Творчество поклонников

Стэнли

Добавлен
2006-08-03 03:48:19
Обращений
4784

© Михаил Игнатенко "Стэнли"

    Чуть выше висели несколько черно-белых экранов, на которых отображались знакомые мне места: клочок переулка перед входной дверью, лифт в нескольких ракурсах, то помещение, в котором мы находились в данный момент, и еще пара мест, о которых я не имел никакого представления. На столе справа, то есть почти рядом со входом, располагались: сканер, два принтера, пара телефонов с факсом, планшет и стопка бумаг. На левом – различные бутыли и прочие примочки химика, в которых я ничего не смыслил, и смыслить не желал. Но именно на них я задержал свой взгляд.
    - Это то, о чем меня чаще всего спрашивают и то, о чем я меньше всего люблю разглагольствовать, - сказал Стэнли, поймав мой взгляд. - Это, можно сказать, мой хлеб.
    Затем он подъехал к стене у крайнего правого стола и нажал какую-то кнопку. Лампы на потолке неохотно зажглись, помигав с полминуты.
    - Ну-с, добро пожаловать в мою обитель! Убежище обиженных и несправедливо… - Он задумался, подбирая нужное слово. - Обведенных вокруг пальца!
    Я оглядел помещение. У дальней стены висел щит с баскетбольным кольцом, мяч же торчал на этом кольце, застряв между ним и щитком. Окна присутствовали, но они, естественно, были плотно занавешены. Кухня была тут же. Или правильнее назвать ее «место, где Стэнли иногда ел»? Горы книг и всевозможных брошюр, сотни пустых бутылей из темного стекла, и всякий другой мусор, который не нужен, но выкинуть жалко. Среди всего этого добра одиноко белел унитаз.
    Стэнли подъехал к креслу перед мониторами и с видимым усилием перебрался в него. Было видно, как его ноги на мгновение безвольно повисли в воздухе.
    - Мы сделаем вам такой паспорт, - сказал Стэнли, - что он будет выглядеть достоверней вашего нынешнего.
    - Это подойдет, - ответил я.
    Я подошел к баскетбольному щитку и попытался достать застрявший мяч. Но мяч был слишком высоко, я не смог до него дотянуться. Я подпрыгнул, но лишь чиркнул по нему пальцами.
    - Зараза! – сказал я, глядя на мяч. За моей спиной Стэнли искренне рассмеялся. Его изумительно белые зубы блеснули, как остро наточенные бритвы – подарок одного хорошего клиента, который не желал светить наличные, зато неплохо шарил в стоматологии.
    Стэнли бросил в мою сторону мимолетный взгляд и снова уткнулся в центральный монитор, на котором, вне всякого сомнения, творились чудеса.
    - Если вы достанете этот противный мяч, то будет здорово! Я уже собирался просить об этом своего очередного клиента, вместо денег за свои услуги.
    Я ничего не ответил. Снял с ноги туфлю – она была еще сырой после дождя – и швырнул в мяч. Обувка мягко отпружинила и с глухим стуком упала на деревянный пол. Я повторил попытку. На этот раз туфля упала на мяч и осталась там лежать.
    - Слушай, Стэнли, - сказал я, - почему ты пользуешься таким допотопным инвалидным креслом, когда вокруг тебя сплошная автоматика?
    Стэн хохотнул, отправил мою фотографию на печать и, перебравшись в свое «допотопное» кресло, покатил в мою сторону.
    - С моим образом жизни я, скорее всего, помру от сердечной недостаточности, нежели от рака мозга, который, кстати, тоже не за горами.
    Я бросил взгляд на его компьютеры и понял, что он имел в виду.
    - Чтобы отсрочить этот чудесный день я должен по возможности больше двигаться. Крутить руками колеса – один из вариантов. – Стен подъехал ко мне и, увидев туфлю поверх мяча, весело рассмеялся.
    - Кидай второй, - сказал он, - повысим ставки!
    Я снял вторую туфлю и кинул. Мяч не пошевельнулся, зато первая туфля вернулась на землю. Шнурки сплелись и, ударившись об пол, зашелестели.
    - А где ты взял мою фотографию? – спросил я.
    - В глазок двери встроен объектив, - пояснил Стэнли. – Я сделал твое фото, пока ты торчал у двери. С наружной стороны двери глазок выглядит засаленным, но пусть тебя это не смущает, снимок вышел весьма удачный.
    - Ясно.
    - Может, попробуешь шваброй?- предложил он. – Я не достаю, но у тебя точно получится.
    - Давай.
    Парень покатил в сторону унитаза и через минуту вернулся со шваброй. Я ткнул ею мяч и тот упал мне прямо в руку.
    - Пасуй, мать твою! – крикнул Стэнли, крутя колеса своего кресла и отъезжая назад. Он смеялся.
    Я сделал как он просил. Парень неловко поймал мяч – тот ударил ему в грудь – и кресло по инерции покатилось назад. Спинка кресла ударилась в стол с химикатами, раздался легкий перезвон стекла, голова парня запрокинулась. Все это время Стэнли громко хохотал.
    - Есть контакт!
    Я надел обувь и был готов принять пас назад.
    - Пасуй!
    В ответ он громко, почти истерично рассмеялся, и я понял, что этот смех может означать только одно: «хуй тебе!». Стэн подкатил в штрафную зону и толчком выбросил мяч в сторону кольца. Тот прошел прямо в сетку с легким шуршанием и без особого труда.
    - Ха-ха-ха! Старик, ты спас мне жизнь!
    Бог его знает, какими деньгами ворочал Стэнли Уосли в этом законспирированном месте, ведя затворнический образ жизни, но то, что он был еще ребенком, не смотря на свои 26 лет, представлялось мне весьма очевидным. Этот беспомощный человек мог получить доступ к любому компьютеру, подключенному к Интернету, мог подделать любой документ или печать, изготовить любое химическое вещество или собрать мудреную электронную схему, и в то же время радовался как ребенок, кидая баскетбольный мяч в корзину. С другой стороны – те, кто не способен на подобные махинации, тоже бросают мячи в кольца. Разница лишь в том, что Стэнли преуспел и в этом деле. Инвалид обошел нас всех.
    Стэн подъехал к принтеру, достал из ящика стола «болванку» паспорта и, вклеив туда мое новое фото, спросил:
    - Какое хотите себе имя?
    Я бросил мяч в корзину, но не попал даже по щиту. Мяч просто не долетел.
    - Как на счет Рауль Дьюк*? – спросил я.
    - Вы шутите? С этим именем в Вегас носа не сунуть. Да и в других местах это имя у копов на устах. Вас загребут при первом же досмотре. Как ваш адвокат, я советую вам искать Американскую Мечту под другим именем.
    Теперь пришла моя очередь смеяться. Кажется, Стэнли тоже читал эту книгу.
    - Хорошо. Может тогда Бен Браун?
    - Бен Браун, - повторил Стэнли, словно пробуя имя на вкус. – Уже лучше. С таким именем на вас вообще внимания обращать не будут. – Он хохотнул.
    Я оставил мяч в покое и подошел к столу, за которым сидел Стэнли. У шкафа с реактивами на стене висели вырезки из газет. Я прочитал несколько из них.
    «ТАИНСТВЕННОЕ ИСЧЕЗНОВЕНИЕ ОФИЦЕРОВ ПОЛИЦИИ»
    Другой гласил:
    «ПОИСКИ СЛУГ ЗАКОНА ЗАШЛИ В ТУПИК»
    «АКТЫ ВАНДАЛИЗМА НА ШВЕЙНОЙ ФАБРИКЕ»
    Совсем свежая заметка гласила:
    «МЕСТНАЯ ШВЕЙНАЯ ФАБРИКА ЗАКРЫТА НА НЕОПРЕДЕЛЕННЫЙ СРОК»
    - Я пропишу вас в Сиэтле. Устроит? – и, не дожидаясь ответа, продолжил: - В Сиэтле у меня есть связи и нужные контакты. Если вдруг там окажитесь, дайте мне знать. Я распоряжусь, чтобы вас встретили по-королевски.
    - Это ни к чему.
    Стэнли отпечатал нужную информацию в какой-то программе, предварительно сверившись с паспортной базой данных, всунул «болванку» паспорта в специальный принтер, по типу тех, что используют в банках, и отправил на печать. В этот момент на одном из черно-белых экранов появились изображения двух патрульных. Они остановились у двери в переулке. Один из них позвонил в звонок.
    - Полиция? – с удивлением в голосе спросил я, хоть и видел все сам.
    Парень не ответил. Его лицо вдруг стало очень серьезным, детскую веселость как ветром сдуло. Он щелкнул каким-то тумблером, поднес ко рту микрофон и сильно искаженным голосом произнес:
    - Кто там?
    - Полиция, откройте дверь, мы войдем!
    Стэнли отключил микрофон и изумленно взглянул на меня.
    - «Откройте дверь, мы войдем», - повторил он. – Вы когда-нибудь слышали что-нибудь более невразумительное?
    Я кивнул.
    Стэн вновь включил микрофон.
    - Боюсь, вы ошиблись дверью, господа.
    - Послушай ты, инвалид-калека, или ты нас впускаешь, и мы все улаживаем полюбовно или мы звоним в участок, и ты отправляешься в клетку до конца своих никчемных дней.
    Стен отключил микрофон.
    - Взять на заметку, - произнес он, - не помогать нелегалам.
    - Думаешь, Хуан? – спросил я.
    - Таких как Хуан у меня человек десять. И все они выглядят, как вы сказали, «напряженно». Если уж вы смогли раскусить Хуана, то копам это вообще не составило труда. Стоит слегка надавить, пообещать не высылать из страны, и он тут же раскалывается, как грецкий орех.
    Стэн вновь включил связь.
    - Хорошо, офицеры, проходите. Воспользуйтесь лифтом.
    Копы на экране переглянулись и вошли. Дверь захлопнулась.
   
    4
   
    Не обнаружив в лифте кнопок, патрульные занервничали.
    - Здесь нет кнопок! Как эта штука работает?
    Стэнли расслабленно откинулся в кресле, ноги безвольно повисли в воздухе, как у человека сидящего на краю пропасти. Микрофон он держал в правой руке.
    - Не стоит из-за этого беспокоиться, офицеры. Я сделаю все за вас.
    Парень нажал на кнопку, встроенную в какой-то пульт в виде клавиатуры, который выдвигался из-под крышки стола, и лифт начал движение наверх. Не доехав пару метров до нашего этажа, лифт остановился.
    - Почему мы остановились? – спросил один из копов. – Выпусти нас.
    - Настало время обговорить детали нашей сделки. Вы не против? – Стенли Уосли был само спокойствие. Более того, на его лице вновь появилась улыбка, которую я видел, когда первый раз поднялся сюда. Улыбка человека, который знает все.
    Копы заговорили и их голоса звучали неуверенно. Глупо ставить условия, будучи запертым в клетку. Но они старались, и я подумал, что наглости этим двум не занимать.
    - Мы знаем, чем ты тут занимаешься. У нас есть свидетель, который очень подробно все описал, - сказал коп и, помедлив, продолжил: - Мы хотим половину.
    - Чего половину? – спросил Стэнли, указав мне на мяч, как бы говоря: «Иди пока, поиграй». Я отрицательно покачал головой. Стэн улыбнулся.
    - Заплати нам два миллиона и мы уйдем.
    - Откуда мне знать, что вы последние копы, с которыми мне приходится иметь дело?
    - Нас это не касается. Получив деньги, мы уйдем из полиции и осядем где-нибудь в тепленьком местечке. О нас ты больше не услышишь. Что скажешь?
    Пока один из них говорил, задрав голову к потолку, другой осматривал лифт. Искал выход.
    - О том, что мы здесь пока никто не знает. Сделай добро и ты спасешь жизнь не только себе, но и своему другу-нелегалу, который, видит Бог, не хочет покидать эту страну, - сказал второй не найдя в стенах лифта хотя бы намека на кнопку.
    - Знаете, кого вы мне напоминаете? – спросил Стэнли. - Двух грязных крыс, накрытых ведром.

Оценка: 8.67 / 3       Ваша оценка: