Творчество поклонников

Спасение

Добавлен
2005-12-15
Обращений
11416

© Валентин Мазуров "Спасение"

   
    «Где этот чертов ловелас?», - начало проявляться нетерпение. Витя взглянул на запотевшую витрину кафе, через которую ничего толком разглядеть нельзя, и принял волевое решение забить на друга, а то так недалеко и простыть.
    В животе заурчало, неужели зомби-выкидышу тоже холодно?
    Витя посмотрел в глубь пустой дороги, тянущейся вдоль узкой улочки с несколькими магазинами мобильной связи, супермаркетами и парой тройкой уютных кафешек. Из тумана показался зеленый передок летящего на бешеной скорости легкового автомобиля с включенными галогенками, - видно он первый стартанул на светофоре. Через секунду Виктор узнал зеленную Хонду «Акуру» с номерами «КРУТОЙ», одного из известных уличных гонщиков, поставившего на свою машину урчащий спортивный выхлоп.
    Вите послышалось, что дверь кофейни скрипнула, и он обернулся. Действительно послышалось, ведь дверь с прямо-таки античной железной ручкой, была все так же плотно заперта. Невзначай Виктор отметил выбегающую из-под арки, соседствующей с входом в кофейню девушку. Такую себе красотку в обтягивающей оранжевой шапке на голове, из-под которой торчали черные пряди волос. Она неслась, как угорелая, на противоположную сторону улицы, словно там проходила шаровая раздача продукции какого-нибудь ювелирного завода. И внезапно в голове Виктора возникла четкая, как отрывок из кинофильма, картинка: Хонда «КРУТОГО» сбивает торопыгу в высоких черных сапожках и клетчатом пальто, девушка делает пару кульбитов в воздухе, а далее тормозит лицом по мокрому асфальту, оставляя за собой раздробленной челюстью кровавый шлейф.
    Действия опередили мысли, и на автопилоте Витя рванул на подрез симпатичной незнакомке. Попутно приближался ревущий автомобиль. О таких машинах говорят: «Задымит, заурчит, колесами завизжит, а его возьми и да обгони жигули… почти, как и у людей.
    (…) Предотвращая роковое столкновение, в затяжном прыжке Виктор сбивает с ног таинственную незнакомку, полетев вместе с ней в сторону пешеходной зоны. Накрыв ее своим телом, он мужественно принимает брызги грязи на свою спину, а далее смотрит в ее бездонные зеленые глаза и тяжело дышит, словно пробежал долгий марафон и ВОТ его награда. Он смотрит и смотрит взбудораженными глазами на это смуглое личико, влажные от блеска губы, родинку на правой щечке…
    …смотрит и понимает, что не сдвинулся с места и на шаг, а его фантазия так красочно разрисовала потенциальное геройство.
    Витя не растерялся, скорее, испугался, что его догадки могут оказаться правдой, и он станет свидетелем ужасного наезда на пешехода, такого чертовски симпатичного пешехода.
    Действительно Хонда промчалась прямо перед носом девушки, обдав ее резким порывом воздуха и мелкими брызгами.
    - Урод! – процедила сквозь зубы она.
    Дверь кофейни скрипнула, и на улицу вышел Сергей. Устало подтянувшись, он поправил свой стильный арабский платок, натянув его на нос, став похожим на ковбоя или пустынного бедуина (кому как угодно), и вальяжной походкой двинулся к Вите. Тот неподвижно стоял на обочине, уставившись взглядом в одну точку. Сергей первым делом посмотрел на объект, зацикливший внимание друга, и, улицезрев там сногсшибательную девушку, отечески возгордился Виктором.
    «Все-таки паренек-то не промах!»
    Тем временем девушка тоже заметила пялящегося молодого человека в десяти шагах от нее. Этот хам с застывшей придурковатой улыбкой, словно скульптор подшутил над красивой восковой фигурой, глядел на разыгравшуюся ситуацию с цинизмом типичного зеваки.
    Ярость и обида закипали внутри девушки, которую за минуту посмели дважды унизить, и требовали в срочном порядке спустить пар.
    - Ты чего вылупился, козел?! – обратилась она к Вите, картинно разведя руками, подражая закоренелому вору в законе. Смотрелось это забавно. – Чего ты здесь смешного увидел? Лучше в зеркало на себя смотри – вот там точно будет с чего посмеяться.
    Девушка в клетчатом пальто стряхнула капельки грязи с рукавов.
    - Я просто… не… извини, - с усилием выдавил из себя Виктор, но вряд ли кто-нибудь, кроме него самого, услышал сорвавшиеся с уст слова. Гримаса у него на лице была, словно он увидел нечто сверхъестественное, типа людей восставших из могил или явления Христа народу.
    - Да пошел ты в жопу, - напоследок метнула девушка и перешла злополучную трассу.
    Витя по-прежнему стоял переполненный эмоциями, которые не позволяли себя адекватно вести, прям как защитная реакция у рыбы-ежа.
    - Не, ну причину чего ты на нее пялился – я понять могу, это вполне природное влечение самца к самке. Ну нахрен скалиться было, что у меня теперь от этого твоего выражения лица травма на всю жизнь останется – вот это поясни! – проговорил Сережа, положив, как старший наставник, правую руку на плечо друга. Мол: «Рассказывай сынок, где тут собака зарыта».
    А прямо над блеклой вывеской «Кофейня Трех Бизонов», подсвечивающейся умирающей флуоресцентной лампой, на карнизе окна второго этажа, балансировал черный ворон, пощипывая клювом перья на правом боку. Закончив процесс гигиены, а может и чисто стилистическую процедуру, птица полетела прочь, отряхиваясь в полете от влаги. Металлическая пластина, от которой она оттолкнулась, задребезжала, и водяная пыль поднялось в воздух. Серая, под стать царящей вокруг атмосфере, вывеска кофейни, такая же серая, как и вся кафешка в целом, на прощание несколько раз мигнув, потухла.
   
    5
    Марине было двадцать два года, у нее высшее финансовое образование по специальности маркетинг. Часто девушка слышала упреки от друзей (по крайней мере, тогда она считала этих людей друзьями), что с ее внешностью быть директором модельного агентства, или кастинги для дефиле проводить, а не циферками и схемами голову забивать. Но сейчас прошлое превратилось в язву, которая кровоточила при малейшем поводе и без. Потому одинаково больно было вспоминать, как счастливые моменты, когда чувствовала себя на вершине вселенной, так и последствия 12-го мая 2000-го года, которое перечеркнуло старую жизнь, поставило на всех перспективах и планах жирный крест. Пришлось изменить образ жизни, пробиваться с боем даже в самых безобидных мелочах, что не может не выматывать.
    Идея о самоубийстве была навязчивой, но не более чем желание-вспышка жестоко убить своего самого злостного врага или продать квартиру со всем имеющимся в ней добром, дабы купить колье с бриллиантами. То есть суицидальные мысли приходили, как и приступы ненависти или агрессии к несправедливому миру, затмевая собой все прочее, но долго удержаться в голове по своей абсурдной сути не могли.
    Так близко к краю пропасти, как в эту субботу, Марина еще никогда не подходила, невольно шла к нему, но все же держалась на безопасной дистанции, собирала силу воли в кулак и держала барьер. А тут дала слабину и едва не поплатилась жизнью ради минутного сюжета в «Ситуации, посвященному ее безвременному уходу в мир иной. А спас ее лишь случай, пьяный молодой человек, который своим бессвязным мычанием, пробудил голос разума. И благодарности девушки не было границ.
    Судьба затеяла с Мариной непонятную игру, и тут молодой маркетолог (по образованию) не сомневалась. Как еще объяснить ее случайную встречу со своим «спасителем» сегодня днем, когда какой-то ушлепок чуть не раздавил ее на своей урчащей таратайке. Судьба на пару со старушкой Смертью организовали им вторую встречу, возможно, не столь занятную, как первый тет-а-тет, но от этого не менее удивительную. Еще поражало, что она сумела сопоставить опухшую, пьяную морду налакавшегося молодого человека и очень приятное, умное с виду (особенно, если убрать ту глупую ухмылку) лицо студента только сейчас, в напичканной людьми маршрутке, ощущая себя шпротом в банке. Марина с вопиющим дискомфортом стояла на последней ступеньке у задней двери Богдана, прижатая к стеклу пухлой бабулькой весом килограмм под сто двадцать. Рядом с бабкой стоял мужчина, одетый как бизнесмен малого калибра, с кожаной папкой под мышкой, очками в позолоченной оправе и пышными коричневыми усами. Он крепко держался за поручень, где мешала нормально ухватиться рука парня с дорогими часами Радо на запястье. Обладатель недешевых часов стоял в плаще и белой с черным орнаментом арафатке. Внешним видом он чем-то напоминал Остапа Бендера, особенно «комбинаторским» выражением лица.
    - Юноша, Вы на следующей остановке сходите? – раздраженно поинтересовался усатый коммерсант, вновь предприняв попытку вытеснить руку парня с трубы.
    - Нет, я дома сходил, - без промедления ответил тот спокойным тоном.
    Лицо коммерсанта покрылось багровыми пятнами, а уши прямо-таки налились краской, словно за них изрядно потягали.
    - Я не понимаю подобных шуток, юноша, - делая ударение на слово «юноша», сказал он.
    - Если бы я понимал все шутки, то давно бы умер от смеха, - вновь без промедления парировал Бендер. Марина непроизвольно захихикала, хоть духота и теснота маршрутки, вовсе не предрасполагала к веселью.
    Усатый нервно замял свою папку, но промолчал, - его уделали вчистую.
    - На проспекте остановите пожалуйста! – крикнула Марина водителю, когда заметила, как мимо проплыл фургон цветочника, своеобразный ориентир пути к ее дому.
    Желтый микроавтобус остановился моментально по запоздавшей просьбе. Как обычно водитель открыл заднюю дверь только после соответствующего указания.
    Прохладный воздух, пропитанный запахом дождя, показался бесценной роскошью, глотком родниковой воды в пустыне. Система обогрева в маршрутке была весьма оригинальна, а главное - автономна: все пассажиры дружно дышат и сопят, прогревая воздух. Зачем еще бензин тратить?
    Марине очень захотелось курить. Пускай она бросила еще два года назад, но это одна из тех привычек, которая не заставит ждать расплаты за самое маленькое послабление, и одна сигарета может перечеркнуть усилия нескольких лет так же легко, как одно неверное движение рушит карточный форт. Желание наполнить легкие дымом «раковой палочки» последние дни как никогда сильно терроризировало каждую клеточку мозга Марины. Она сравнивала себя с монахиней, которая соблюдала всю жизнь целомудрие, но внезапно, по независимым причинам (физиологическим, понятно дело), ощутила похотливый жар в причинном месте.
    Прекратил покапывать дождь, разом с тем на небе рассеялись облака. Луны не было, только миллионы звезд, рассыпанные по черному полотнищу светящиеся крупинки, космические тела и не больше того. Марина не любила романтику, отчасти потому что жизнь, а точнее - кавалеры не баловали ее пышными прелюдиями, сходилось все к традиционным ухаживаниям и сексу. Вниманием эффектная девушка обделена не была, потому отсутствия изюминки в личной жизни в какой-то степени и ее вина, ну примерно такая же, как вина жертвы изнасилования.

Оценка: 10.00 / 3       Ваша оценка: