Творчество поклонников

Наказание и преступление

Добавлен
2006-06-08 11:51:32
Обращений
4942

© Владимир Иванов "Наказание и преступление"

    И немалые. А неизвестных раскручивать - та же заминка с деньгами. Книгу выпустить не проблема. Набрал текст на компьютере, заказал обложку художнику, сделал из всего этого макет, вывел пленки и отдал в типографию. И все. А то и пленки можно не выводить. Сами там все сделают.
    Только вот потом начинались проблемы. Когда магазины не брали всякое неизвестное дерьмо. Зачем им с этим возиться, когда в наличии целый набор знаменитостей о которых говорят по радио и телевидению, печатают рецензии в газетах, и все такое. Конечно, для толстого дяди, член которого сегодня побывал у меня во рту - это не проблема. У толстого дяди не только нужные задницы и рты всегда под рукой, но и толстый кошелек. Он завсегда проплатит своим, чтоб подхватили и донесли до народа. Ты только сперму его глотай.
    Что ты так на него взъелась? Тебе понравилось, что ли? Мне-е-е?! Да ты что! С ума сошла что ли! А вообще - да, понравилось. Чувствовать себя униженной самкой, готовой на все ради своего господина. Это хорошо. Это... величественно. Одна только небольшая проблемка - господин-то мой и не господин вовсе, а так - полное говно. Ему бы я хоть каждый день отсасывала, лишь бы писал. Я бы его книги безо всяких минетов в издательства сдавала. Да еще в какие. Да его, несмотря на прошедшие... сколько же там прошло-то? Лет пять. Нет, больше. Шесть, а то и семь. Да его до сих пор помнят. Даже если бы он сейчас что-нибудь выдавил из себя, я бы не к Пашке пошла, нищему, а уж точно к кому-нибудь типа Валентиныча. Есть несколько зацепок. И прошло бы ведь.
    Вот гад, так обмануть. Ассоль оказалась в жопе. Прости господи меня грешную. И ведь может, но ни хрена не делает. Из принципа. Великая сермяжная правда. Ублюдок сраный. А может сказать ему про минеты. Ну что за каждую страницу, я буду ему отсасывать. Вот только поможет ли?
    - Что ты говоришь, Паш? - переспросила я.
    - Я говорю, - терпеливо повторил Пашка. - Что если до конца месяца не будет рукописи, то в план я смогу твоего поставить только после нового года. Понимаешь о чем я?
    - Поимей совесть, Паш, - до нового года еще шесть месяцев. Ты что, - ну вот и Пашка дозрел. И то правда, сколько можно динамить ближнего своего.
    - Слишком все забито, - сымитировав виноватый голос, типа "я бы с радостью, но не в моих силах", ответил мне Пашка.
    Впрочем, если бы что-нибудь появилось, он бы наверняка нашел место и время. Даже без минета. Знаю я его. И его издательство.
    - Ладно, я все поняла. Пока, - раз так, то нечего деньги попусту тратить.
    М-да, и дочурку тоже вырастила на свою голову. Волком смотрит и все молчит. И чего, спрашивается, молчит? О чем думает? Все телевизор этот дурацкий смотрит, ума набирается. И за нами подсматривает. И подслушивает. Что-то во всем этом есть нехорошее. Нездоровое какое-то.
    Нет, если он до конца года ничего не напишет, надо разводиться. Черт с ним, пойду в редакторы. Журнал все-таки полноцветный, дорогой, деньги хорошие. Нервотрепки, правда, много, а где, собственно, ее мало. При больших деньгах-то. Хочешь спокойной жизни - иди в сторожа. Да и то не уверена, что очень уж там спокойно. Вот где спокойно, так это на кладбище. Заколотят гроб, засыпят землицей, лежишь себе, разлагаешься. Хорошо. Спокойно. Никаких тебе унижений, никаких тебе волнений. Все чинно и вежливо.
    А с дугой стороны, я с ним разведусь, а он после этого напишет что-нибудь стоящее, а я говно опять хлебать буду. Нет, так не пойдет.
    Я расплатилась с шоферюгой и не спеша пошла к подъезду.
    Вот если бы он умер. А потом... Была в свое время такая писательница детективов Александра Маринина. Очень популярная, в свое время. Второй Агатой Кристи нарекли. Умерла она уже. От рака легких. Но дело не в этом. Был у нее роман про то, как один писатель умер, а после его смерти стали появляться неизвестные его книги. Он якобы написал их до своей смерти, а опубликовать не упел. И такие бабки они там гребли с этого. Хорошая мысль, мне нравится.
    Надо и моему что-нибудь в этом роде подстроить. А для достоверности и трагедийности и дочурку любимую ухлопать. Что-нибудь такое, идейно-садистское. Чтоб у всех кровь в жилах стыла. В стиле его ранних романов. А я вроде как и не причем. Маньяков-то обыкновенно ищут среди мужчин. Им и невдомек, что как минимум половина из них - женщины.
    Так, придумаю как их половчее угробить, а сама в это время накропаю какую-нибудь безделицу в его стиле. Несложно это, хоть он так и не считает. И не одну, наверное. Штук пять или шесть. Конечно, когда прочитают - ругать будут, но деньги-то уплочены, как говорится. А то и глядишь, талант у меня откроется. Сама начну, под своим именем.
    Да, пожалуй, так я и сделаю. Самый модный, как говорит Вика, и оптимальный вариант. Так и поступим.
   
    4.
    Из протокола осмотра места преступления:
    "...Тело Стручкова Федора Константиновича лежит посередине комнаты, головой к окну. В правой руке зажат нож. На нем видны следы крови...
    ...Тело Стручковой Вероники Андреевны обнаружено в своей постели без признаков насильственной смерти...
    ...Тело Стручковой Виктории Федоровны обнаружено в кресле, перед включенным телевизором, в сидячем положении рядом с трупом отца. Голова найдена под журнальным столиком, на котором стоит телевизор...".
   
    ВСЁ

Оценка: 8.00 / 1       Ваша оценка: