Творчество поклонников

Наказание и преступление

Добавлен
2006-06-08 11:51:32
Обращений
4946

© Владимир Иванов "Наказание и преступление"

    Такая же у них щель, как и у меня? Или с ней что-то происходит? Конечно, я подсматривала как обнимаются папа и мама, но это все не то. Да и видно было плохо. Темно.
    Впрочем, один раз, когда мама в одном только халате, сразу после душа, вышла на балкон, а я там играла, мне удалось кое-что рассмотреть. Я делала вид, что усаживаю мою любимую куклу Машу в цветочный ящик, где у нас, по-традиции, мама сажала помидоры. Не знаю - почему. Большие они не вырастали, и много их не было. А маме нравилось. Ну вот, я и ползала там, внизу. Усаживала куклу. А мама вышла на балкон. Распаренная, после душа. Оперлась на перила и стала рассматривать всех подряд. Нечаянно, я подняла голову вверх и увидела щель между маминых ног. Она была большая и розовая. Уходящая в черноту по краям. А на верху, чуть выше, я имею в виду, росли волосы. Не белые, как на голове у мамы. А черные. И кучерявые, спутанные.
    Я не знала, что и думать. У меня таких нет. Но, наверное, вырастут. И тогда мне тоже можно будет играть с мальчиками. Вернее, с мужчинами. Ходить в кафе, в кино, рассуждать на всякие интересные темы. А потом лежать и обниматься с ними в постели. Это, наверное, здорово.
    Конечно, я и сейчас могу пойти куда-нибудь с мальчиком. Только он тоже еще маленький и ничего не понимает. Борька его зовут. Он, правда, получше некоторых, не выдал меня, когда я его обняла. И ничего не сказал. Только покраснел. Его любимый сериал "Андромеда". Ему нравятся драки. И чего в них хорошего? Тупое времяпрепровождение. То ли дело выяснение отношений.
    Когда мама с папой ругаются, я просто счастлива. Я тихонько прокрадываюсь к их двери и слушаю все-все. И иногда мне кажется, что я героиня того самого сериала. Только роль у меня маленькой девочки. А я не хочу быть маленькой девочкой. Я хочу быть как Фиби - веселой и заводной. И хочу любить того красивого мужчину. И чтоб он меня любил и заботился обо мне, как заботится о Фиби. В такие минуты на меня что-то накатывает и я готова убить ее. Почему все ей?! А я как же? Мне что - один Борька достанется? Зачем он мне нужен.
    Будь моя воля, я бы разделась перед ним совсем. И его бы раздела. И обняла бы крепко-крепко. Да только боюсь. Но не стеснения своего и стыда, а его дикого-непонимающего взгляда.
    Надо найти кого-нибудь постарше. Я уже видела его. Такой красивый юноша с голубыми глазами и широкими плечами. Он учится в десятом классе. Я специально подсмотрела. Но они, старшеклассники, считают нас детьми. И папа с мамой считают меня ребенком. Хотя папа иногда смотрит на меня как тот мужчина из сериала. Наверное, я ему нравлюсь. Это хорошо, но не могу я так больше. Я должна быть взрослой.
    А подружкам моим недоразвитым нравится Зена, королева воинов. Тот же мордобой, что и в "Андромеде", только женского пола. Никаких переживаний. Эта женщина больше похожа на мужчину, чем мужчины сами на себя. Как она может нравиться? А Ленке и Наташке очень даже. И чего они в ней нашли?
    На экране телевизора Прю, Пайпер и Фиби смело расправлялись в врагами. А потом долго переживали. Правда, по другому поводу.
    Что-то мамы долго нет. Уже девятый час, а ее все нет. Обычно она всегда рано приходит. Ну не всегда. Иногда. Я из школы возвращаюсь, а она через час или два. Папа-то почти всегда дома. Сидит перед компьютером, лениво щелкает по клавишам. Или играет в какую-нибудь игрушку. Он купил себе "Quake VIII BG". Самая новейшая. Но немодная. У нас сейчас принято во все старое играть. Самый шик. Если, конечно, достанешь. И фильмы старые смотреть модно. Поэтому мы все и увлекаемся старыми сериалами. И фильмами.
    Только родители мои все же гады. Нельзя так ко мне относиться. Я уже взрослая. Я хочу взрослых вещей. Почему они мне запрещают? Я ненавижу их за это. Временами. А временами - люблю. Когда подарки дарят. Только это редко бывает. Раньше, когда у папы были свои деньги, он часто дарил мне что-нибудь. И так нежно обнимал. А теперь, ему мама выдает чуть ли не под расписку. На свой "Квейк" он экономил несколько месяцев. И, конечно же, не до подарков ему. Ему самому тяжело. И мама про меня совсем забыла. Ничего не приносит вот уже который день. Дня три прошло, не меньше. Последним подарком был набор трусов. С разными рисунками. Крокодил Гена, Чебурашка, Волк, Заяц и все такое. Разве это подарок? Правда, когда я надеваю трусики с изображением крокодила Гены, у меня по всему телу пробегает приятная дрожь. Это хорошо, но этого мало.
    Им не откупиться от меня таким образом. Я сама стану такой как Прю. Я даже знаю как.
    Я нашла на помойке, ну не на помойке, я не лазаю по помойкам, не то, что некоторые. Вон Борьку с приятелем застукали, когда они залезли в мусорный контейнер и что-то там копали. Так эта взрослая сволочь схватила их, притащила в школу и сдала завучу. Что им было... Родителей в школу вызвали, перед всем классом они стояли, силой вырвали у них обещание, что они так больше не будут. Ладно, я и до этого по помойкам не лазила, а уж теперь-то и подавно. Я все-таки девочка.
    Рядом с помойкой, на картонной коробке из-под телевизора "Рубин 2010" лежала толстая книга в темном, засаленном переплете. Никакой надписи на ней не было, только знак. Почти как в "Зачарованных". Только чуть-чуть другой. Скорее квадрат перечеркнутый крест накрест толстыми, жирными линиями. Кое-где на этом знаке сохранилась даже позолота. Я как раз шла из школы домой. И увидела ЕЁ. Будто кто-то на ухо шепнул мне, чтоб я взяла ЕЁ. Я оглянулась по сторонам, не видит ли кто, и быстро схватила ЕЁ.
    Домой пронести было легким делом. Папа ничем не интересуется. Только подогревает мне обед. Или ужин. А когда я прихожу он уже не целует меня. Зачем же он мне такой нужен?
    Я быстро спрятала книгу под кровать в своей комнате. Он ничего и не заметил. Только поздно ночью мне удалось открыть ее. Знаю я их, если бы увидели, то, выкинуть - не выкинули бы, а отобрали бы точно. Как пить дать.
    Это была книга заклинаний. Написанная волшебницей Ольгой. Как значилось на первой странице. А дальше шло содержание. И там, мой взгляд прямо уперся в это, "Как стать взрослой". Прямо черным по белому. Кто бы мог подумать. Я открыла ее на нужной странице и прочитала указания сначала и до конца. Ничего сложного там, вообще-то не было. Нужно было просто умертвить своих родителей, вырезать у них сердца и сварить из них суп. Рецепт супа давался в точности до мелочей. В основном там были специи, которые держит на кухне мама и которые покупает по ее указаниям папа.
    Короче, все было. Потом нужно было отрезать у мамы большой палец на руке, а у папы мизинец на ноге, очистить кости от плоти, раздолбить их в порошок и высыпать в суп. Затем варить все это на медленном огне двадцать шесть часов. Только после этого аккуратно выковырнуть из тел глаза, тут предупреждалось об особой осторожности, нужны все четыре глаза и не порченые. И выпить их. Кожуру бросить в кастрюлю с варевом и варить еще девять часов. После этого, то, что останется съесть. И станешь взрослой. И все. Делов-то.
    И я теперь твердо решила. С меня хватит, я больше так жить не могу. Жаль, конечно, папу с мамой, но ничего не поделаешь. Взрослой мне хочется стать еще больше. Да и не поймают меня потом. Ведь я же буду взрослая. Кто меня узнает? Никто.
    Единственная сложность заключалась в том, как сделать так, чтобы родители умерли. Здесь мне, как ни странно, снова помог папа. Вот это, дочка, сказал он, указывая на какой-то коричневый пузырек, стоящий в серванте, яд. Не трогай его. Достаточно нескольких капель, чтобы отправиться на тот свет.
    Что ж, папа, счастливого тебе пути. Отравы в чайнике на всех хватит. Там ее столько, что можно дивизию чебурашек отравить, не то, что маму с папой. Зато, папа, я буду взрослой.
   
    3.
    Сволочи! Сволочи и гады!
    Я тут, понимаешь бьюсь как рыба об лед, чтобы наше семейное счастье не пошло ко дну. Изо всех сил стараюсь. А они... В смысле, он. Что он сделал, чтобы меня поддержать? Да ничего. Сидит себе перед компьютером. Вперился в него, как пидер на партнере. Черт.
    Я вспомнила, как сегодня мне пришлось делать минет жирному борову, чтобы протолкнуть книгу одного засранца-писателя. Бездарность и говно, кстати. Если бы я не взяла в рот член этого ублюдка под названием Георгий Валентинович, об этом писаке и не узнал бы никто. А теперь он - знаменитость. Валентиныч не обманывал еще. Ну только этого и не хватало для полного счастья. Каким же говном вонял его член. Кому, интересно, он до этого его запихивал? И куда? Стоп. Не хочу ничего я про это знать.
    Сидела у него при входе сука-секретарша. Голодной волчицей на меня смотрела, когда я выходила из его кабинета. Не иначе ей в задницу запихнул. Хорошо живет Валентиныч, ничего не скажешь. Одной в задницу, другая оближет. И никакого запаха. И чистенький домой, к жене. И жену еще поимеет, гигант наш, половой.
    Черт, ну и сука же я. Не такой еще будешь. Бросать надо эту работу. Идти редактором в модный журнал. Сережка вон звал. А я дура из-за этого недоноска отказалась.
    Вот ведь, как будто черт под руку толкал. Всегда шла по прямой. Четко определяла поставленную цель. Ничего не упускала из виду. И где я теперь? Отсасываю под столом за тупой текст, набитый на машинке. Кому скажешь - не поверят.
    А ведь как начинал, Федя мой любимый. Прямо всех сделал. Ну это я преувеличиваю малость, но по тем временам такое отхватить - уметь нужно. Так повезло остолопу. Казалось бы работай и работай. И в хер не дуй. Так нет же. Вообразил себя писателем, Достоевским сраным. Вдохновение ему подавай. Хорошие и умные книги хотел писать. На бестселлеры плевал. Не по его рангу. Козел! А я теперь при нем, как Соня Мармеладова при Свидригайлове. Или кто там хотел ее поиметь. Впрочем, Сонечку не имел только ленивый. Как и Верочку. Спасибо за поддержку, родная. Да не за что, всегда пожалуйста.
    Погоди, поищи плюсы. Не унывай. Все же в твоих руках. Вот, едешь домой на машине. Правда не на своей. Поймала за двести до дома. Переплатила, кажется. Да только побыстрее хочется в душ. И водила, похоже, за проститутку принимает. Конечно, у меня юбка такая короткая, что когда сажусь трусы видны. На это и рассчитываю. Только ты, братан, губы особо не раскатывай. Я даже мужу своему не всегда даю, а уж тебе-то не обломится ни под каким соусом.
    В сумочке зазвонил сотовый. Не думала я, что понадобится он в такое время, поэтому копалась довольно долго. Думала - прекратит звонить. Ни хрена подобного.
    - Да, - нейтрально сказала я в трубку. - Кто это?
    Оказалось звонит Пашка Крикалев из издательства "Прокус". Наобещала я ему в свое время, что муженек мой разродится новой книгой. Что-то невероятное, рекламировала я. Если возьмете - не пожалеете. Да только вот дело осталось за малым - написать все это говно. И ахнут все. А у Пашки у самого дела шли неважно. Хорошие писатели к нему не шли, я имею в виду людей с именами. С известными именами. На это деньги нужны.

Оценка: 8.00 / 1       Ваша оценка: