Творчество поклонников

Иннокентий Соколов - Дорога в никуда

Добавлен
2006-06-29 18:33:28
Обращений
7410

© Конкурс Апокалипсис чужак дорога "Иннокентий Соколов - Дорога в никуда"

   
    (У тебя еще будет время поболтать на досуге со старым хрычом, поверь Стэнли…)
    Стэн хмыкнул, и повернул ключ зажигания…
   
    3.
    Микки Митчелл любовно погладил белый бок своей новой машины. Он давно хотел иметь такую, и вот теперь судьба, наконец, одарила его своим вниманием. Давно уже нужно было сменить прежнюю развалюху на что-нибудь более стоящее.
    А ведь все начиналось не столь прекрасно…
    Он попал в Тихий Холм на рассвете, когда поднимающееся солнце напрасно пыталось разогнать густой туман первыми лучами.
    Микки надавил на газ, и машина послушно рванула вперед, взвизгнув истертыми покрышками. Не глядя, он нащупал кнопку приемника. На мгновение в динамиках что-то треснуло, затем после непродолжительного шума помех, раздался звук. Передавали сводку новостей.
    - … очередное пополнение в Спрингфилдском зоопарке. Очаровательного моржика назвали Баттеркап. Мама и папа малыша чувствуют себя счастливой семьей…
    Микки вполголоса выругался – передают по радио всякую муть. Какое кому на хрен дело до гребаного моржика. Поколебавшись, мгновение, он все же оставил станцию. Его интересовали совсем другие новости…
    - Внимание, внимание. Как стало известно, совершил побег опасный преступник, Майкл Митчелл. Он очень опасен, и возможно вооружен. Если вам что-либо известно о местонахождении Майкла Митчелле просьба сообщить по телефону…
    Далее шли особые приметы преступника. Митчелл поморщился – треклятое сообщение крутили по всем каналам. Неудивительно, что он чувствует себя словно заяц, окруженный охотничьими собаками. Ничего, ему просто нужно отлежаться немного, и все будет в порядке. Немного отдыха, покуда утихнет шумиха, и можно будет потихоньку двигать на запад, или на юг, смотря какое, будет настроение.
    У него в Тихом Холме было одно уютное местечко, в котором он мог чувствовать себя в безопасности. Заодно будет повод передать приветы старым друзьям.
    Оставалось только решить некоторые проблемы, которых было собственно две. Одна из них – звук полицейской сирены чуть позади, другая - сидела рядом с ним на переднем сиденье.
    Маленькая девчушка лет шести, в розовом платьице с воротником, косички, перевязанные белыми бантами, белые же гульфики и маленькие аккуратные туфельки – настоящий ангелочек. Митчелл подобрал ее, гм, черт возьми, где же он подобрал ее?
    Он был на ногах уже более сорока часов, с тех пор, как водителя тюремного автомобиля хватил удар прямо за рулем, и когда Микки пришел в себя, в живых оставались только он, и лежащий без сознания охранник, из носа и ушей которого текла кровь. Не веря собственному счастью, Митчелл сумел нащупать связку ключей на поясе охранника и выбраться из машины. Все последующее время, он петлял по дорогам штата, путая следы, словно дичь, которую выслеживает сразу несколько охотников, мечтающих нашпиговать свинцом несчастное тельце.
    Ну да, он въехал в Тихий Холм, ворвавшись вихрем, разметающим в стороны проклятый туман, и проезжая по главной улице (в сотый раз поражаясь царящему в городе безмолвию), увидел малышку, которая словно ждала только его.
    Микки притормозил и открыл дверь.
    - Гуляете мэм?
    Девочка несмело улыбнулась, и сделала шаг вперед. Черт подери из таких мелочей и складывается жизнь, собираясь в единый путь, уходящий далеко настолько, что и не вернуться. Стоило бы маленькой проказнице поступить так, как учат в школе (и никогда, никогда, никогда не разговаривайте с незнакомыми людьми!) и все сложилось бы как нельзя лучше для Микки. Хотя кто знает, что лучше для него, кроме самого Митчелла да господа Бога. И то в существование, последнего, Микки не особо-то и верил.
    Маленькая шлюшка забралась в машину, и сидела рядом, указывая вперед своим маленьким курносым носиком. Митчелл и сам не знал, на кой хер он подобрал ребенка, и что следует делать теперь, когда на хвосте сидят копы.
    Звук сирены усилился, и прущего по улицам города на довольно высокой скорости Митчелла обогнал белый «Шеви».
    Коп сидящий за рулем показал поворот, и сбавил скорость, вынуждая Микки притормозить.
    - Твою ж мать – Митчелл ударил по рулю – только этого не хватало...
    Хлопнула дверца. Коп выбрался из машины, и не спеша, направился к Микки, всем своим видом демонстрируя собственное превосходство. Микки выдохнул и сжался, стараясь уменьшиться до размеров брелка, болтающегося на ключе зажигания (ключи от машины, вместе с самой машиной, Митчелл позаимствовал на стоянке мотеля, лежащего в паре сотен миль от Тихого Холма), дабы суровый коп прошествовал мимо, не обращая внимания на существование особо опасного, и даже возможно вооруженного преступника.
    Коп подошел вплотную к машине Микки. Тот опустил стекло, рассматривая полицейского, лихорадочно соображая, как поступать в данной (отчаянно дерьмовой!) ситуации.
    - Доброе утро – вежливо поздоровался Митчелл, стараясь, чтобы в голосе не звучали нотки нервозности.
    Коп кивнул в ответ. На прямоугольной табличке, прикрепленной прямо над жетоном, Микки прочитал «Лейтенант Гуччи»
    - Права и документы, пожалуйста – коп бросил на него внимательный взгляд, и Митчеллу на миг стало не по себе.
    Документы на машину лежали в бардачке, вместе с какой-то книжкой, брошюрками, рекламами мотелей, и прочей чепухой. Микки нашел права прежнего владельца и протянул в окно (все это время девочка сидела как неживая, рассматривая что-то прямо перед собой).
    Коп не спеша, изучал документы, поглядывая на Микки.
    (Неужели пронесет? Хей парень, может быть госпожа удача еще не исчерпала лимит доверия к твоей персоне?)
    - Не больно-то похож – флегматично заметил коп, и Митчелл неискренне улыбнулся, изображая нечеловеческую усталость (в какой-то степени так оно и было на самом деле), пожал плечами, да мол, годы не добавляют ничего, кроме морщин и одноразовой, никому не нужной мудрости.
    - Откуда держите путь? – отдав права, полицейский стал немного дружелюбнее. Он заглянул в салон, сквозь наполовину опущенное окно, его взгляд зацепился за девчонку.
    - Кто вам эта юная леди? – офицер Гуччи, подмигнул ребенку. Девка не обратила никакого внимания на слова копа, продолжая пялиться в лобовое стекло.
    - Это моя дочь – соврал Микки и тут же понял что попался.
    Офицер сразу подобрался, и его рука как бы невзначай легла на кобуру. В этот момент Митчелл сообразил, что еще немного и вся его полная приключений жизнь, возможно, завершится через несколько секунд здесь, в чертовом городке, окутанном туманом, только из-за того, что он старый дурак, подобрал эту чертову милашку, распутного ангелочка в розовом платьице.
    Осторожно, стараясь, чтобы не заметил полицейский, Митчелл уперся рукой в заранее приоткрытую дверь автомобиля.
    - Послушай детка, это правда, твой отец? – коп явно напрашивался, и Микки понял, что час пробил.
    Что есть силы, он толкнул дверь, сбивая полицейского с ног, и выскочил из машины комком взбудораженных мышц. Как всегда в минуты опасности, его чувства обострились до предела, он воспринимал окружающее, словно набор цветных картинок.
    Вот он хватает офицера Гуччи за руку, не давая расстегнуть кобуру. Вот они уже катаются по мокрой земле. Микки молотит свободной рукой, стараясь избить, разорвать, втоптать в землю, вытрясти душу, не дать встать, и самое главное, выдавить жизнь из слабеющего на глазах тела, превратить его в остывающий кусок мяса, в неловкий, неуклюжий манекен, годный разве что валяться в грязи, выступая из густого тумана, словно маяк, который светит кораблям, своим неровным мерцающим светом.
    Он оставил копа лежать прямо на дороге (на счастье поблизости не оказалось ни одной живой души – лишние свидетели были ни к чему), и подошел к полицейской машине.
    Белый «Шеви» – именно та машина, о которой он так долго мечтал. Митчелл заглянул в салон – аккуратные чехлы на сиденьях, рация, прикрепленная на приборной панели, пустая подставка для оружия.
    Микки перетащил девчонку в «Шевроле Каприс», и уселся за руль, воображая себя настоящим копом.
    - Вы имеете право сдохнуть ко всем чертям – Митчелл скривил губы в победной улыбке, обнажив десна – и я постараюсь, чтобы ваши права не нарушались!
    (Уж будьте спокойны…)
    Тачка была слишком приметной, далеко на ней не уйти. Но и садиться за руль своего старого драндулета, Микки совершенно не хотелось.
    (Ничего детка, Митчелл что-нибудь придумает. По крайней мере, у него хватит ума, чтобы сообразить, что теперь уже нет причин оставаться в этом чертовом городе…)
    - Пора рвать когти – Микки посмотрел на маленькую пассажирку, и завел машину.
    Взвизгнув колесами, «Шеви» рванул прочь из города, оставив на асфальте следы от шин. Туман сгустился над телом мертвого полицейского, словно пытаясь скрыть следы преступления. Он был заодно со сбежавшим преступником, хотя кто знает – возможно, туману было все равно, кого принимать в свои призрачные объятия.
    Микки гнал как сумасшедший, оставив позади Тихий Холм. Он двигался навстречу судьбе…
   
    4.
    Гарри Мейсон шел по главной улице города, и с каждым шагом, ему становилось все более не по себе. Тихий Холм вполне оправдывал свое название. Необычайная тишина наполнила улицы, смешавшись со странным густым туманом (Мейсон никогда не видел ничего подобного), за все время, что он брел, пытаясь найти хоть кого-нибудь, его старания не увенчались успехом.
    Он прошел несколько магазинов, пару аптек, и как минимум одну парикмахерскую. Жители города, если они существовали в этой реальности, либо прятались от него, стараясь не попадаться на глаза, либо одновременно совершили коллективное самоубийство, чтобы только не отвечать на вопросы Гарри, относительно места, в котором могли бы находиться его дочь и жена.
    Словно наступил конец света, и души всех тех, кто родился и жил в этом маленьком курортном городке, отправились на небеса, чтобы предстать пред глазами небесного судии, принеся с собой свои грехи большие и малые, тяжкие и ничтожные.
    (И пролил седьмой ангел свою чашу на воздух, и из храма небесного от престола раздался громкий голос, говорящий - свершилось!)
    Гарри вздрогнул. Голос в голове произнес эти слова с пугающей отчетливостью, словно что-то чужое поселилось в голове, пуская корни в воспоминания, питаясь остатками мыслей, высасывая знания прямо из мозга.
    - Ты просто устал парень, так бывает – вслух произнес Гарри.

Оценка: 8.00 / 1       Ваша оценка: