Творчество поклонников

Избавление

Добавлен
2006-07-27 21:32:22
Обращений
3959

© Юра Оборотень "Избавление"

   
   
    5
   
    - Ну здравствуй, девочка. – Он ласково провел по щеке Тани кончиками пальцев и вздрогнул от неестественного холода.
    Таня молча смотрела на него, немного серьезно, но в уголках ее глаз виднелись смешинки. Она всегда была такой – верной женой, любящей матерью и настоящим другом. Таким, какого у Саши никогда в жизни-то и не было. Таким… Вернее, из той категории, которой нельзя разбрасываться по пустякам.
    - Я выпью, ладно? – Он достал из шуршащего пакета водку, свернул крышку, сорвав акцизную марку, и налил полный стакан. До верха. – Тебе не предлагаю, ты этого не любишь, знаю. А я выпью, не обессудь.
    Банка с огурцами открылась с тихим хлопком. Саша вытащил первый попавшийся и положил его на крышку.
    - За нас! – Саша чокнулся с воздухом, отпил немного, чтобы не пролилось, а потом залпом опрокинул в себя весь стакан. Посидел немного с остекленевшими глазами, а потом, вместе с «бррр…» потянулся за огурцом и с хрустом съел его.
    - Полегчало, - снова обратился он к Тане. В ее глаза отразилось беспокойство, а быть может просто свет проезжающей мимо машины, но Саша поспешил успокоить жену. – Ты не бойся, я больше не буду. Даю тебе слово. Сегодня было последний раз. Сегодня вообще…
    Он растерянно потер подбородок.
    - Сегодня вообще многое было в последний раз. Я теперь знаю, как с ним бороться. С демоном. Он таскал меня, трепал, а я думал и думал, дурачок. Придумать не мог. А теперь вот знаю, что делать.
    Он же, - Саша перешел на шепот, и кивнул вниз, - тоже борется со мной. И я иногда побеждаю, но это краткие секунды славы. Он зовет меня и тянет ко всяким шлюшкам. Я сопротивляюсь, но он сильнее, это точно. Лишь когда происходит это, я от него избавляюсь. Точнее – думаю, что избавляюсь, думаю, что выстреливаю им в глотки или дырки этих шлюх, ан нет! Может у него хвост, может пуповина, но он всегда возвращается обратно. Иногда дольше, запаздывает чего-то, иногда очень быстро. А когда я уничтожаю его слуг, он подсовывает мне новых, Танюш.
    У Саши полились пьяные слезы, и он смахнул их широким жестом, жалобно всхлипнув.
    - Вот и сегодня он меня победил, но я больше так не могу-у-у… Я не могу тебе изменять! Но пока есть он, пока есть все эти мокрощелки, я делаю это! И, что самое страшное, буду делать!
    Саша прижался к Тане, и она не отодвинула его, но и не раскрыла своих объятий. Осталась холодна.
    - Я все придумал, все обдумал! Больше не будет измен, больше не будет убийств, больше не буде демона! Мы будем счастливы, девочка! Танюш, представляешь – счастливы! Если убрать демона, мир станет лучше, понимаешь?! Я сделаю это прямо сейчас!
    ПРЯМО
    СЕЙЧАС!
    Саша резко поднялся и пошатнулся – закружилась голова. Но он устоял на ногах. Вытащил из пакета клей и большой охотничий нож, который всегда возил в машине на всякий случай, как средство самообороны.
    - Вот, смотри! Это будет избавление, девочка! Слышишь, избавление! И надо скорее, потому что я чувствую, что он возвращается. Он должен вернуться в меня и не успеть схватить ниточки, за которые он меня дергает, как марионетку. О, слышишь?! Грохот, как будто поезд на сотне колес без шпал и рельсов по моему мозгу… Взрезается…
    Саша забормотал что-то невнятное и расстегнул молнию на джинсах. Пуговица не поддавалась, выскальзывала, и он, рассвирепев, вырвал ее с мясом.
    Спустил штаны, трусы.
    Открыл клей и обильно выдавил его на пальцы.
    - Я все предусмотрел. Он будет вырываться, но я его удержу. Вот увидишь, девочка, вот увидишь!
    Он помахал ладонью, будто женщина, сушащая лак на ногтях; чистой рукой ухватился за крайнюю плоть, оттянул ее, а потом взялся «моментными» пальцами и сильно сжал.
    - Сопротивляется, я чувствую! - довольно прошептал Саша и взглянул на Таню. – Смотри, девочка! Больше ничто нас не разлучит и не поссорит! Конец демону!
    Он вытянул член, подобрав яички, в напряженную струну. Зачарованно посмотрел на мощную вену, проходящую под тонкой кожей, занес нож и…
   
    6
   
    Острой кромкой отделяешь демона от плоти.
    Острой кромкой чистишь душу через плоть.
    Острой кромкой ты даешь свободу боли.
    Острой кромкой волю возвращаешь вновь.
   
    7
   
    Саша лежал на спине, глотая сырой воздух широко открытым ртом.
    Боль в паху просто обжигала, вынося разум к чертям собачьим, но он еще мог позволить себе связно мыслить.
    Моросил мелкий дождик, шлепая по пакету, лежащему на кованном черном столе. В Фольксвагене медленно запотевали стекла, но сам он красиво серебрился в свете только зарождающейся луны и умирающего, где-то за навесом облаков, багряного заката.
    Саша из последних сил повернул голову и посмотрел на Таню. Она была по-прежнему серьезна, с родными и бесконечно любимыми смешинками в уголках глаз.
    - Избавление, девочка. Его больше…
    Саша запнулся на полуслове. Мир пошатнулся, громыхая и разламываясь на куски. Но это было лишь в его воображении, которое постепенно угасало. Кровь вытекала литрами, и не было никакой возможности ее остановить. Да и особого желания тоже.
    - Его больше нет. Нет демона, слышишь, девочка, нет…
    Последнее, что видел Саша, это портрет, искусно выбитый на сером граните, и две строки под ним:
   
    «26.07.1980 – 02.12.2005
    Свет ты мой, Танечка…»
   
    В высоких соснах, на краю кладбища, хрипло каркнула ворона.

Оценка: 8.50 / 2       Ваша оценка: