Творчество поклонников

Кладбище теней

Добавлен
2006-07-08 02:57:36
Обращений
5976

© Валентин Мазуров "Кладбище теней"

   A letter to my future self,
    Am I still happy? I began.
    Letter from the Lost Days (Melissa Williamson)
   
   
    Ночь – волшебное время суток, когда невозможное становится реальностью.
    Ночь – вскрывает гной и извлекает на поверхность желчь города, скрывающиеся в солнечных лучах.
    Ночь – хоронит в себе тайны, невольными свидетелями которых становятся звезды и луна.
    Ночь – пора, когда тебе ничто не мешает быть объективным перед самим собой и смотреть в глаза правде и страху.
    Ночь – скрывает тени…
   
    НОЧЬ
    1
    Подмерзшая лужа подсвечивается фонарным столбом, в ее глянцевой поверхности пляшет россыпь звезд и растекается изображение бигборда с рекламой зубной пасты, где дебильно улыбается рекламная семейка.
    Идеально ровная лужа, покрывшаяся тонюсенькой ледяной коркой. Она – это водный экран, который искаженной картинкой открывает нам вид на мир вокруг, играя палитрой оттенков.
    Температура на улице около ноля градусов, гуляет легкий ветерок. Мы находимся на окраине города, на старой остановке электричек и большего знать пока не положено.
    На остановке тишина, только из раскинувшегося позади леса доносятся едва слышимые шорохи и возгласы ночных птиц, похожие на свист футбольного арбитра.
    На водном мониторе появляется крохотный движущийся образ, в котором просматриваются отдаленные черты человека. Узнать что-либо по такому изображению можно, как от расплавленного масленого портрета (красочного плевка на холст).
    Вскоре появляется первый опознавательный знак: стук каблуков по бетонным плиткам, звук, словно по пустому черепу наносят удары металлическим молоточком; такой породистый цокот может создать только женская шпилька. Образ приближается и приобретает различимые очертания, но…
    …картинка искривляется маленьким пушистым созданием. Подмерзшая гладь лужи морщится, как пленка кипяченого молока. Вытянутая крысиная морда склоняется над ней со светящимися красными глазами-икринками. Мерзкий грызун омывает передние лапки, потирает розовые конечности (они дивно напоминают ручки новорожденного) друг об дружку. Но банные процедуры крыса не успевает закончить - спугивает какой-то шорох, вынудивший ускользнуть в сторону разбитой стены «п»-образного сооружения, вильнув на прощанье хвостом.
    Поезд так же неминуемо приближается, как и, приобретшая еще больше женских очертаний, незнакомка. Уже через минуту в отражении наслоится отсвет фар и очаровательное личико девушки: молоденькой красотки.
   
    ***
    Девушка ступает сапожком в достаточно глубокую лужу и негромко чертыхается. Она окунает ногу по высоте каблука (сантиметров 12) и быстро извлекает на поверхность, словно вместо дождевой воды в луже оказалась серная кислота.
    Обувь «Ferre». Видна высококачественная кожа, а не какой-нибудь латекс, вдоль носка идет лакированная полоска; увенчивается сапог выступающим участком кожи в форме шестиугольного щита и хромированной застежкой «F» под коленкой. Как такое дизайнерское чудо снимается – у нас раскусить не выходит.
    Поднимаясь взглядом выше по телу незнакомки, мы наслаждаемся ровными, изящными ножками (довольно раритетное зрелище) в тонких коричневых колготах, будоражащих фантазию и желания, как нанесенные питательные кремы-масла на аппетитных телах фотомоделей. Далее начинается платье с полупрозрачного материала черного цвета. Нижняя часть скучилась, потому разглядеть белье невозможно, но если подует ветер и ткань распрямится, то преград нашему наслаждению не будет. Платье держится шлейками на изящных плечах, а сзади глубокий вырез декольте открывает стройную спинку и шею с золотым украшением и татуировкой-иероглифом. Неудивительно, что девушка дрожит от холода, - одежда на ней чисто символическая. Через прозрачную ткань видно черный кружевной лифчик, не скрывающий верхнюю половинку груди, но и не выставляющий на показ краешки сосков. Девушка вылитая Джессика Альба с пухлыми в меру губами, блестящими помадой телесного цвета, темно карими глазами, аккуратным носиком и распущенными волосами.
    Электричка подходит совсем близко к платформе. Фары слепят, а гул стучащих об рельсы колес тарабанит по ушам. Красотка встречает приближение поезда насторожено. С одной стороны она вроде как с трепетом ожидает его, но с другой – лишь для того, чтобы некая болезненная процедура поскорее закончилась.
    «Джессика» идет к краю платформы и неотрывно смотрит на встречные огни поезда. Она замирает, не доходя шага до кромки, словно очаровательный робот-гейша у которой в самый неподходящий момент произошел сбой в системе. Какие намеренья спрятались за удивительной красотой девушки? Однозначен только факт, что ее невозмутимая сосредоточенность пугает.
    Ту-тух ту-тух, ту-тух …
    Поезд дребезжит и продолжает выстукивать по рельсам свою мелодию, теперь мы точно знаем, что никакая это не электричка, а обычный товарняк. Мелкая россыпь камешков между шпалами подпрыгивает, словно блошиный цирк.
    Ту-тух, ту-тух…
    Гул поезда громогласный и назойливый. Интересно, сверхбыстрые экспрессы в Японии такие же шумные?
    Девушка продолжает недвижимо стоять, одной рукой держа миниатюрную дамскую сумочку-саквояж, а другую приложив к бедру, по которому игриво гуляет тонкая ткань платья.
    Изо рта красавицы выплывают клубки пара. Воздух пахнет машинным цехом, лесом, гарью… атмосфера накалилась, чему-то суждено произойти.
    С востока дует ветерок, девушка делает несмелый шаг к рельсам. Поезд гудит пароходной сиреной, оповещая одинокую барышню о своем приближении. Красавица причмокивает языком и произносит:
    «Нашлась Анна Каренина, блядь!», после чего пятится назад, и товарняк мирно проезжает рядом. Резкие потоки воздуха треплют ей юбку и золотистые волосы. Вагон тянется за вагоном в бесконечный хоровод, выныривающий из темноты, а девушка хитро улыбается.
    Сзади нарочно громко кто-то подходит.
   
    ***
    - Прохладный вечерок, - над правым ухом девушки проносится шепот, Красавица дернулась от неожиданности. – Епты, прошу прощенья, я за вами давно слежу… то есть я хотел сказать заметил, что вы стоите одна и решил разобраться… что ж я мелю, давайте попробуем еще раз?
    Девушка медленно осматривается и упирается взглядом в плечо обладателя бархатного голоса, далее запрокидывает голову и встречается глазами с долговязым молодым человеком. Тот старается выдать наиболее дружелюбную улыбку, от которой приподнимаются густые коричневые усы, и сутулится ближе к Красотке. По белкам его глаз разрастаются красными корнями лопнувшие капилляры, стекла очков в роговой оправе запотели от теплого дыхания девушки, из носа торчат мелкие волосинки, как тараканьи лапки.
    - Наверное, страшновато в такое время суток стоять одной на остановке, вы не будите возражать, если я составлю компанию? – толерантным тоном произносит он.
    - Что ж тут страшного? – спрашивает девушка, очень потешно посматривая на Долговязого сверху вниз (как провинившийся ребенок перед дядей милиционером). Молодой человек явно тушуется после такого вопроса, он стоит и подбирает слова.
    - Ну… как… ночь ведь все-таки, никого поблизости нет, мало ли маньяков бродит кругом, а помощи ждать не от кого, еще и лес совсем близко… э-э… вдруг хищный зверь прибежит и нападет.
    - Откуда же появится маньяк, если никого поблизости нет? Тогда выходит, что человек, которого я позову спасти меня от клыков дикого животного и будет тем самым насильником, то есть первый встречный – потенциальный преступник с претензиями на сексуальные домогательства? – девушка говорила по-детски приятным голосом, не отрывая взгляда от парня.
    Долговязый вновь задумывается, его уши багровеют.
    - Вообще мой словарный запас намного богаче чем «ну» и «э-э», но слишком тяжелый день дает о себе знать… трудно ответить что-нибудь вразумительное на вашу реплику, кроме искреннего утверждения, что я не маньяк… хотя профессия у меня перекликается с этим понятием.
    Девушку пробивает озноб и зубы трещат, как заводные челюсти. Красавица обнимает себя за плечи, надеясь удержать последние джоули тепла. Ее тело покрылось гусиной кожей.
    - Бог ты мой, я как-то не обратил внимания, что ты… вы раздета… то есть так легко одеты. Нате, возьмите мою ветровку, так и не долго заболеть. – Долговязый снимает стеганую ветровку базарного покроя и передает Красавице. Та без раздумий и слов благодарности принимает благородный жест, и вырывает куртку, словно голодное дитя улицы – предложенный кусок хлеба.
    Девушка снова поворачивается лицом к рельсам, укутавшись в куртку, она скрещивает руки на груди.
    Молодой человек смотрит на дисплей часов на резиновом ремешке и негромко вздыхает. По выражению его лица понятно, что он находит эту девушку не столько привлекательной, сколько странной, но сдаваться не собирается – цель познакомиться любой ценой.
    - У вас произошло чего, я могу помочь? У меня работа такая, если честно, помогать людям, поэтому с радостью окажусь полезным.
    - Ты принял меня за шлюху? – интересуется девушка, которая сдается не обращает внимания на слова усатого.
    - Та что ж это такое, - бубнит он под нос, а отчетливо произносит: - Конечно нет, у вас слишком дорогой вид, как для проститутки.
    - Изысканный комплимент.
    Девушка ослабляет защитные редуты, снимает с дозорных башен, поднятую по тревоге стражу и позволяет незнакомцу чувствовать себя немного раскрепощений.
    Чуть больше пяти минут двое на платформе не издают ни звука. Высоко в небе огоньком света летит самолет, девушка провожает его взглядом, пока пассажирский авиалайнер не растворяется в темноте, оставляя владыками небес неподвижные звезды. А неопрятный молодой человек,
    (Молодой ли?)
    пользуясь безнаказанностью, голодно рассматривает Красавицу, на которой даже его трете-хендовская, трэшевая куртка смотрится, как вещь с последнего показа мод в Милане.
    Фонарь, освещающий платформу, мигает, словно ловушка для комаров, куда направился отряд из насекомых-самоубийц.
   
    ***
    - Меня Андреем звать, - протягивает руку Долговязый, подушечки его пальцев покрыты желтоватой коркой, а ногти сгрызены.
    - Марта, - отвечает девушка и пожимает неопрятную «лапищу». Картинка получается контрастная, а-ля: «принцесса Диана здоровается с вожаком африканского племени». - Вы тоже ждете своей электрички? – тихонько добавляет она.
    - Нет, я как раз наоборот: сошел со своей и еду домой. Вернулся из очень изнурительной командировки, впечатлений осталось на сто лет вперед.
    - Расскажи.
    - Да, уверен, что нам придется на платформе не один рассвет встретить, пока я закончу – история очень длин…
    - У меня времени с запасом, - перебивает девушка все таким же отстраненным голосом.

Оценка: 9.00 / 1       Ваша оценка: