Творчество поклонников

Стэнли

Добавлен
2006-08-03 03:48:19
Обращений
4783

© Михаил Игнатенко "Стэнли"

   - Теперь повеселимся, старичок!
    медведь Руперт
   
   
    1
   
    Я спустился вниз по металлической лестнице и оказался в безлюдном переулке. Это даже нельзя было назвать переулком, и уж тем более это не тянуло на улицу. Просто некое пространство между двумя домами, заваленное мусором: пластиковые и бумажные пакеты, бутылки из-под пива. Все это находилось в какой-то странной гармонии с этим местом. Асфальт под ногами был мокрый, на него без перерыва капал конденсат из кондиционеров с обоих зданий, из вентиляционных труб вырывался пар.
    Я ступал по лужам, цепляя ботинками мусор. Пахло отвратительно: остатками ресторанной еды, обильно сервированной луком и застарелой мочой.
    Я посмотрел на обратную сторону салфетки на которой синей пастой от руки был нацарапан некий план. Лабиринт переулков, лазеек и крохотных улочек. Богом забытые места большого города. Если верить схеме, – я почти пришел, осталось пройти еще немного вперед. Дверь должна быть по правую сторону. «Если повезет, ты ее найдешь, - сказал мне человек, нарисовавший схему. - Вряд ли тебе будут рады, - сказал он, - но время от времени всем нам нужны деньги. Понимаешь? Скажешь, что я тебя послал. Именно так все и происходит».
    Я прошел вперед, миновав очередную кучу мусора. Целлофановые пакеты, набитые всякой дрянью – от картофельных очистков, до использованных одноразовых шприцов. Похоже мусор просто выбрасывали из окон, другого объяснения быть не могло. И это, естественно, никого не волновало. Главное правило большого города гласило: плевать на спущенное дерьмо, пока оно не выльется тебе на голову. Иначе в мегаполисе никак. Заботиться о чем-либо здесь считается дурным тоном.
    Я преодолел всю эту свалку, старательно выискивая хоть какое-то подобие двери. Наконец, я ее нашел. Металлическая дверь, обитая заржавевшей жестью с клепками. Имелся глазок, но он скорее всего не приносил пользы, ибо был заляпан жиром, как и дверная ручка, прикасаться к которой не было ни малейшего желания. У двери находилась кнопка звонка. Я позвонил. Через секунду затрещал динамик, встроенный над дверью, и мне ответили:
    - Кого надо?
    - Я к Стэнли.
    - Здесь нет таких, проваливай.
    - Я от Хуана. Он сказал мне прийти сюда, сказал, что Стэнли может помочь.
    Ответа не последовало.
    - У меня есть деньги, я хорошо заплачу.
    - Ты коп? – Голос был пропитан подозрительностью, не смотря на то, что я назвал имя осведомителя. Кто бы ни был этот Стэнли – действовал он очень осторожно.
    - Я не коп. Хуан сказал, что Стэнли работает только с теми, кого присылают его бывшие клиенты.
    Динамик над дверью вновь замолчал. С серого неба накрапывал мелкий дождь. Сливаясь с кондиционерной водой, он капал мне на голову, стекал по лицу. На подбородке висели мутные капельки воды.
    - Я не коп, - повторил я, глядя на динамик. И это было правдой. Я вообще был никем.
    - Вижу, - ответил голос. - Стой где стоишь.
    Я опешил. За мной наблюдали. Я оглядел дверь, но ничего не заметил. Возможно камера была встроена в засаленный глазок двери или в патрон разбитой лампы, что висела над входом. Если и так, то сделано это было профессионально.
    За дверью послышался лязг металла, потом мерное гудение, включился какой-то двигатель, и через минуту дверной замок щелкнул, дверь отворилась. Тусклый свет лампочки, мерцавшей в глубине помещения, выдавал очертания лифта. Дверь лифта была открыта.
    - Вытри ноги, - послышался голос из динамика, - мусора здесь и так хватает.
    Я отодрал кусок туалетной бумаги с подошвы правой туфли и вошел. Порыв сквозняка подхватил бумажку и взметнул куда-то ввысь вдоль стены. Дверь закрылась.
    - Воспользуйся лифтом.
    Я с опаской вошел в это доисторическое сооружение, представлявшее собой деревянную коробку, обтянутую железной решеткой с металлической опускной дверью. Трос от лифта тянулся высоко вверх, исчезая во мраке шахты. Шестидесятиватовая лампочка освещала лишь потолок лифта и верхнюю часть стен. Кнопок не было.
    - Что дальше? – спросил я.
    Двери лифта захлопнулись за моей спиной - металлические штыри запечатали ее наглухо. Это доисторическое сооружение было не таким уж доисторическим. Тщательно скрытые механизмы делали этот лифт полностью автоматическим.
    - Тут нет кнопок? – сказал я. – Как он работает?
    - Не твое дело. Стой, не дергайся.
    Внезапно стены лифта зашипели и стали раздвигаться, как какой-нибудь автоматический бар. Появились сенсорные панели с моим черно-белым изображением. Из потолка выдвинулись шесть мощных ламп, обдав меня ярчайшим светом.
    - Что за черт?
    - Меры предосторожности. Я просканирую тебя на предмет оружия, жучков, камер и прочего шпионского дерьма.
    - У меня нет…
    - Видишь в полу щель? – перебил голос. – Это люк. Одним нажатием кнопки я отправлю тебя на дно шахты, если ты мне соврал. Бог его знает какой она глубины, но думаю это и неважно. Обратной дороги оттуда нет.
    - Господи! – пробормотал я.
    В стене позади меня прорезалось какое-то устройство, напоминающее плойку для закручивания бигудей, и начало движение вверх. Ни света, ни звука, ни красных лазерных лучей, ничего. Безмолвный сканер. Вне всякого сомнения, ручной сборки. Этот Стэнли, кем бы он ни был, был опасным человеком, подумал я. Дойдя мне до пояса, металлическая штуковина остановилась. Где-то наверху раздался тревожный сигнал.
    - Выворачивай карманы, - потребовал голос.
    - Это ключи, - сказал я.
    - Выворачивай или отправишься вниз к крысам.
    Я запустил руку в карман и достал небольшой ключ с пластиковым брелком.
    - Что это?
    Вопрос довольно глупый, подумал я, но взглянув на свое изображение на сенсорной панели, понял, что ключ не так просто разглядеть.
    - Ключ от комнаты в мотеле.
    - Что еще есть? Доставай.
    Я пошарил по карманам, но не нашел ничего металлического. Носовой платок, бумажник, плоский коробок спичек с эмблемой ирландского бара.
    - Это все.
    Сканер продолжил движение вверх. Дойдя до потолка, он скрылся внутри стены. Послышалось шипение, и остальные приборы тоже последовали его примеру. Яркий свет утонул в крыше лифта, а вместо него вновь показалась тусклая лампочка. Наверху в шахте что-то щелкнуло и лифт пришел в движение.
   
    2
   
    Наверху меня ждал хозяин этого места. Дверь лифта скользнула вверх, и я увидел молодого человека в инвалидном кресле. Все его конечности были на месте, но было видно, что парень болен от рождения. Его болезненное тело напоминало ссохшийся перец. Ноги сдвинуты вместе, чувствовалось, что в них нет жизни. На лице - странная улыбка человека, который знает все.
    - Значит, тебя послал Хуан? – спросил парень.
    - Да, Хуан. Он работает мойщиком посуды в забегаловке «Малая Гавана».
    - И что он сказал?
    - Сказал, что с моей проблемой нужно обратиться к одному парню, который на своих компьютерах чудеса творит. Сказал, что парень гений, и что при себе лучше иметь хорошие деньги, иначе к нему можно не соваться.
    На лице инвалида заиграла довольная улыбка. Похоже, он любил похвалу не меньше, чем деньги.
    - Ты был знаком с Хуаном?
    - Нет.
    - Какого же черта он обо мне разболтал?
    - У него вид человека, который пребывает в этой стране незаконно. Это видно сразу и бросается в глаза. Он слишком напряжен. Я дал ему хорошие чаевые и сказал, что дам еще полтинник сверху, если он мне скажет, где раздобыть фальшивый паспорт. И он мне сказал. Может, потому что я не похож на копа.
    Парень крутанул рукой оба колеса своего кресла и проехал пару метров, остановившись в двух шагах от меня. Теперь я разглядел его лицо. Очки с толстыми линзами – вполне логично, если предположить, что он с детства не вылезает из-за компьютера – копна черных, сальных волос, небрежно спадающих на уши. На теле - черная обтягивающая футболка с изображением глаза и надписью «мы никогда не спим».
    - Ну, это мы еще проверим, - сказал он. – Справа от тебя на стене небольшой сканер. Приложи к нему свой палец.
    Я приложил. Крохотный экран замерцал голубым светом, а потом раздался электронный женский голос:
    «Имя – Майк Фултон. Возраст – тридцать четыре. Группа крови – третья. Приводов в полицию – два. Активы в банке спермы - ноль».
    - Чтоб я сдох! – изумленно воскликнул парень. – Вы Майк Фултон - писатель? Автор «Плюшевого бестселлера»?
    - Писатель – это громко сказано.…А у тебя есть причины не доверять своей технике? - спросил я.
    - Нет, конечно, нет. Эта штуковина черпает сведения из таких мест, о которых бедные налогоплательщики даже не подозревают.
    - Не сомневаюсь.
    Он подъехал ко мне вплотную и протянул руку.
    - Стенли Уосли. Ну, надо же! – Он потряс мою руку с каким-то забавным остервенением, не свойственным инвалидам. Улыбка растянулась от уха до уха, обнажив красивые белые зубы. – А зачем вам фальшивый паспорт, Майк?
    - Иногда в поисках вдохновения забредаешь в такие места, где без фальшивки никак не обойтись. Например, чтобы взять машину на прокат и угробить ее в говно, или снять комнату в дорогом отеле, или…
    - Купить 357-й магнум? – предположил он.
    - Или купить 357-й магнум.
    Этот забавный парень в кресле начинал вызывать у меня симпатию. Так происходило каждый раз, когда я встречал людей, которые были в восторге от моей писанины.
    - Понимаю. Здорово, здорово, класс, слушайте! – Стенли продолжал меня разглядывать, словно я был не простым писателем, написавшим парочку сереньких романов, а настоящим предметом обожания, ковбоем с дикого запада, заблудившимся во времени, с огромным револьвером на ремне. Улыбка не сходила с его лица. – Ступайте за мной, - сказал он и, крутанув правое колесо, развернулся на сто восемьдесят градусов и поехал по коридору.
   
    3
   
    Помещение оказалось огромным. Такие квартиры обычно снимают творческие люди - художники, да начинающие порнорежиссеры, чтобы было где развернуться. Для чего такие площади инвалиду-затворнику я не имел понятия. Это даже не было квартирой, как таковой. Само здание не было жилым. Скорее всего, какое-то производственное здание, оборудование под нужды этого типа. А этот этаж просто одно из помещений, устроенное под жилье.
    На высоком потолке угадывались продолговатые лампы, но они не горели. В помещении царил мрак. Лишь синее свечение от мониторов, да зеленая ртутная лампа над стеклянным шкафом с какими-то химикатами, освещали это потаенное место. Место, где, вне всякого сомнения, творились чудеса.
    В ближнем от входа углу царил компьютерный рай: в центре стояли три небольших стола, придвинутые друг к другу, образовывая полукруг. На центральном столе размещались три 21 дюймовых монитора, небольшие колонки по краям и полочки с дисками.

Оценка: 8.67 / 3       Ваша оценка: