направляя чертов пунктир туда, куда им только заблагорассудится.
    Можешь поверить мне (и это святая правда дружок), стоило бы этой сучке вытащить из корзины три странички, и обратить твое внимание на то, что написанное в них не такая уж херня, как может иногда показаться после четырех банок «Будвайзера», все пошло бы по-другому.
    (Святая правда, Стиви!)
    Я не знаю, почему, но в этом мире, звезды не желают освещать твой путь серебристым светом удачи, и дражайшая супруга не разделяет твоей привязанности к истертым клавишам печатной машинки (вспомни Стивен, как всю дорогу она ныла, что это напрасная потеря времени), словно нарочно сбивая с толку, стараясь запереть тебя в ржавом старом трейлере.
    Пойми меня правильно, парень, вся эта ерунда, что застилает тебе глаза (ну там семья и прочее такое дерьмо) лишь обертка от конфетки, шелестящая, потертая. Если выбросить ее ко всем чертям, вкус конфеты не станет хуже.
    Я не собираюсь давить на тебя, сынок, но сдается мне, будет лучше, если ты раскроешь свои гребаные глаза, и увидишь, наконец, что нужно кое-что исправить, внести коррективы, если ты, конечно, понимаешь, о чем я тебе толкую.
    Стиви понимал. Он сжал в руках отрезок водопроводной трубы и задал единственно верный вопрос:
    - Если я сделаю это, я получу все, о чем ты говорил?
    - Возможно – согласился Рон – в любом случае выбор остается за тобой. Тебе решать, плыть ли по течению, покуда волны не прибьют твое распухшее от неисполненных желаний тело к илистому берегу вечных снов, либо хоть раз в жизни совершить поступок достойный настоящего мужчины.
    (Давай Стив, парень, пора выбить все дерьмо из ее пустой башки, и, наконец, научиться смотреть на мир глазами взрослого мужчины, отдающего отчет в своих поступках)
    Стивен качнулся в последний раз, и выпрямился, сжимая трубу. Он толкнул металлическую дверь, и слегка наклонился, проходя вовнутрь.
    (Слегка проучить, указать на недочеты. Выбить все дерьмо. Расставить запятые, и восклицательные знаки. Наказать по взрослому…)
    Стивен улыбнулся самой лучшей из улыбок.
    - Табита, дорогая ты где?..
   
    Вот и вся история, которую я хотел рассказать. Отрезок трубы нашел свое предназначение. Ты даже не представляешь насколько приятно нести радость и счастье другим, проходя свой путь. Теперь, я надеюсь, ты будешь смотреть на мир по-другому, вспоминая особенно счастливые минуты, те мгновения, когда ты принимал единственно правильное решение, руководствуясь своим сердцем.
    Пускай твой путь будет светлым и чистым. Пускай преграды остаются позади маленькими камешками на дороге жизни.
    И если мы встретимся с тобой когда-нибудь еще, и ты осторожно коснешься, отполированного тысячей рук металла, помни, дружок, не все так плохо как кажется иногда. А если даже и так, пока мы будем вместе, мы отобьем любую подачу, отправим мяч далеко за линию, и пускай тебя не сбивают с толку пятна ржавчины – это всего лишь видимость, под которой скрывается холодная сущность простого отрезка водопроводной трубы…
   
    Стиви вдохнул полной грудью и поднял голову. Ринго подбросил мяч на ладони, насмешливо рассматривая противника.
    - Передай привет своему папочке.
    Стивен улыбнулся ему, как старому другу:
    - Обязательно передам, засранец!
    Ринго нахмурился, и приготовился к подаче. Стиви крепко-крепко сжал биту, зная, что ни за что не пропустит этот удар.
    Судья уже показал два страйка, и теперь только от Стиви зависел исход поединка.
    В конце девятого иннинга, на бейсбольной площадке высшей школы Лисбон Фоллз Дерхема, в погожий летний денек, когда ветерок лишь слегка касается волос, паренек по имени Стивен, отбил мяч далеко за пределы поля…
   
   
    Бангор – город в штате Мэн.
    VZON – спортивная радиостанция Бангора, по некоторым сведениям принадлежит известному писателю Стивену Кингу.
    «Бостон Ред Сокс», «Нью Йорк Янкис», «Окленд Атлетикс», «Миннесота Твинс» - бейсбольные команды.
    «Бомбардиры из Бронкса» - так болельщики «Янкис» иногда называют свою любимую команду.

Оценка: 0.00 / 0       Ваша оценка: