Творчество поклонников

Пропущенный сороковой

Добавлен
2006-05-11 13:24:35
Обращений
5851

© Ева Романова "Пропущенный сороковой"

    Он же мне звонил по сто раз на дню. Его слова, они все время крутятся у меня в голове, и от этого становится особенно больно.
    - Ты до сих пор так переживаешь? – Я удивлена вопросом Иры. Удивлена и раздражена.
    - Когда не думаю о нем, становится чуть легче. Еще долго идти до кафе, о котором ты мне все мозги прожужжала? – Больше всего мне хочется напиться пивом и перестать думать о нем.
    Лесопарк, в котором мы гуляем, больше всего напоминает мне мрачный лес с приведениями из классического американского ужастика. Верхушки деревьев плотно сошлись, образуя небольшое пространство, через которое видно безликое серое небо. Еще полчаса назад, когда мы входили в парк, небосвод был без единого облачка. Мне больше не хочется гулять, я устала бродить по узким тропинкам, считая шаги. Я теперь все время считаю шаги, листья на деревьях, количество строчек на странице книги, для того, чтобы не сойти с ума.
    - Ничего не понимаю. – Ира пожимает плечами, застегивает легкую куртку. Здесь, в глубине лесопарка становится прохладнее. – Я знаю этот лес как свои пять пальцев, но мы кажется заблудились. Где-то свернули.
    - Мы все время шли прямо. – Я готова ее убить. Ноги в новых туфлях натерты и болят неимоверно. Кроме того, очень уж хочется наконец-то забыться пивом в убогом кафе при парке. – Куда ты нас завела? Посмотри, вокруг не души!
    - Нужно у кого-то спросить, где выход. Нам нужны деревянные ворота, высокие такие. Там выход к неврологическому диспансеру, ну ты же должна знать. – Ира тоже нервничает, правда непонятно почему.
    - Нет, я то откуда знаю! Я в неврологическом диспансере пока не лечилась. После прогулки с тобой прямиком отправлюсь туда.
    - Жень, у меня плохое предчувствие. Не знаю, глупость какая-то в голову лезет. Мне кажется, что мы постоянно ходим кругом.
   
   
    6.18 мая 2002 г., 15:40.
    Нет, все-таки я готова убить Ирку. Мы действительно ходили кругом, больше четырех часов. Мои ноги в новых стильных туфлях превратились в кровавое месиво. Надо быть дурой, чтобы пойти в лес на шпильках! Теперь я не перестану корить себя за такую оплошность.
    Мы идем по узкой дорожке, огибающей деревянную детскую площадку и по-прежнему спорим. Запоздалое солнце все же появилось и теперь ласково играет лучами.
    - Девушки, подождите. – Я резко оборачиваюсь и в упор смотрю на подругу. За нами неуклюже ковыляет странный человек, мужчина неопределенного возраста в мешковатом джинсовом костюме. - Постойте, девушки, окажите мне любезность. – У него странный голос, хрипловатый, утробный.
    - Простите, у нас нет денег. – На месте Иры я бы тоже так подумала. Уж больно бедно выглядит мужичок.
    - Нет, мне не деньги нужны. Я уже хожу здесь долгое время. И собираю всякие пожелания, сказания, легенды, рисунки. Посмотрите, какая у меня тетрадь! – Он протягивает нам обыкновенную тетрадь формата А4. – Многие, поверьте, очень многие, пишут мне сюда. Как вас зовут? – Он обращается ко мне и я вижу его глаза – серые, слишком узкие для человека. Глаза волка, глаза торговца магическими шарами из моего сна.
    - Женя. – Я не могу оторваться от его лица. Оно кажется мне необыкновенно знакомым, но это не лицо парня из моего сна.
    - Напишите мне сюда ваше желание. И оно обязательно сбудется. Для Юры. Меня Юра зовут.
    - А вы волшебник? – Мои губы дрожат. И совершенно не хочется улыбаться. Я знаю точно – мне страшно. – Мы спешим и у нас нет ручки, простите.
    - Ручка у меня есть. У меня есть ручка. Напиши свое желание. То, которое прямо на душе лежит. Оно сбудется, не сомневайся.
    - Ну, хорошо. – Я смотрю на Иру, она делает недовольное лицо и брезгливо смотрит в его сторону.
    «Я хочу быть счастлива с Виталиком. Только он мое счастье. Женя».
    - Спасибо.– Он брызгает слюной и я замечаю, что маленькие ее капельки поднимаются паром с асфальта. - А у вас дар есть. А если нет, то вы пока об этом не знаете. Вы можете сделать так, чтобы я нормально спал?
    - Что? – Солнце опять померкло и лес стал мрачнее.
    - Юра уже давно не может спать из-за грехов. Юре нравится видеть сны, звезды и небо. – Этот ненормальный чуть не плачет и от его жуткого голоса начинает шуметь в деревьях. Ветра в лесу нет. Так действует звук, изрыгаемый из его гнилого рта. Я их так люблю, но я их не вижу. Совсем не вижу. Вы, возьмите и напишите на листочке мое желание. И исполните его. Взамен на пропущенный сороковой.
    - Нет, я не умею. – У меня возникает лишь одно желание – убежать отсюда побыстрее. На мгновенье я забываю о кровавых пятках. – Не могу. Что такое пропущенный сороковой?
    - Ну и не надо. – Теперь его очередь улыбаться. - В течение полугода вы обо мне вспомните.
    ***
    Мы все-таки нашли выход из леса. Бежали, обливаясь потом от страха, который вдруг вселился в нас. После прощальных слов странного незнакомца мы кинулись бежать, а когда через несколько десятков метров оглянулись, на длинной прямой дорожке никого уже не было. Вдалеке от нас, на асфальте, ждала своего невидимого хозяина только тощая черная собака.
    Позже, когда я вернулась домой, в кармане своей ветровки я обнаружила маленький белый листок с напечатанным текстом: «Вы продали душу дьяволу на пропущенной сороковой».
    Мне никто не поверил. Когда я показала записку Ире, в моей ладони оказался простой маленький белый листок.
   
    Эпилог
    Восемнадцатого ноября уже выпал снег. Когда мы хоронили мою подругу Ирку, завывал пронизывающий до костей ветер. Я обязательно приду на кладбище на сороковой день. Теперь уже к ней, моей лучшей подруге, девочке, которая, казалась бы, не имела никакого отношения к пропущенному сороковому…

Оценка: 5.00 / 1       Ваша оценка: