Творчество поклонников

Иннокентий Соколов - Дорога в никуда

Добавлен
2006-06-29 18:33:28
Обращений
7404

© Конкурс Апокалипсис чужак дорога "Иннокентий Соколов - Дорога в никуда"

   
    (Хреновые дела парень, если ты уже начинаешь разговаривать сам с собой…)
    Гарри остановился возле городской больницы. Двухэтажное здание манило вовнутрь. Он прошел мимо небольшого скверика, разбитого сразу за кованой оградой, отделяющей территорию больничного двора от проезжей части улицы, и остановился перед большими, выше его роста, стеклянными дверями. На левой половинке, красной краской, кто-то вывел под трафарет – «Госпиталь Святого Джерома» и чуть ниже, более мелкими буквами, было написано – «Добро пожаловать…»
    Мейсон толкнул дверь и очутился в полутемном помещении приемного отделения. Слева в беспорядке был свалены различный хлам, словно обитатели больницы в спешном порядке покидали эти ставшие вдруг негостеприимными стены, и все ненужное оставляли прямо у входа. Из кучи мусора глаз выхватывал то разбитую хирургическую лампу, автоклав с отломанной дверкой, а вон там, чуть далее, лежит на боку кресло-каталка, и тусклые лучи света, проходя сквозь пыльные окна, играют на погнутых никелированных спицах колес.
    - Эй, есть кто? – ответом была тишина.
    Гарри крикнул второй раз – безрезультатно. Многократное эхо отразилось от покрытых плесенью стен, и окончательно увязло в странной атмосфере больницы, поддавшись всеобщему унынию и запустению.
    Он прошелся по длинному коридору, который вел от приемного отделения. В конце коридора, у стены, прямо на полу лежало что-то длинное (в человеческий рост) накрытое белой простыней.
    Мейсон обратил внимание, что с каждым шагом, приближающим его к тому, что лежало под простыней, он старался идти как можно тише, словно боясь потревожить покой неизвестного, нашедшего свое успокоение на холодном, облицованном треснутым от старости кафелем, полу.
    Не дойдя несколько шагов, до (трупа?) ЭТОГО, Мейсон остановился, чувствуя, как колотится сердце, и в висках стучат маленькие молоточки.
    (Да что с тобой, черт тебя раздери, парень? Ты только посмотри на себя, стоишь в проходе, словно семилетний сопляк, и слышишь, как стучат коленки, бьются друг о дружку, выбивая самбу…)
    Мейсон сглотнул, пытаясь придти в себя. Действительно, быть может под простыней и не было ничего, тем более, что если бы там лежало человеческое тело, то он бы учуял запах разложения. Между тем, в коридоре пахло, как пахнет обычная больница – немного лекарствами, но больше застарелой мочой и страхом.
    Гарри втянул воздух, и закашлялся. В общем, ничего страшного, давай сделай пару шагов, и убедись, что это всего-навсего лишь куча старого тряпья.
    (Так-то оно так, вот только мне почему-то совершенно, ну совершенно не хочется узнать что под этой белой, с пятнами чего-то коричневого, простыней)
    Гарри попятился. На секунду ему оказалось, что что-то задрожало в пропахшем больничными запахами коридоре. Словно воздух сгустился, и двинулся в его сторону, заставляя шевелиться волосы на голове.
    Простыня скрывающее что-то наверняка очень страшное чуть сдвинулась, и Гарри с ужасом увидел краешек ботинка, кокетливо выглядывающий из-под нее.
    ТАМ КТО-ТО ЛЕЖИТ!!!
    И, черт возьми, Гарри, если ты еще хоть на секунду замешкаешься, этот КТО-ТО доберется до тебя, и тогда уже не обессудь...
    Мейсон развернулся, чтобы бежать, куда глаза глядят, и спотыкнулся о подставку для капельницы, которая валялась прямо посредине коридора (несколько минут назад, когда Гарри еще не был в предобморочном состоянии, он просто перешагнул через нее, теперь же проклятая железяка, словно нарочно стала на пути, отсекая все попытки убраться из этого страшного места), и с грохотом, который услышал бы, наверное, даже мертвый, упал, больно приложившись затылком об пол.
    Ярко вспыхнувшие звезды в глазах, и тяжелая, до рвоты головная боль, оказались сущим пустяком, по сравнению с тем, что произошло потом.
    Тело, накрытое простыней, шевельнулось!
    (ОНО шевелится, Гарри, и что я хочу сказать тебе, парень, если ты думаешь, что оно удовлетворится только тем, что немного попугает тебя, то ты глубоко ошибаешься. Это Тихий Холм, приятель, и седьмой ангел пролил свою чашу, так что, наверно, было бы уместно на твоем месте припомнить пару-тройку забытых молитв. Уж они-то наверняка пригодятся. Не скажу, что они сильно помогут тебе, но это, пожалуй, единственное, что остается здесь и сейчас, не так ли?)
    Гарри набрал полную грудь воздуха, и заорал, что есть силы:
    - НЕТ!
    (Он скулил, отталкиваясь ногами от пола, пытаясь отвоевать сантиметры пространства, не в силах приподняться с пола, путаясь в различном медицинском хламе, что в беспорядке валялся на полу, и кто знает, сколько еще человек до него, вот так же, молили небеса, чтобы это все оказалось лишь страшным сном…)
    - Пожалуйста, не надо – шептал Гарри, зная, что все мольбы напрасны, и единственный, кто может услышать его – неизвестный, который сейчас доберется до него, и тогда все…
    (А еще он обмочил штаны. И от этого ему было еще страшнее, потому, что когда понимаешь что страх, проникший в твой разум настолько реален, что темные пятна на штанах, лишь предвестники чего-то еще более страшного, вот только тогда, ужас забирает тебя к себе, на ту сторону, где нет спасения, и за зыбкой гранью, странные существа бормочут непонятные слова, и тянутся жадными щупальцами, готовые высасывать жизнь, капля за каплей, понемногу, растягивая удовольствие, наслаждаясь, получая кайф…)
    Мейсон завыл, и словно что-то произошло в темном коридоре. Сквозняк прошелся по пустынным помещениям, поднял тучи пыли, накопившейся в этих заброшенных стенах, и сдернул простыню.
    Черт возьми – просто куча рваного тряпья! Ботинок, торчащий из кучи, словно издевался, ухмыляясь своим лакированным носом. Не было ни трупа, тянущегося костлявыми руками, чтобы заключить в смертельные объятия простака, у которого было слишком богатое воображение, ни существа, способного вонзить свои клыки прямо в воспаленный мозг. Ничего. Просто куча гребаного тряпья.
    Мейсон потерял сознание…
   
    5.
    Стэнли Грейвз выбрался из города ночью. Весь вечер он просидел на крыльце, слушая, как шелестит клен старика Доббинса.
    Словно что-то отталкивало его от поездки. Он пробовал позвонить Элизабет, но ее мобильный по-прежнему не отвечал. Потом Стэнли копался в доме, пытаясь сообразить, что брать с собой в путь.
    Теперь же он мчал по дороге, оставляя позади забытые часы, выпавшие из сознания. Такое уже иногда случалось с ним. Стэнли словно находил себя в этом мире, каждый раз, заново создавая прошлое.
    На месте воспоминаний оставалась глубокая темная дыра. Всякий раз, когда он пытался заглянуть в нее, чтобы привести мысли в порядок, какая-та сила отталкивала его, не давала увидеть, что на дне. Наверно ему не нужно было знать, что там, в темных глубинах подсознания, которое иногда способно выкидывать странные трюки.
    Что поделаешь, частенько ему даже становилось страшно. Что если в один из таких провалов, он убил человека?
    Нет, Стэн конечно знал, что не способен на это, но… кто знает, на что способно его подсознание?
    Он проскочил Портсмут, ближе к утру, проехал, не задерживаясь ни на минуту, Манчестер, и уже за городом, обратил внимание, на то, что датчик топлива весело подмигивает красным огоньком. Грейвз решил остановиться на первой же заправке.
    Лучше бы он этого не делал.
    Проехав с десяток миль, Стэнли еще издалека заметил придорожный мотель. Чуть дальше виднелись колонки заправки. Стэнли сбавил скорость, и не спеша, вырулил на асфальтированную площадку.
    В сумерках уходящей ночи, все казалось не таким, каким должно быть. Тьма искажала расстояния, и за каждым углом чудился монстр, готовый выпрыгнуть и…
    - Стоп, парень – задумчиво пробормотал Грейвз – это всего лишь заправка, а в комнатах мотеля, наверняка досматривают десятый сон постояльцы, которым лень всматриваться в темноту дороги, пытаясь не сбиться с пути и не вылететь за сплошную линию. Куда уж лучше спокойно спать в теплой мягкой постели, и пускай луна освещает желтым светом комнату, навевая спокойный, здоровый сон.
    (Хотя не исключено, Стэн, что кое-кто из них, сейчас многое бы отдал, только бы вырваться из сладкого омута кошмара…)
    На площадке, стоял полицейский автомобиль, и Стэн в первый раз подумал, что неплохо было бы подзаправиться на следующей заправке. Не то, чтобы он нарушил, или когда-нибудь нарушал закон, но… просто ему стало немного не по себе.
    Он прошел мимо автомобиля, поймав свое отражение в тонированных стеклах. Подошел к кассе. За стеклянной перегородкой смутно угадывался чей-то силуэт.
    - Эй, парень, проснись – Стэн легонько постучал пальцем по стеклу. Парень за перегородкой не отозвался. Он спал, уронив голову, чуть завалившись на бок.
    Стэн улыбнулся. Похоже, не только его одного клонило в сон. Он постучал сильнее.
    Ночь уходила на глазах. Но заправщик и не думал просыпаться. Стэну пришло в голову, что парню должно быть сниться что-то очень приятное, раз он не собирается РАСКРЫТЬ СВОИ ГРЕБАНЫЕ ГЛАЗА.
    Стенли вздрогнул. Какой-то неприятный голос произнес в голове последние слова.
    (Этот паренек не собирается обслуживать тебя, Стэн. Неплохо было бы проучить его, а?)
    Тихо Стэн, успокойся, сейчас, нужно просто постучать немного сильнее.
    Кулак Грейвза врезался в стекло. Осколки разлетелись в стороны, и Стэн почувствовал, как по руке потекла кровь.
    (Сейчас он покажет этому неудачнику, как нужно обходиться с клиентами.)
    Вот только парень никак не отреагировал на происшедшее. Он сидел за стойкой, и в рассеивающихся сумерках, Стэн увидел огромную жирную муху, которая сидела у него на шее.
    (И, Стэн, это парень не делал никаких попыток согнать ее…)
    Грейвз уставился на чертову муху, и медленно опустил руки, приходя в себя. Что-то было не так.
    Парень не проснулся, когда ты звал его, и стучал по стеклу, пытаясь привлечь его внимание.
    Парень даже и не пошевелился, когда ты громил стеклянную перегородку.
    Парень не сделал попытки согнать муху. А еще в нос ударил омерзительный смрад...
    В кассе сидел труп!
    (Гребаный, холодный труп. Вот почему он не обратил никакого внимания на твою скромную персону, и, черт возьми, Стэн, почему бы тебе на заправиться в каком-нибудь другом месте? Не здесь… Наверняка вдоль дороги найдется парочка другая заправок, в которых совсем не обязательно быть покойником, чтобы обслужить клиента.)
    - Возможно - пробормотал Стэн, и попятился.
    Он развернулся и побежал. Мимо колонок (он даже не обратил внимания на то, что заправочный шланг одной из колонок, валялся прямо на асфальте, и никто не сделал попыток поднять его), мимо белого «Шеви» (Стэну даже и не пришло в голову, заглянуть в салон, чтобы рассказать копу, который наверняка сидел в машине, о том, что посетителей этого чудного места обслуживает труп), к своей машине, чтобы как можно быстрее убраться из этого страшного места.

Оценка: 8.00 / 1       Ваша оценка: