Творчество поклонников

Я убиваю

Добавлен
2006-08-11 09:11:48
Обращений
4834

© Игорь Поляков "Я убиваю"

   Я сидел в полумраке и думал. Мысли были хаотичны, но примерно об одном и том же, – о своем праве убивать, и еще, - о смерти вообще. Своеобразный аутотренинг – это у меня в третий раз, я имею в виду реализацию этого самого права на убийство, и самовнушение всегда настраивало меня на должный лад. Хаос мыслей в голове постепенно успокаивался, дрожь в теле сменялась на уверенную расслабленность пружины.
    Я сидел на лавке в одном из московских дворов, смотрел на редкие окна многоэтажки, в которых горел свет, и писал в голове убийство.
    Я был уверен в том, что каждый человек имеет право убивать живые существа, в том числе и себе подобных, но при этом тот, кто убивает, сам должен быть готов умереть. Все сбалансировано – сегодня убиваешь ты, завтра убьют тебя. Жизнь, что нить, - бесконечно тянуться не может, всегда есть начало и конец, каждый человек и убийца, и жертва. Но даже не это главное. В конце концов, во все времена люди убивали друг друга. Меня не устраивала гнилая христианская мораль: классический постулат не убий, и в то же время, - распятый Христос, который в фанатизме своей веры сделал все, чтобы люди убили его, погрязнув в грехе. Многочисленные святые, которые заработали свою святость бессмысленной смертью, а не истовым служением Господу и не во благо человечества. Крестовые походы с убийством иноверцев, индульгенции убийцам и костры инквизиции с гибелью невинных. Молчаливое потворство современным локальным религиозным войнам, в которых гибнут случайные люди, а не фанатики. Убийство во имя веры, которая на словах запрещает смерть человека, а на деле – молчаливое невмешательство в гибель людей. Хотя, может, люди другой веры вовсе и не люди.
    И меня не устраивали современные законы демократии: отмена смертной казни, хотя, если тебя взяли с поличным в момент убийства или доказали, что ты серийный убийца, – ты должен умереть, а не сидеть в одиночке пожизненно. Ибо, убивая, будь готов умереть, потому что ты человек. Если ты человек, а не червяк, ползающий и пресмыкающийся в грязи. А если червяк – сиди дома и жди смерти от старости.
    Или запрет на право иметь огнестрельное оружие. Тот, кто захочет убить, найдет, чем это сделать. И совсем неинтересно это делать, если знаешь, что жертва не может защититься. Это принижает твой статус убийцы – всего лишь, мясник на бойне. А если у жертвы есть хотя бы пистолет, то я бы был более высокого мнения о себе – словно я с ножом на медведя. Или с копьем на льва. Один на один с таким же, как я. Но – в этом дерьмовом обществе худосочных очкариков, интеллектуальных импотентов и представителей сексуальных меньшинств я никогда не смогу стать тем, что я есть.
    Мастером, пишущим смерть и несущим её тому, кто не верит.
    Человеком, предпочитающим жизнь и готовым умереть.
    Мое первое убийство было сумбурным: я специально не искал жертву, я не готовил оружие, и я не получил того удовлетворения, какое я получил во второй раз и получаю сейчас. Готовить убийство, продумывать его в малейших деталях, искать жертву и следить за ней, подбирать оружие, соответствующее жертве, - это несказанное удовольствие, которое я переношу на бумагу. Эти короткие новеллы (и эта уже третья) словно песня, длиною в мою жизнь. Я готов умереть и с моей смертью эта песня оборвется. Но, почему-то я уверен, что я буду петь еще очень долго.
    Второе убийство я продумал. Ублюдок сам напросился и не убить его я просто не мог. Пришлось приложить некоторые усилия и понести определенные траты, чтобы найти его, но это стоило того – когда я увидел в его глазах понимание, я почувствовал себя если не Богом, то уж точно Мессией, несущим истину. Он моментально понял свою ошибку, он умолял простить его, он называл меня Великим, но – его участь была предопределена уже тогда, когда он необдуманно высказал свое гребаное мнение.
    Третья новелла, которая уже написана в голове, еще не произошла, но это дело времени. Если что-то будет не так, как я продумал, - что ж, внесем изменения.
    Я сидел и ждал. Терпения мне не занимать – я в Москве вторую неделю.
    Cleverman, – я бы его убил только из-за того, что он взял себе это имя, – появился из подворотни. Он был не один. Я знал, что он сейчас отведет девушку домой и пойдет домой. И пройдет через двор, мимо лавки, на которой я сижу. Я взял в руку толстый прут, почувствовав холод металла, и посмотрел на часы – парень точен, как всегда. 23.30. И эта точность радовала меня – все идет идеально.
    Через десять минут он вышел из подъезда и пошел через двор. И когда подошел достаточно близко, я спросил:
    -Если не ошибаюсь, Cleverman?
    Парень – высокий и широкоплечий – чуть повернул голову в мою сторону и ответил:
    -Да. А ты кто?
    Я не ответил. И нанес первый удар. Металлический прут просвистел в темноте, врезаясь в ноги жертвы, ниже колен. С глухим возгласом парень упал, а я, не давая опомнится жертве, нанес следующий удар – в область поясницы. Затем, прижав его коленом к земле, я вдавил его лицо в грязь и сказал прямо в ухо:
    -Я тот, кого ты назвал больным на голову хуеплетом и обдолбанным графоманом. Помнишь, свое высказывание по поводу рассказа «Я убиваю»? Один из лучших моих рассказов, а ты написал, что это полный отстой. Очень необдуманно, ибо я ДЕЙСТВИТЕЛЬНО убиваю.
    Cleverman, – парень достаточно сильный, чтобы справиться со мной, – сделал попытку сбросить меня со своей спины, но я сам освободил его. Чтобы в тот момент, когда он перевернется лицом вверх, вонзить в его грудь свое оружие. Он захрипел, изо рта хлынула кровь, а я заглянул в его глаза, где застыло проклятье, и сказал:
    -Интернет, эта кажущаяся безнаказанная виртуальная жизнь, иногда оборачивается реальной и быстрой смертью, ибо всегда есть тот, кто готов убивать за свою веру. Я – ВЕЛИКИЙ ПИСАТЕЛЬ, а ты этого не принял на веру, не понял, не осознал. И поэтому ты умер.
    Я шел по направлению к Казанскому вокзалу. Рано утром у меня поезд, который унесет меня домой, где я сяду к компьютеру и напишу уже написанный рассказ. Выложу его в Интернете, и буду ждать рецензии. Ибо это только начало моей песни, длиною в жизнь.

Оценка: 7.00 / 1       Ваша оценка: