Творчество поклонников

Иннокентий Соколов - Дорога в никуда

Добавлен
2006-06-29 18:33:28
Обращений
7400

© Конкурс Апокалипсис чужак дорога "Иннокентий Соколов - Дорога в никуда"

    И чем быстрее ты сделаешь это, тем будет лучше для тебя, поверь…
    Старик смеялся, и Гарри не выдержал. Ужас навалился, опутывая руки и ноги, не давая вздохнуть, он проник холодной рукой, сдавил сердце, поднимаясь, все выше и выше, подбираясь к разуму.
    Мейсон побежал к машине. Все что угодно, только убраться отсюда, и никогда, никогда больше не возвращаться в это проклятое место.
    Место, где пыль оседает на поломанных манекенах, которые злобно ухмыляются из разбитых витрин. Где тишина воцарилась на веки, и даже безумный смех единственного жителя, вязнет в ней клубочками гнили, и нет места надежде, радости.
    (Это место не для Гарри Мейсона)
    Подальше отсюда, и пока трясутся руки, пытаясь вставить ключи зажигания, пока захлебывается двигатель, не желая заводиться, все шансы за то, что парень на белой полицейской машине, пронесется мимо сокрушающим торнадо, оставив позади взлетевшие листья, тучи пыли, которая еще долго будет кружиться в свете уходящего дня, и конечно же…
    СМЕРТЬ!
    (Смерть для всех, и пусть никто не уйдет обиженным. Не так ли Гарри?)
    Ты несешься по пустынным улицам, и что это мелькнуло там, в зеркале заднего вида? Белый силуэт – парень на белой тачке, готовый догнать тебя, раздавить тебя.
    УБИТЬ ТЕБЯ!!!
    Беги Гарри, беги, возвращайся домой, и сиди там тихо, словно мышка в норке, опасаясь своей тени, и не суй свой любопытный нос, куда не следует, если конечно ты не хочешь, чтобы однажды, теплым осенним деньком в твою дверь не позвонил
    (Парень, что приехал на белом «Шевроле Каприс»)
    кто-то, кто нашел тебя, для того, чтобы закончить то, что не удалось закончить однажды, на закате дня, в маленьком пустом городке, что приютился в самом центре острова, расположенном на озере Тулука.
    И уж тогда не обессудь…
    Жми на газ, и пускай тебя не остановят последние слова старика, брошенные в спину:
    - С тем парнем была маленькая, очаровательная девчушка, Гарри…
   
    8.
    Микки Митчелл гнал, стараясь не останавливаться по пустякам. С тех пор, как он завладел полицейской тачкой, его участь была решена.
    Девчонка всю дорогу сидела молча, рядом с ним. Иногда Микки искоса поглядывал на нее, кусая губы от досады.
    (Нужно избавиться от нее, пока не поздно, если ты не хочешь немного порезвиться с ней, то можешь просто высадить ее, где-нибудь по дороге. Наверняка найдется добрый самаритянин, который подберет миленькую, хорошенькую глупышку.)
    Вообще-то голос в голове говорил дело. Девка ограничивала Микки. Не давала расслабиться.
    Он любил быть свободным и не зависимым ни от кого. А, подобрав ребенка, он чувствовал некоторую… обязанность, как бы по идиотски это не звучало.
    Кроме того, из-за девчонки, Микки не ел и не спал почти сутки. Не говоря уже о том, что каждый раз, когда Митчелл выходил из машины, чтобы облегчить мочевой пузырь, он спиной чувствовал немигающий взгляд ребенка, и постоянное чувство, что сейчас хлопнет дверь, и девчонка понесется прочь, к ближайшему полицейскому участку, изрядно действовало на нервы.
    - Хей детка, я не могу не спать – пробормотал Микки.
    Девчонка не ответила. Она вообще не разговаривала с Микки, в отличие от противного дребезжащего голоса, который с недавних пор поселился в голове, и иногда одобрительно поддакивал, даже тогда, когда Митчелл меньше всего нуждался в его советах, не говоря уже о тех случаях, когда голос становился увереннее и тверже, и в нем проскакивали командирские нотки. В эти мгновения Микки был готов лезть на стену от ярости, но самым лучшим способом избавиться от голоса, было просто следовать его указаниям, и не перечить особо, тем более, что зачастую голос был, в общем-то, прав.
    (Проклятая сучка – это из-за нее у тебя неприятности. Избавься от нее, и дело с концом…)
    - Отвали - на этот раз Микки решил проучить надоедливого чужака, живущего в голове, не хватало еще идти на поводу у собственного сумасшествия.
    (Я-то отвалю, Микки, вот только ответь мне на один вопрос – тебя ничего не смущает в этой истории?)
    По правде, говоря, кое-что действительно не давало покоя Митчеллу. Что-то было не так с этой девчонкой. Насколько было известно Микки, дети в таком возрасте проявляли намного большую активность. Эта же, целые сутки сидела столбом, словно кукла, буравя дорогу черными бусинками глаз.
    Она пугала Микки. Немного, но все же пугала…
    Позади остались Форт-Уэйн, Финдли и Мансфилд. Микки не задержался в Кантон-Кастл, от Питсбурга до Ньюарка он давил на газ, стараясь смотреть только на дорогу, молясь, чтобы сзади не вспыхнули мигалки, подобные тем, что находились на крыше его «Шеви». Микки Митчелл, закоренелый преступник, изгой и беглец, мчал по дорогам, на полицейской машине, и многие водители, завидев в зеркале заднего вида, белый «Каприс», старались уступить дорогу, чтобы не дать лишний повод, заинтересоваться своей персоной.
    До самого Лоуэлла, Митчелл хранил презрительное молчание, изредка отвлекаясь на хриплую перебранку с голосом. Всю дорогу, все эти безумные мили гребаного асфальта, он вел по очкам, и только когда оставалось несколько миль до Манчестера, голос поимел Микки.
    Проблемы начались с того самого момента, когда Митчелл обнаружил, что топливный бак пуст, и если не заправить машину сейчас, то остаток пути (хотя на самом деле Микки и не знал, куда конкретно он держит путь, а у голоса на этот счет было свое мнение) ему придется провести в нелегких трудах, толкая «Шеви», чтобы хоть как-то заставить двигаться старушку, которая была столь любезна, приютив его, и к которой он прикипел душой.
    (Неплохо бы заправить машину, а Микки? Нет, ты не подумай ничего такого, парень, но сдается мне, твой драндулет не сможет двигаться без топлива…)
    - Знаю – огрызнулся Митчелл, и следующие пять-шесть миль высматривал место, где можно заправить машину, надеясь оттянуть тот момент, когда двигатель «Шеви» начнет чихать и кашлять.
    Голос ворчал всю дорогу, и притих не надолго только тогда, когда Микки вырулил на заправку.
    Он подъехал к колонке, и остановился, поджидая, пока подбежит заправщик, которому можно будет сунуть банкноту, сквозь приспущенное стекло (во всяком случае до сих пор, такой номер вполне прокатывал, благо немного денег нашлось в отсеке для перчаток).
    Простояв несколько минут, Микки грязно выругался. Еще больше он разозлился, когда увидел плакат, прямо над кассой. Он висел чуть неровно, и большие, небрежно выведенные, буквы гласили:
    ИЗВИНИТЕ, У НАС САМООБСЛУЖИВАНИЕ
    - Твою мать – эти слова уже стали настолько привычными за последние трое суток, что Микки уже не представлял, как можно обходиться чем-нибудь другим.
    Подойдя к кассе, Митчелл заметил, что парнишка-кассир как-то странно смотрит на него. Это ему не понравилось.
    (А знаешь, что первым делом сделает этот паренек, после того как ты отчалишь отсюда?)
    Митчелл знал – паренек вызовет копов, и все последние мили дороги он проведет в ожидании пули из полицейского ружья.
    Микки Митчелл оглянулся. Кроме него на стоянке не было никого. Только чуть поодаль стоял старенький «Форд универсал».
    (Пора сменить тачку, а, приятель?)
    - Ну-ну – недовольно пробормотал Микки под нос – я уж было, успел соскучиться по тебе…
    Он привык к «Шеви», и ему была противной сама мысль пересесть с полицейской машины на старый драндулет, который к тому же по всей видимости уже успел побывать в нескольких переделках (большая вмятина на боку, была тому подтверждением), но голос как всегда был прав.
    (Вот только что делать, с разрывающимся от любопытства, мать-его-так кассиром?)
    Это был риторический вопрос, и Микки знал, что ответ на него не требуется. Он повертел головой, пытаясь обнаружить хозяина «Форда», и так никого и не увидев, направился к кассе.
   
    9.
    Стэнли Грейвз подъехал к переправе в полдень. Он заехал на огромную площадку парома, включил стояночный тормоз, и вышел из машины.
    В этот жаркий день он был единственным, кто жаждал перебраться на остров. Это было довольно странным, учитывая, что Тихий Холм был курортным местечком. Стэн ожидал, что на переправе будет людно.
    Паром отходил от берега каждые полчаса. Стэнли посмотрел на часы. У него еще есть несколько минут, если он собирается отменить свою поездку.
    (Гм, что за странные мысли лезут в голову)
    Паромщик, сидящий в кабине, выглянул, чтобы убедиться, что все желающие переправиться на остров уже заняли свои месте, и можно отплывать. Он дал предупредительный сигнал, и паром отчалил.
    Стэн смотрел, как отдаляется полоса берега. Он похлопал по карманам, и вспомнил, что оставил сигареты в машине.
    Он открыл дверь «Форда», и заглянул в салон. Сигареты лежали на месте – рядом с солнцезащитными очками. Там же примостился маленький блокнотик для записей.
    Стэн вытряхнул сигарету из пачки и задумчиво посмотрел на блокнот. Обычно он записывал в него различные мысли, образы, пришедшие в голову. Так, всякие пустяки, которые потом можно использовать в работе. Стэн был писателем, а это много значило, прежде всего, для него самого.
    Иногда достаточно было сущего пустяка – отблеска циферблата часов, тени от дорожного указателя, и в голове тут же начинала складываться история. Поначалу она была простой, незамысловатой – обычный сюжет, который со временем обрастал подробностями, усложнялся, иногда становился с ног на голову, а Стэну только оставалось запастись терпением, и перенести все на бумагу.
    И кто знает, откуда черпали сюжеты все самые известные писатели. Иногда Стэн, как бы в шутку представлял себе, что могло послужить отправной точкой для написания той или иной книги. Получалось забавно…
    Стэнли сбил пепел с сигареты и выдохнул дым. Берег острова становился ближе, и Грейвз уже мог различить площадку причала, и асфальтовую дорогу, которая начиналась у самого берега, и вела вглубь острова, прямо к Тихому Холму.
    Еще немного, и он, наконец, достигнет цели. Признаться Стэн уже начал скучать за своими. Ему не терпелось обнять Лиз, схватить на руки Тришу и немного поиграть с собакой, которая как всегда постарается оставить отпечатки своих лап на его новой рубахе.
    Паром причалил. Стэн уселся за руль, и осторожно съехал на берег. До города оставалось пару десятков миль, и Стэн собирался преодолеть их как можно быстрее.
    Он откинулся на сиденье и включил радио.
    - … был окружен полицией. В результате ожесточенной перестрелки, преступник был ранен. Совершивший побег, тридцатилетний Майкл Митчелл был доставлен в городской госпиталь Эшфилда, где и скончался, не приходя в сознание…
    Стэн насторожился. Он уже где-то слышал это имя. Что-то такое знакомое…
    (Словно часть тебя самого, Стэнли…)
    Стэнли хмыкнул.

Оценка: 8.00 / 1       Ваша оценка: