Творчество поклонников

Спасение

Добавлен
2005-12-15
Обращений
11424

© Валентин Мазуров "Спасение"

   Не тогда безнадежность, когда поймешь, что помочь не может никто, ни религия, ни гордость, ничто – а когда ты осознаешь, что и не хочешь ниоткуда помощи.
    У. Фолкнер
   
    Любовь – это трудноизлечимое психологическое заболевание.
    Л.Н. Толстой
   
    Вступление
    Несколько сотен лет назад человеку не могло придти в голову, что когда-нибудь он будет реять над землей, словно птица, только зачастую намного быстрее и выше. Пускай хватало отчаянных смельчаков, каждый раз изобретающих новые способы взмыть в небо, но в историческую летопись несчастных можно вписать лишь как первых летчиков-камикадзе и первопроходцев нового способа суицида.
    А мы сейчас благодаря магической силе литературы располагаем уникальной возможностью созерцать кроваво-алый рассвет глазами черного ворона, вестника смерти и просто мерзкого птаха, парящего в небе.
    Сумерки раннего утра растворяются по мере появления первых солнечных лучей. Раскаленный диск на небесной глади приобретает различимые очертания, от него расходятся узоры густого дыма, словно оперение сказочной жар-птицы. Каждое растянутое и распотрошенное по краям облако словно подсвечивается в сердцевине ярко-красным неоном.
    На лиловом небосклоне преобладают красные оттенки и пунцовые узоры, от чего возникает жуткая ассоциация, как по течению реки плывет пронзенное стрелой тело, из раны которого в кристально чистой воде разрастаются кровавые облачка.
    Солнечное сияние заботливо устилает землю и мир начинает приобретать краски, рождается новый день – доживает последние секунды старый.
    У человека от такой непревзойденной картины замирает дыхание и возникает чувство прекрасного, желание жить и гордость, что ты являешься частичкой чего-то безгранично, неописуемо красивого. Наш же узник, хитрый стервятник, не собирается притворствовать на публике, а цинично ищет на земле достойное место для отдыха, ведь к прекрасному привыкаешь быстро, так же быстро начинаешь воспринимать его, как должное, перестаешь ценить и замечать. Да и у каждого свое понятие прекрасного.
    Внезапно внимание ворона привлек металлический блеск на тропинке расположившегося внизу парка, и он стал планировать на посадку. Зайдя на вертикальное снижение, птица несколько секунд пикировала черной пулей, а перед тем, как врыться клювом в землю, подхватила расправленными крыльями воздушные потоки и по дуге совершила мягкую посадку на песок. Морщинистые лапы подняли клубы пыли.
    Ворон гордо зашагал к грязной консервной банке из-под свиной тушенки «Розовый дружок», покручивая головой. Но не успел стервятник приблизиться к своему сокровищу, как оно, благодарю приданному неведомым добродетелем ускорению, со звоном полетело в птицу. Животный инстинкт позволил ворону взмыть в воздух, прежде чем банка его оглушила. Стервятник летел, ворчливо каркая, на его правом боку несколько перьев были припалены: видно, не впервой попал под шквал человеческой грубости, но от окурка так ловко увернуться не вышло.
    Ворон переместился на соседнюю сторону парка, где под березкой повезло найти разлагающуюся крысу: «завтрак подан, сэр!».
    А вот банка превратилась в мячик, и дорогая кожаная туфля с якобы позолоченной пряжкой «Carlo Pazolini», раз за разом неуклюже подгонял ее вперед, иногда нанося удар по пустоте, а иной раз чиркая песок. Хозяин эксклюзивной обуви срывал себе горло пением на тарабарском языке, хотя если прислушаться и проявить догадливость напополам с фантазией, вполне понятны слова исполняющейся композиции…
   
    РАССВЕТ
   
    Многие примирились бы с Судьбой, но Судьба
    тоже имеет кое-что сказать.
    Станислав Ежи Лец
   
    1
    - Прив-ет тебе мой тр-ий Рим… твой одинокий белый грим вернулся в город… чтобы найти огня… по июльскому ветру.. окрылен и сдаждями я иду..у-у-у!.. Мая любовь живет на двадсать пятом этаже, и ее душа завет… а я учусь летать уже-е…е-е-е!*
    - Слышь ханыга, дуло завали, а то я тебе сейчас рот шнурками зашью, фабрика звезд хренова! – Крупный мужчина в спортивном костюме и с поводком на плечах, схватил «певца» за верхние края распахнутого пиджака. А тот скорчил полное недоумение на лице, такое порядочное недовольство: «Со мной, солидным, интеллигентным молодым человеком так грубо? Зачем?»
    - Дядечка, ну че ты так раз-дра-жаешься, у меня седня братишечка младшенький родился, имею полное право немножечко рас-слабиться. – Мужчина, выгуливающий собаку, с отвращением отпрянул, уловив термоядерное дыхание «певца» и ослабил хватку.
    - Радоваться жизни можно тихо, Шаляпин. Иди своей дорогой, а когда я превращусь в маленькую, едва заметную точку на горизонте, можешь начинать вторую часть концерта по заявкам… Тожа, ко мне!
    Красавец ротвейлер неподалеку сосредоточенно нюхал кучку фекалий на траве, полностью отдавая себя щепетильному процессу, словно натренированный пограничный пес, изучающий пакетик с наркотиками. На команду хозяина, он хитро перевел обаняние на соседний клочок земли, будто бы с самого начала именно его так пристально изучал, и деловито понурив голову, направился к мужчине в спортивном костюме.
    - Какая собачонка жирная! – восхищенно выдал «певец», безуспешно пытаясь отыскать равновесие, после потери точки опоры в виде мускулистых рук незнакомца. Он делал пару коротких шажков то влево, то вправо, радостно при этом улыбаясь. Причем безгрантчное счастье озаряло все лицо, милейшей, алкоголической улыбкой.
    - Ну и начало дня, - прогнусавил качок, предположительно по сломанным ушам и нечеткой дикции - борец, и тяжело вздохнул. – Угребывай, покуда есть на чем, убожество лесное!
    - Дяденька не киппишуй, я все понял… ухажу.
    Развернувшись, веселый молодой человек заковылял прочь, а сначала даже попытался побежать, болтая в разные стороны руками, словно появившимися после мутации наростами. Вылитый Джим Кэрри в «Эйс Вентуре», спасающийся бегством с парализующими дротиками в обеих конечностях.
    Спортсмен, провожая взглядом «синего» парубка с ужасно противным голосом, невольно улыбнулся и как-то мечтательно пробубнил себя под нос: «Ну и дебил…».
    А «певец» шатался по дорожке пустынной парковой аллеи, чиркая подошвами о землю и сгибая колени, словно там за ночь установили амортизаторы.
    Качество одежды у налакавшегося парня было довольно приличным, но вот смотрелась она на данный момент не совсем презентабельно. Бежевые брюки с огромным пятном на правой штанине и пиджак - измяты донельзя, складка пряталась в складке. Расстегнутый ремень болтался на поясе, держась на двух петельках, один край рубашки торчал снаружи, а второй был заправлен в трусы, ворот, поднятый в стиле Элвиса, галстук, судя по всему, за бурную ночь был утерян. Туфли потерпели износ на полгода вперед.
    Ну чем не завидный жених шагает Старомаевской Аллеей? Какие мужественные черты лица, эротичный прищур заплывших красных глаз, игриво приоткрытый, с влажными от слюны уголками, рот, элегантная походка самца гиббона и, конечно же, легкий беспорядок в сочетании с залысинами на коротко стриженой голове! Местные алкоголички перегрызли бы друг дружке глотки за такого кавалера, жаль, что рано слишком, семь утра, а рабочий день красавиц начинается только через час.
    Ротвейлер Тожа с хозяином продолжили прогулку, а вот «певец» подковылял к дворику двадцатипятиэтажной новостройки, в которой (подсказали белочкины голоса в голове) он живет, причем на самом последнем этаже. Парень стал у входа в подъезд, потер засос на шее и запрокинул голову назад, дабы окинуть высотку взглядом покорителя Эвереста.
    «Я иду к тебе родная, жди!».
    Паренек шатался, но не падал, а это уже было признаком добротных волевых качеств. И запев своим прозябшим баритоном походный гимн настоящих мужчин, молодой человек двинулся в нелегкий путь.
   
    2
    - Не хачу те-ряться в сам-сам-сомнениях
    Выбирать один ис фари-антов
    Все они прекрасны без ис…заключения
    Лушшие друзья девушек – брили-анты!..
   
    Парню, которого, кстати, звали Виктор (у него выпал студенческий, когда в голове зазвонил давным-давно утерянный телефон, а руки начали обыск карманов – вот мы и подсмотрели) очень хотелось разнообразить боевой гимн предательски выскользнувшими из памяти строчками куплетов, но вот уже пятнадцать минут он мямлил исключительно припев. Батарейка в микрофоне садилась, потому пение постепенно утихало, что уберегло от потенциальных возмущений жильцов многоэтажки.
    Поддатый молодец Витя не поднимался вверх по ступенькам, он полз вверх по перилам, попутно вытирая рукавами пиджака всю накопившуюся на них грязь, волоча за собой отмершие ноги. Молодой человек мыслями перенесся в начало минувшего века и напрочь забыл, как и куплеты любимой песни, что существует достижение современных технологий под названием лифт. Он предпочел корячиться пешим ходом, а тело все меньше поддавалось дрессировке и отказывалось слушать самые простые команды, какие метаморфозы творились в голове – вообще представить страшно.
    -… прекрасны без исклюю-чения
    Лушшие подруги девушек – брили-анты!..
    Навязчивая идея достигнуть пика высоченного здания стала разновидностью «поиска приключений в хмельном угаре», но на балконе лестничной площадки двадцать пятого этажа парня ждал джек-пот.
   
    3
    Черноволосая девушка сидела на грязном подоконнике, где по непонятным причинам отсутствовали цветочные клумбы. Свесив босые ноги вниз (ее кеды «Stars» стояли в углу балкона) она болтала ими в воздухе, что маленькая девочка на качели, вот только качели эти расположились на высоте свыше шестидесяти метров, откуда люди - муравьи.
    Ступни девушки покраснели от холода, а дрожащие (тут уже такими категоричными быть нельзя) руки держались за деревянную оконную раму. Она смотрела вдаль, окидывала взглядом родной жилой массив в лучах утреннего солнца, сидя в крайне неудобной позе.
    Она была настолько закрыта в себе, набираясь глупости для совершения фатального прыжка, что не услышала подкрадывающегося хриплого пения с лестничной площадки и топота подкошенных ног.
    Она была фигуристой, симпатичной девушкой, одетой в короткую клетчатую юбку, развевающуюся на сквозняке. Данный ремикс на трюк Мэрилин Монро обнажал ее стройные бедра и открывал розовые трусики. Торс обтягивала кофта с длинными рукавами, на груди второго размера растянулась надпись «Just do it!» через которую проступали затвердевшие на холоде соски. На милом личике застыли неизвестность и растерянность, под изумрудно-зелеными глазами растеклась тушь, длинные, темные волосы играли на ветру, ноздри аккуратного носика покраснели от постоянного хлюпанья, на щечках проступил румянец.

Оценка: 10.00 / 3       Ваша оценка: