Творчество поклонников

Везунчик

Добавлен
2006-05-05 11:29:14
Обращений
5391

© Юра Оборотень "Везунчик"

    У кого-то действительно нашлись свои колоды, и я придирчиво их рассмотрел на предмет шулерства. Но не умудренный годами взгляд вряд ли мог рассмотреть что-то крупнее загнутых уголков карт, поэтому предварительную классификацию прошли все.
    - Три партии на брата, победитель идет дальше с общим выигрышем плюс новая ставка. Понятно? – Джимми уже сидел за столиком, не сводя глаз с моих рук. Так как отрицательных ответов не послышалось, он тихо сказал мне:
    - Поехали, Том. Да поможет нам Бог.
    Я разорвал целлофан, с удивлением заметив, что не в силах совладать с внезапной трясучкой, овладевшей мной. Напарник Везунчика, хмырь в ковбойской шляпе и коричневой клетчатой рубахе, насмешливо поцокал языком.
    - Давай, давай, быстрее, - сказал Джимми в тон ковбою, но его слова подействовали на меня гораздо лучше. Я быстро перетасовал карты, и оставил колоду на столике. Огляделся.
    Некоторые, так и не дождавшись, уже самозабвенно играли. Другие терпеливо ждали меня, боясь праведного гнева Везунчика, но тот и не замечал их вовсе, погруженный в кратковременный поединок.
    И хотя, в принципе, мое присутствие не было очень уж и важным, но я был горд. Ничего, думал я, еще чуть-чуть и когда вас останется человек шесть, я пригожусь. А пока мухлюйте, играйте, блефуйте. Я не против.
    Джимми тоже был не против, так как он знал кое-какую правду. Правду правд, если хотите. И об этом он сам скажет позже. Перед тем, как навсегда исчезнуть с моего горизонта.
   
    4
   
    - Не дури, парень! – взревел Маркус, грохнув кулаком по столу. Стопка карт подпрыгнула и сдвинулась немного в сторону. А Джимми продолжал сидеть, как ни в чем не бывало, равнодушно покусывая нижнюю губу. – Бери, еп-т, еще карту!
    - С меня хватит, я же сказал - пас.
    - Такого не может быть, сынок! – внезапно Маркус подобрел. Это было столь же непривычно, как и смешно. Он – гроза окрестных улиц, полтора центнера живого мяса и достаточное количество мозгов, для того чтобы дожить до пятидесяти, ласково говорил Везунчику «сынок». Именно! Можно даже предположить, что заботливо. Подавшись вперед, улыбаясь во все тридцать два золотых зуба и невинно морща низкий лоб. – Тебе не могло выпасть все и сразу! Тяни, я не против, если ты это сделаешь.
    - Пас. – Упрямо сказал Джимми и положил свои карты рубашкой вверх.
    - Ежели так… Тогда ты шулер, вот че я тебе скажу! Я следил за тобой, и знаете что, ребята?!
    Маркус обернулся к молчаливым зрителям, где-то зевакам, но в большинстве своем выбывшим из «Пирамиды». Те с интересом уставились на него.
    - Он раза три точно так же выигрывал! Просто брал после первой сдачи и все, еп-т!
    - И что? – устало спросил Джимми.
    - А то! То, мой маленький друг! Ты херов мухлевщик!
    - Есть доказательства?
    Маркус удивленно вскинул руки.
    - Ты три раза не хотел менять карты, и все время выигрывал, это ли не доказательство?
    - Нет. Хочешь обыскать меня? Хочешь потрясти? Найди реальные доказательства, жирный козел, а потом щебечи своим хлебалом.
    Толпа охнула, а Маркус замер, приоткрыв рот от удивления.
    Джимми неторопливо вынул из пачки «честера» сигарету, щелкнул зажигалкой и затянулся дымом.
    - Да я… - Лицо Маркуса побагровело, но Везунчик был невозмутим.
    - Что ты? Ты порешь чушь, в пустую, и я смело могу назвать тебя балаболкой. Я называю так всех, кто пытается меня в чем-то очернить, не имея под этим основы. Помнится, Почтовик говорил мне тоже самое. И то же самое, что и тебе, я ему ответил. Ты знаешь Почтовика, Марк?
    - Слышал немного.
    - Ну, раз ты СЛЫШАЛ, то я умываю руки. Не хочешь играть – вали. Хочешь – играй. Расклад прост, как дважды два.
    - Ладно, - Маркус нервно дернул носом. – Ладно, сосунок, но ты у меня еще попляшешь.
    - Договорились, - хохотнул Джимми. – Так ты тянешь?
    - Да! – рявкнул Маркус. – И не смей торопить меня!
    - Что ты, что ты, я и ни сном, ни духом…
    Маркус со всей силы шлепнул ненужной картой, и его пальцы зависли над колодой, нервно шевелясь. Джимми скептически посмотрел на него, хотел что-то сказать, но сдержался и сел вполоборота. В его движениях не было ничего такого предосудительного, но Маркус разглядел тайный смысл, который только после дошел до меня.
    Везунчик уже устремился по направлению к центральному столику, за которым сидел один из финалистов. Молодой парень, с виду немного младше Джимми, но в костюме и при белой рубахе, что делало его взрослее и солиднее.
    Маркус громко выругался, схватил карту и тут же взвыл, подняв глаза к потолку.
    - Что б тебя!!!
    - Не повезло? – участливо поинтересовался Джимми, принимаясь медленно переворачивать свои. Карту за картой. Многие вытянули шеи, чтобы рассмотреть их получше, но я, со своего почетного места крупье, уже все увидел.
    Четыре в ряд, мать его, с первого раза.
    В моем воображении Маркус уже особо жестоко убивал Везунчика, кровожадно улыбаясь, но на деле этого не случилось. Наш громила местного значения быстро выбрался из-за столика, и скрылся, оставив после себя неплохой проигрыш.
    Джимми сказал мне:
    - Неси все это на алтарь, Том. – И сам подал мне пример, захватив с собой денег, сколько мог.
    По моим прикидкам в тот вечер я сделал пять шагов, имея на борту кусков семь. Миг краткосрочного счастья был великолепен и, держа эти местами засаленные, а где-то и хрустящие, бумажки, я ощущал себя богом.
    А Джимми знал, что он бог. Бог карт. И вел себя подобающе.
    Паренек, искренне ожидавший неминуемого триумфа, поднялся и протянул руку. Значитца, чтобы все по правилам, все честно и благородно. Сморщившись, Везунчик потряс его ладонь, ничуть не скрывая своего отношения к противнику. «Сырье и материалы», такую табличку он хотел видеть на всех, кто садился играть с ним, и срать он хотел на всех, кто пытался хоть как-то избежать незавидной участи.
    - Может просто так сдашься? – предложил Джимми, садясь и одергивая собравшиеся в складку джинсы.
    - Неа.
    - Заметано, - весь тон Везунчика был пропитан вежливостью и ленью одновременно. Масляный кот заглянул в золотую клеточку и спешит поскорее сцапать птичку и убраться, пока хозяин не пришел. О Маркусе было позабыто.
    Джимми умел обижать людей, не делом, так словом и в этом он находил верных союзников. Тут действовало «правило большинства». Что есть толпа? Тупая отара, состоящая из маленьких человечков. Что есть стадо с вожаком?
    Армия.
    Войско.
    Но ведь предводитель он тоже маленький человечек! Так?
    Так да не так.
    Везунчик имел все задатки вождя, и люди, видя, как он одним жестом, одним словом сбивал на грешную землю, тянулись к нему, как к сильному. А слабого старались загнобить всей кучей.
   
    Несомненно, но жизнь, бывает, ставит великолепнейшие подножки.
   
    Вышло все совсем иначе, нежели предполагал Джимми.
    Он проиграл первую партию. Вторую.
    И третью. Толпа возбужденно шепталась за его спиной, не смея в открытую высказать если не радость, то недоумение. Я не был с ними заодно, мне было жалко Джимми. Только что, на моих глазах, рухнула легенда и это было тем еще зрелищем.
    Когда парень выложил свою третью победную, окончательную, как контрольный выстрел, комбинацию карт, Джимми улыбнулся и было в его лице что-то… страшное. Будто мертвец сидел за столом, и общался с нами, живыми.
    - Я могу взять деньги? – спросил парень, чье имя Везунчик так и не удосужился узнать.
    - Погоди, - он остановил его, вытянув вперед руку. – Не хватает одной формальности.
    - Какой?
    - Пересчитать твои крепкие, здоровые зубки, – Джимми запнулся на секунду, - шулер.
    - Откуда ты знаешь?!
    - Он блефует!
    - Докажи!
    Люди кричали, топая ногами. Некоторые хватались за бока, руки тянулись к пистолетам и ножам, чтобы вразумить зарвавшегося итальяшку. Умей проигрывать достойно, считали они.
    Но Джимми не проиграл, и он был в этом уверен. За всю его карьеру он ни разу не проиграл без собственного на то желания. Что сказать, парень мухлевал отменно, если Везунчик не просек этого после первого кона. И теперь он пытался доказать малодоказуемое.
    - Проверьте его, - сказал он. – Проверьте и, клянусь Господом Богом, если вы ничего не найдете, любой желающий сможет пустить мне пулю в голову. А такие среди вас найдутся. Например, ты!
    Джимми указал на какого-то человека. Я не видел его лица, но мне отлично открылся длинный ствол револьвера, упертый в лоб Везунчика.
    - Давайте, обыщите его!
    И тут парень, до этого сидевший без слов, вскочил. Он хотел бежать, но в него вцепились десятки рук.
    - Какого хера! – завопил он. – Эй! Эй! Я выиграл по-честному!
    - Куда ты тогда собрался? – резонно возразили ему и без тени сомнения принялись обшаривать карманы. Через минуту поисков на свет извлекли тузы. Два в рукаве, один во внутреннем кармане пиджака и еще один за поясом.
    Парень перестал вырываться и брыкаться, лишь смиренно наблюдал за тем, как без его ведома утянули кошелек и часы с мобильным телефоном. Никто особо не возражал.
    Джимми аккуратно убрал от себя револьвер (мне казалось, что я услышал вздох разочарования неудавшегося стрелка), встал и подошел к шулеру.
    - Как твое имя?
    - Алекс.
    - Алекс… Скользкое имя. – Джимми стер с его лица пот и облизнул пальцы. – Соленый. Боишься что ли?
    - Нет.
    - Не-е-ет? Ну надо же, какой смелый мальчик. Пусть будет так. Пусть будет. Готовьте его, - бросил он тем, кто держал парня, и отступил на шаг.
    Алекса усадили на стул с высокой спинкой и быстро привязали к нему добытой откуда-то бельевой веревкой.
    - Что вы делаете? – парень вертел головой, силясь хоть что-то понять.
    - Играем по правилам, только и всего. Ах, я забыл! – Джимми всплеснул руками. – Ты же так не умеешь, да? Ничего, мы постараемся тебе научить.
    Примерно половина, находившихся в «Мейджик», в том числе и я, не понимала, что хочет сделать Джимми. Другая половина осознавала, но как выяснилось в итоге, даже в самых смелых ожиданиях они и додуматься не могли до плана Везунчика.
    А он, тем временем, попросил бармена принести ему швабру и молоток.
    Когда их торжественно преподнесли, Джимми сломал швабру пополам, отбросив кусок с поперечной перекладиной, и оставил себе палку. Примерно полметра длиной, один конец закругленный, другой соответственно острый от слома.
    - Уговор был таков – выбиваем зубы за мухлеж. Все это слышали и все согласились. Готовсь расплачиваться, Алекс.
    - Ты… ты не сделаешь этого, - парень с ужасом смотрел на палку и молоток, которые небрежно держал Джимми.
    - Еще как сделаю. Еще как.
    Он приблизился к парню и тот заверещал.

Оценка: 8.50 / 2       Ваша оценка: