Творчество поклонников

Искусство просить прощения

Добавлен
2005-09-15
Обращений
16199

© Валентин Мазуров "Искусство просить прощения"

    Величайшее несчастье – быть счастливым в прошлом.
    М. Боэций
   
    Она меня больше не любит.
    Не то чтобы я сильно расстроился, ведь тяжело расстроится, если беда не нагрянула неожиданно, а ты сам заботливо привел ее за ручку. Да и кто сказал, что расставание – это беда, скорее – неизбежность. Правильно говорят светлые умы: «Настоящая любовь не та, что выдерживает долгие годы разлуки, а та, что выдерживает долгие годы близости». Ну не могут люди рано или поздно не надоесть друг другу.
    Допустим все мы – непрочитанные книги, одни из которых пролетают карманной книжечкой Дарьи Донцовой, другие фолиантами Темной Башни. После первой не перенапрягаются мозги, получаешь быстротечное удовольствие, читая сугубо для убийства времени. Во втором случае можно открывать новые грани, находить скрытый смысл, философию. Но ведь все равно рано или поздно теряешь интерес даже к самому неповторимому шедевру, выучив его от А до Я, каждый абзац, строчку, слово, запятую, возможные их трактовки. Пресытившись к однообразию, испытываешь интеллектуальный голод, потребность чего-то нового, надобность пополнить свою личность новыми идеями, взглядами, впечатлениями.
    Аналогия с книгами кажется мне довольно глупой, но именно так я воспринял крохотную измену, одну ночь банального занятия сексом с прекрасной незнакомкой, ночь в хмельном угаре, без обязательств и не имеющая продолжения, одноразовая взаимопомощь, профилактика бешенства наших животных инстинктов, ах как бы понял меня старик Фрейд.
    Она меня больше не любит, и некого винить.
    Мне кажется, что мое солнышко, единственная и неповторимая, догадалась о маленьком проступке жениха. Пускай я все проделал очень чистенько, едва не виртуозно, на зависть оппонентам Пуаро и Шерлока Холмса, но ее женская интуиция доберется туда, где по шею сядет любая смекалка и дедуктивный метод.
    Кстати, если кому интересно, сейчас я стою с пышным букетом красных роз, именно с таким шикарным букетом напортачивший парень просит прощение у девушки. Признаться никогда в жизни не тратил столько денег на временную, банальную декорацию, атрибут тошнотворной романтики, но сегодня особый день.
    Она меня больше не любит, но это не повод, чтобы мне разлюбить ее.
    Я в полной боевой готовности для серьезного разговора с расстановкой всех точек над «і». Настроен на сокрушительное поражение без шансов быть прощенным. Готов подставить щеку под обжигающую оплеуху и сделаю это ровно столько раз, сколько потребуется моей вспыльчивой, эксцентричной девочке, для успокоения. Вытерплю любые обзывательства и поток язвительной, горькой правды, молча и без попыток оправдаться.
    Она меня больше не любит, но сейчас не надежно верить собственным глазам, зачем же полагаться на догадки.
    Я надел ее любимый костюм из моего скудного официального гардероба. Серый пиджак и брюки в тонюсенькую синюю полоску, строгие и стильные, консервативные и ультрамодные одновременно, с приятного на прикосновение материала. Именно она подарила этот костюм на мой 25-ый день рождения, а так же серебристый галстук с разноцветными узорами и белую рубашку Диор. На празднестве я был королем, самым ярким, завидным женихом во всем мире, счастливый в компании самой красивой и обаятельной девушки. В тот день у нас была самая бурная ночь любви за все четыре года, что мы встречались, самая долгая и самая сладкая.
    А она меня больше не любит, но разве смысл жизни не в мгновениях счастья.
    Очень часто гнев или ярость ослепляют нас. Мы становимся беспощадными к человеку, который вызвал подобный спектр эмоций, и с легкостью забываем все то хорошее, что грело душу в самые удручающие моменты; затмеваем подаренное счастье, одним недостойным поступком, сознательной ошибкой, не заслуживающей прощения.
    Но я никогда не уподоблюсь большинству, ведь все простительно кроме предательства, а неумение прощать – скорее слабость, нежели показатель гордыни и крепости характера. Фанатичная жажда реабилитации – это путь, на котором ты вечно будешь доказывать окружающим, что собой представляешь, потому грязное белье ворошить – дело неблагодарное.
    Я пришел на место встречи, с по-прежнему самым дорогим и любимым человеком, пешком, оставив машину припаркованную у дома, а общественный транспорт - для вечно спешащих работяг. Медленно прогуливался осенним Киевом, дорога предстояла не из коротких, но боялся лишь за внешний вид замшевых туфель, на которые нехотя наступал каждый второй прохожий.
    Не взял машину по двум причинам. Первая: Настя терпеть не может запах бензина и выхлопных газов, рев двигателя и скрип шин, да и саму идею поездки в какой-нибудь кондиционированный ресторан в столь прекрасную солнечную прохладу. «Наблюдение за прелестями уходящей в спячку природы взаперти автомобиля - извращение средь извращений», - так бы сказала она.
    Вторая: мне требовалось время подумать, абстрагироваться от всех людских благ и остаться наедине со своими тараканами в голове.
    Она меня больше не любит, - так утверждает мой разум, но хочется услышать это из Ее уст.
    Постоянное место встречи последнего месяца наших отношений набило уже порядочную оскомину. Здесь тихо и кругом расстилается полотно ароматного соснового леса, частичка первозданной красоты мира, не многое из того, что человек научился не только уничтожать, но и воспроизводить. Но если иногда отчужденность и единение с яством расслабляет меня, то здешняя аура скорее тяготит. И причин тому более чем достаточно, но оно вам надо?
    Она меня больше не любит, быть может, это способно чему-то научить?
    Неделю назад, по пути в супермаркет на своем стареньком Форде, наблюдал очень интересную (неподдельно жуткую) картину. Выпал шанс увидеть неписанную истину, жестокий принцип нашего существования, бездушную стихийность происков судьбы, контраст, удерживающий на своих плечах хрупкое строение мира… М-да, разбазарил я талант мыслителя на бренное банковское дело!
    Обычная проезжая часть с двумя полосами движения в каждую из сторон, приукрашена мелкими выбоинами, следами стертых шин, выцветшей разметкой, - стала гранью между счастьем и трагедией, границей перехода от радости к слезам.
    По левой стороне располагался ресторан, на фасаде которого припарковались элитные, блестящие лимузины, линкольны и Мерседесы, в пестрой свадебной раскраске: ленточках, шариках, цветах. Некоторые из гостей курили при входе в ресторан, смеясь и улыбаясь, нарядные и положительные. Другие бегали с фотоаппаратами и камерами, боясь упустить ключевые моменты сплетения судеб влюбленных. Для будущей летописи молодоженов пригодится каждая секунда съемок. Третьи исторгающие приятное волнение, от переизбытка радости, растеряно возились вокруг, копошились в машинах, разыскивали кого-то, вызванивали. Но каждый из этих людей видел противоположную часть дороги. Не мог не видеть, мог не обратить внимания. Как не станет обращать внимания человек, потерявший в авиакатастрофе любимую, на плач лишившейся багажа девушки. Как мама, родившая мертвого ребеночка, не проникнется горем родителей недоношенного малыша. Как прошедший Бесланский теракт ребенок, не поймет нежелание детей идти в школу из-за ненависти к учебе. Радость, как и горе – ослепляет .
    На той стороне дороги стояла раскуроченная машина, с вмятой, снесенной стороной водителя, словно откусанной кровожадным монстром. Осыпались, разлетелись в дребезг стеклянные аксессуары автомобиля, лобовое стекло притрусило асфальт мелкой крошкой. Деформировалось железо, лопнула резина, превратившаяся в лохмотья, двигатель и механическая начинка обратились в груду металлолома и запутанных проводов, из которых сочилась черная кровь. Рядом стояла скорая помощь, мигалки беззвучно чередовали красные и синие огни. Дорожная полиция буднично составляла протокол, а рядом со скорой лежало тело, накрытое белой простыней, из-под которой едва виднелось багровое пятно. Проезжающие мимо водители, как и я, снижали скорость не исключительно ради целей безопасности, а дабы разглядеть масштаб трагедии. Хотя выбирай сам: держаться за деньги, глядя на свадьбу, либо сочувствовать незнакомой драме. События проходят в разной параллели, в разных измерениях.
    Всегда есть выбор. Всегда есть контраст, чтобы мы могли объективно оценивать свои эмоции, беспристрастно ощущать их истинное значение.
    Она меня больше не любит, с чего я это взял?
    Скорее паранойя, ведь не было еще у нас конфликтов на которые не находилось бы решения. Вообще безвыходных ситуаций не бывает, просто иногда требуется больше времени. А другой вопрос, если этого времени нет…
    Я стою в шикарном костюме, с пышным букетом алых роз, глядя в чистую небесную гладь и слушая пение птиц где-то в глубине леса. Словно преданный поклонник оперы, светский лев, ожидающий долгожданной премьеры…
    … но я опоздал на свою премьеру.
    Мои замшевые туфли в тон серому, холодному мрамору. Ее глаза смотрят на меня, такие бездонные, ласковые, очаровывающие, полные любви глаза, и одновременно неописуемо, несметно тоскливые.
    Мужчины не плачут. Бред. Если причина слезам не трусость и бесхребетность, то стыдиться нечего. Я не хочу, чтобы меня при этом видели, зная, что нет слез, горче мужских. Я не могу себя больше сдерживать – это выше меня, это не контролируемо мною.
    Падаю на колени и кладу цветы на выступ каменного монумента, возможно даже кидаю, небрежно бросаю их. Закрываю глаза ладонями и рыдаю, упершись лицом в клочок зелени на могиле Моей Любимой, всхлипывая, закатывая истерику, словно ребенок.
    Она меня больше не любит, почему же мне все еще так тяжело?! Почему не оставляют воспоминания? Почему мы способны познать истинную цену чего-то, лишь, когда лишаемся его? Почему вечно остается недосказанность …
    …не хватает времени.

Оценка: 10.00 / 4       Ваша оценка: