Творчество поклонников

Была ночь

Добавлен
2006-05-26 00:56:50
Обращений
4307

© Александра Дворная "Была ночь"

   Предисловие
    Рассказ написан в соавторстве с Максонычем и является своеобразным экспериментом. Результаты наших трудов мы выносим на ваше справедливое суждение.
   
    Была ночь, и улицы освещались лишь неоновым светом витрин да лампами дневного света из окон еще не закрывшихся супермаркетов. Я шел и шел, я всегда иду. Не останавливаясь.
    Дойду ли я до предела?
    Ну и черт с этим пределом.
   
   
   
    Я спускался по мягкому склону горы и слышал разрывавшиеся вдали радостные крики людей. Мне пришло в голову, что туда заночевала группа обдолбавшихся чеков, но их там не оказалось, к сожалению.
    Когда мне стало видно озеро со всех сторон окруженное деревьями, я не поверил увиденному. Это странно увидеть озеро, наполненное кровью или чем там еще красным. В нем трепыхались сотни две счастливых человек, но я был слишком далеко, чтобы разобрать их лица. И я шел. Прорвавшись чрез завесу огромных деревьев я увидел как огромная женщина стоя на вершине смотровой башни воткнула себе в живот нож и не обращая внимания на хлынувшую оттуда кровь достала кусок своей кишки и разорвав ее на две части, одну сунула обратно, а вторую привязала к железному поручню. Все время ее лицо было измождено гримасой боли, но когда она подошла к краю мостика свисавшего с башни над водой и, улыбнувшись сделала еще один шаг в пустоту. Через несколько секунд радостный крик этой толстухи огласил все пространство озера и не прекращая орать она упала в воду.
    У меня даже не было времени обдумать увиденное. Я просто стоял с открытым ртом и наблюдал за малышами, которые, перекидывая оторванную и еще кровоточащую руку убегали от ее хозяина. Хозяин руки уже успел посинеть, но, радостно крича продолжал гоняться за обидчиками.
    - Немедленно отдайте малышу руку! Ее еще можно пришить! – Прокричал я им вслед не успев понять какую чушь сморозил. А в ответ услышал лишь смех.
    Я перевел взгляд и увидел старика, скатывающегося с горы колесом, просунув голову между колен. Когда он достиг конца склона из спины у него свисал кусок позвонка.
    - Парень, не стой! Можешь мне вправить пару позвонков? – Обратился ко мне старик. Но, отвернувшись от него, я так и не произнес не слова.
    Черт, черт, черт! Я чуть умом не тронулся от такого обилия… человеческих органов. И я побежал в сторону озера, чтоб окунуться в него с головой в надежде вынырнуть и оказаться на самом обычном водоеме. Я прыгнул в него и, открыв глаза я понял, что плыву в непроглядной луже крови. На вкус она отдавала металлическим, отвратительным привкусом от которого меня тут же стошнило, впервые я блевал не высовывая головы оттуда, куда блюю. Всплыв на поверхность я долго откашливался и, услышав новую волну смеха раскрыл глаза. Плавал я в своей же луже, так сказать, которая не особенно то и выделялась среди крови. Как, оказалось, смеялись все надо мной и я почувствовал себя семиклашкой впервые отведавшего вкус спиртного.
    - Не волнуйся парень, поблюй еще, может легче станет. – Заржал стоящий прямо передо мной толстяк. У толстяка был голубой правый глаз и перевернутый вокруг своей оси левый который успел покрыться кровяной коркой.
    Я чуть не заплакал от охватившей меня беспомощности, сердце сжалось в груди, но не хотело разжиматься, мне было больно. Я не понимал ни из-за чего мне больно, ни почему, просто очень больно.
    Толстяк заржал еще громче и обхватив меня за шею своей правой рукой окунул меня в лужу моей блевотни. Может он хочет, чтобы я пришел в себя – спросил я себя под водой. Но что-то он не хотел меня отпускать. Я оттолкнулся от дна и успел вдохнуть воздуха. Раскрыв глаза я посмотрел на небо, и оно было уже не синим, как когда я сюда шел, а оранжево-красным и так странно поблескивал этот свет на зеленых листьях деревьев. Потом я перевел взгляд с деревьев на правый глаз толстяка и понял, что это был лишь первый раунд. Снова оказавшись в воде я осознал, что здесь мне искать больше нечего и чем быстрее я отсюда уйду тем меньше буду похож на здесь присутствующих. К величайшему моему сожалению у толстяка были на меня совершенно иные планы и пытаясь оттолкнуться ото дна я безвозмездно открывал рот в ожидании привычной порции кислорода, а вместо этого получал поток отвратительной крови в мои легкие.
    Я задыхался или уже задохнулся. Все меньше мыслей меня преследует, все больше чувств. Больше чувств – больше крови, я пил ее и пил, пока не понял, что уже не хочу дышать и возможно я уже мертв.
    Словно услышав эти мои мысли толстый отпустил мою шею и я попытался вдохнуть, но видимо мешала засевшая в легких кровь.
    - А ты пей малыш, воздух тебе больше не понадобится. – Произнес одноглазый и закатился в очередной волне хохота.
    - Жирная тварь! - крикнул я чувствуя перед ним абсолютную беспомощность. – Хренов тебе я буду пить эту дрянь!
   
   
   
   
   
   
    Почему бы и нет задумался я и следя за полетом счастливой женщины пружинившей на собственной кишке, решил повторить ее подвиг. Стоя на вершине вышки я смог увидеть всю красоту окружавшего меня мира, красно-оранжевого неба и кровавого озера окутанного зелеными верхушками зеленых деревьев. Я вспорол себе брюхо завизжав от нахлынувшей боли. Я выронил из руки нож и упал на колени видя кровь, черную кровь льющуюся на мои ладони.
    -Какого черта я делаю? – Кричал я мучаясь от разрывающей меня боли, я чувствовал пульсацию кровотечения отражавшуюся в моей голове очередным приливом боли.
    - Ты получаешь удовольствие малыш! - Улыбнулась женщина, забравшаяся на вершину при помощи все той же кишки. – Давай я тебе помогу! – Она подняла нож и засунула руку в сделанный мною разрез, я завыл как только мог, но она не останавливалась и привязав кусок моей кишки к поручню обвязала второй конец вокруг моей талии.
    - Вперед, малыш! На встречу своему счастью.- кричала она мне вслед, летевшему на встречу ветра и поверхности озера. Летя я чувствовал как из мое тело с каждым сантиметром вниз становится легче и легче. Приземлившись спиной …
   
   
   
   
    Скальпель блестел в свете ламп дневного света. Мне так хотелось подравнять себе лицо, что я взял его и не торопясь отрезал себе верхнюю губу, я старался отрезать ее ровно, я ведь ни какой-нибудь чертов псих. Когда с губой было покончено, я увидел мои резцы, которые будут видеть все. Следом за губой пошла десна, которую пришлось прямо таки отковыривать, все время мешала кровь, и откуда ее столько много? Попеременно сплевывая в раковину кровь, я отрывал по кусочку десны от моих челюстей, и через несколько часов дело подошло к концу. Я смотрел на себя в зеркало, совершенно нового человека, улыбающегося будущей жизни, мне понравилось то, что я сделал, только вот кровь не прекращала идти, хотя и текла довольно медленно из-за сигаретных ожогов. Это я видел в фильме, когда пулевую рану прижигают сигаретным ожогом, и ведь действительно действует!
    Я закрыл глаза. Открыл. И не увидел я того, что ждал. Кто же я жертва или виновник?
    Жертва своего сумасшествия и виновник его появления. Но, проделав такую большую работу, я осознаю, что сделал ее не зря и возможно мир оценит мои старания. Нужно навестить соседей.
    В пол второго утра Фред спокойно спал в своей кровати, пока не услышал разливающийся по дому медленный ровный стук. Как всегда, ничего не понимая после такого тягучего сна Фред потряс головой и понял, что стук, который стал виновником его пробуждения раздается на первом этаже. Одев тапочки, он медленно встал и побрел к двери. Стук не прекращался, а все также продолжал пульсировать в его голове.
    - Иду. Кого там еще принесло? – Спросил Фред. Но в ответ услышал лишь стук.
    На улице шел дождь, поэтому желание самому открывать дверь и попасть под волну холодных капель невольно затаилось в глубинах подсознания.
    - У меня не заперто. – Осторожно произнес Фред.
    Стук прекратился. И дверная ручка медленно повернулась. Фред который стоял на лестнице связывающей второй этаж с первым замер в ожидании. Дверь распахнулась, посреди проема стоял мужчина, силуэт которого был в виден в свете фонарей стоящих вдоль тротуара. Он был одет в медицинский, промокший насквозь халат. В правой руке был четко виден металлический скальпель, блестящий в лучах фонарей. Поначалу Фред спокойно всматривался, пока не разобрал выражения лица гостя.
    - Что у Вас с лицом? Вам нужна помощь?
    - Тебе нравится мое новое лицо Фред? – Невнятно произнес незнакомец, который ожидающе стоял в дверном проеме.
    - Я не понимаю. Кто вы?
    Ночной гость сделал несколько шагов по направлению к Фреду, и остановился, когда свет падающий из окна осветил правую половину его лица. Фред завизжал как девчонка, когда всмотрелся в новые очертания лица своего друга.
    - Тук-тук, трам-там-тарарам, едут-едут гости к нам, – пробубнил гость и вступил в пределы дома, толкнув правой ногой входную дверь. Она захлопнулась с громким стуком. Со стены на пол грохнулась икона. По умиротворенному лицу мадонны разбежались паутиной трещины.
    Фред застыл в лестничном пролете, не в силах пошевелиться. Это был маленький тщедушный человечек с внешностью клерка. И вторжение страшного гостя не вязалось с его планами.
    - Пожалуйста, уходите… - прохныкал он, вжимаясь в деревянные перила. Он отказывался верить собственным глазам.
    - Я познал радость нового, Фред. Меня научили и я пришел, чтобы научить тебя… Я посвящу тебя, и ты обретешь вечную жизнь.
    - Не приближайтесь! – Фред абсолютно не знал, как ему поступить. Ужас обуял, сковал руки, ноги. На лбу выступил холодный пот и, что самое страшное, он не смел пошевелиться. Желтые глаза на изуродованном лице, казалось, сканировали его мозг.
    Гость подошел к лестнице.
    - Пойдем со мной…
    - НЕТ! – Фред отчаянно цеплялся за перила. Ноги сами съезжали вниз, тянули его, предательски подкашивались. Он готов был заплакать. – Умоляю вас, покиньте мой дом… Я –я, вызову полицию!
    - Да? – незнакомец выпростал руку, помахал в воздухе окровавленным скальпелем. Свет от коридорной лампы отразился от стали и заиграл бликами на перекошенном лице. Зубы гостя раздвинулись, во рту шевельнулся опухший язык…
    - Ты думаешь, они успеют?
    Тут Фред не выдержал. Захлестнутый волной паники, он ринулся вверх по лестнице, вопя во всю глотку о помощи. Неслышно, как тень, незнакомец метнулся за ним.
   
    Была ночь, когда в парке заливались хором лягушки. Была ночь, когда луна, подмигнув на прощание, скрылась за черными тучами. Была ночь, когда из двухэтажного домика на пустынной улице вышел мужчина в развевающемся грязном халате. Лицо со страшными ранами оставалось бесстрастным. Подняв руку, он провел ладонью по подбородку и посмотрел на нее. Затем вытер об халат и отправился дальше, шаркая тяжелыми ботинками по асфальту.

Оценка: 5.50 / 2       Ваша оценка: