Творчество поклонников

Фотография

Добавлен
2006-09-01 11:08:40
Обращений
4160

© Владимир Иванов "Фотография"

    Ну, вспыхнет иногда ненависть к жлобам, но тут же накатывало раздражение на Надежду. Давно бы рожи разбила ублюдкам. Но тут вспоминалось, что она женщина, слабый пол, а слабый пол не может... ну, и.т.д. Что удивительно, оскорбляли Надю по-всякому, но ни разу я не слышал, чтобы упоминалась ее национальность. Я, признаться, был очень этим удивлен. Как же так, думал я, ведь она еврейка и проще простого назвать ее жидовской мордой, или еще как. Но не было этого. Никому в голову, что ли не приходило, что она еврейка? А может наоборот, именно потому, что еврейка и измывались над ней? Черт его знает.
    Наступил конец месяца декабря, число 23-е, когда я впервые встретил Надежду не в институте.
    В конце рабочего дня, ко мне в аудиторию завалил Андрюха. Ну, если быть точным, часы показывали без пятнадцати два.
    - Пойдешь пиво пить? - ненавязчиво поинтересовался он.
    - Я-то всегда, да денег у меня... - я полез в карман за мелочью.
    - Да ладно, - замахал руками Андрюха. - Скинемся все, бутылки сдадим. В 801-й знаешь сколько бутылок.
    - Хорошо, тогда без проблем.
    И мы втроем: я, Андрюха и Олег, пошли пить пиво. После трех, потому как с двух до трех в "Байкале" перерыв. Набрали полную сумку пустых бутылок, стрясли с Семена деньги, Олег, пользуясь своей непосредственностью, прошелся по женским карманам. Но его уже знали и только Тамару он смог раскрутить на червонец. До получки. Благо до нее было недалеко. До получки, я имею ввиду. Впрочем, и до Тамары тоже.
    Взяли. Вышло по шесть бутылок на рыло. Кому как и смотря на чье рыло, но мне тогда шести бутылок хватало с лихвой. Пошли на любимое место. В песочницу. Дети там не играли. Зато очень часто выпивали здоровые мужики. Песочницу от дороги загораживали чахлые кустики. Это был плюс. Но с другой стороны проходила тропинка и стоял высотный дом. По тропинке, периодически, взад-вперед, ходили люди. Это раздражало. А с балконов высотного дома, кто-то, иногда, кидал всякую гадость. Это вызывало бурю эмоций, направленных на расширение и углубление проблемы о культурном развитии жителей дома.
    Как обычно, выпили по первой. Закурили. В голове, так, чуть-чуть, зашумело. Пошли идиотские разговоры про все. Застрельщиком был Олег. По идиотским разговорам. Про музычку, про разную, поговорили. Я, собственно, теперь, уже не любил "The Beatles", но Олег и Андрюха слушали и были в восторге. В дичайшем. От "Rolling Stones" тоже. Мне было насрать на "Rolling Stones". Я молчал. Конечно, мне хотелось вставить в разговор что-нибудь умное и дельное, но ничего не приходило в голову. И вот, я сидел в ожидании, вот сейчас придет, вот оно. А в башке было хоть шаром прокати. В общем, чувствовал я себя не очень хорошо. Когда допивали все, вот тогда я бывал в ударе. Песни пел всякие, в основном "ХэЗэшные". Олег пытался подтягивать, но безрезультатно. Это был мой сольный концерт. Наконец, Андрюха и Олег пошли к метро, а я, собственно, не торопился никуда, поэтому, как всегда, остался один. Пьян я был довольно сильно. Перейдя через улицу, я углубился в Парк Культуры. Не знаю, чего меня туда понесло? Не хотел я идти домой пьяным. Вот.
    Место было паскудное. Его облюбовали для своих тусовок гопники. Налетали стаей, сыпались вопросы: "кто такой?", "где живешь?", "почему тут ходишь?", и в рыло, в рыло. Но, видимо, пьяным все по фигу. Ходил я по аллеям, любовался на Чертово Колесо. Оно уже не работало. Холодно было. Шлялся вокруг аттракционов. Настроение мерзопакостное. Во рту сухо. Скоро должен начаться отходняк. Делать нечего, нужно идти домой. И я уже было пошел, но вдруг наткнулся взглядом на павильон "Комнаты Смеха". Черт меня туда понес. Зачем я туда пошел? Нет, был бы трезвый, отправился бы домой и все. Но очень было плохо. Так бывает только тогда, когда ничего уже не светит ниоткуда. Несколько секунд назад было все. Я был доволен. Думал, жить не так уж плохо. И сразу, как шагнул в яму, наполненную гнилой, черной водой. Ни вздохнуть, ни охнуть. Будь я чуть более дикий, я бы, наверное, орал во всю глотку диким, первобытным криком. Однако цивилизация держит своими цепкими скрюченными пальцами. Не хочет выпустить из них свою очередную жертву. А та не имеет ни сил, ни воли вырваться на свободу. А свобода, это - смерть. Чтобы не было никаких недоговоренностей.
    Так вот и зашел я в этот павильон. Почему-то мне казалось, что "Комнаты Смеха" отошли в прошлое. Что теперь их нет. Но, видимо, я давно перестал бывать в парках культуры и отдыха. Заплатил, как сейчас помню, пятьдесят копеек, получил билет и вошел внутрь. Там, помещение делилось на два. Я, сперва, обошел первое, тупо глядя на свою кривую рожу. Особого смеха это во мне не вызвало. Не знаю, как другие, некрасивые на лицо, люди, а у меня вид собственной искаженной морды веселья не вызывал.
    Рядом ходили человека три-четыре. Толстая мамаша с сыном и какие-то молодые. Может знакомые, может и нет. Глупое дитя бессмысленно щерилось своему отражению. Видимо, узнавало себя везде, да еще тыкало пальцем в искаженное, расплывчатое изображение мамаши лепетало что-то, типа: "А-ы!", и пыталось хлопать в ладоши. Молодые, парень и девушка, видимо, все-таки, были знакомы, потому что ржали вместе. Причем, очень дико.
    Во второй зал я прошел довольно быстро. Здесь тоже висели кривые зеркала. А из народа, ошивалась только одна девушка. Она стояла ко мне спиной и внимательно разглядывала себя в кривое зеркало. Волосы у нее были длинные и черные. Пальто она сняла и держала на согнутой руке. В другой ее руке был целлофановый пакет с надписью "НВ". Я не обратил на нее особого внимания и стал разглядывать себя во все зеркала, по порядку осмотра.
    Не особо интересуясь, что там внутри, я переходил от одного зеркала к другому. Просто потому, что деньги уплачены. Не пропадать же. Медленно, я приближался к девушке. Она стояла не двигаясь, как статуя и глядела в зеркало так внимательно, будто смотрела телевизор. Вот до нее осталось два зеркала. Одно.
    Я соображал как сквозь подушку. Пьяный был. Мутило меня. Проходя мимо девушки, я невольно посмотрел, что же она так внимательно, без тени улыбки, разглядывает. А смотреть там было на что. Я, хоть и видел ее всего одно мгновение, тут же понял, что это что-то волшебное. Небывалое. Такого не могло быть. Просто не могло. Я не затормозил, не встал, как вкопанный, а прошел дальше, внимательно разглядывая себя в кривые плоскости и не видя ни хрена. Я пытался осмыслить увиденное только что. Это же было как лампа-вспышка на самолете, но только вспыхнула она рядом со мной. И ослепила. Сказать, что девушка красива - ничего не сказать. Какое-то неземное видение. Только и мог повторять я. В мозгу вспыхивали какие-то смутные образы, отголоски чего-то нереального и прекрасного. Но все тут же утопало в пьяной расплывчатости. Мне захотелось еще раз взглянуть на ЭТО. На этот ЛИК БОГИНИ МЕЧТЫ. В этом не было ничего грязного и похотливого, просто я хотел запомнить ее надолго. Однако стеснительные лапы цивилизации снова набросились на меня, и я не вернулся.
    В этот момент, в зал БОГИНИ, с диким ржанием вошла парочка молодых. Они тут же уткнули свои рожи в первое попавшееся зеркало. Идиоты, подумал я, оглядываясь, сначала на них, а потом на девушку перед зеркалом, пытаясь разглядеть отражение. Но она сама повернулась на ржание.
    Я думал, что, когда она обернется, я ослепну. Ничего подобного не произошло. Это была Надя Гусман.
    Не может быть! Такого не может быть! Конечно, я пьян, но не до такой же степени! Мне не могло показаться. Не могло. Я не мог. Это правда! Там другое лицо! Другое.
    У меня подкосились ноги. Чтобы не упасть, пришлось опереться о стенку. Надя бросила на меня нервный взгляд и быстро пошла к выходу. Молодые, ржащие люди ничего не заметили. А я не допускал, что мне показалось. Не могло мне показаться. Это было в реальности. Это было чудо. Такое бывает один раз в жизни и то не у каждого.
    На следующий день, я пришел на работу с похмелья. Голова не болела, но желудок, сволочь поганая, был как живой. Курить не хотелось. Ничего не хотелось. Похмельная депрессия. Я открыл верхний ящик стола, чтобы положить туда сигареты. Там лежала фотография. От "Полароида". Я достал из пачки сигарету, посмотрел на фотографию, бросил пачку в стол, задвинул ящик, подавил очередной рвотный позыв, встал и пошел в туалет. Курить.
   
    ВСЁ

Оценка: 6.33 / 3       Ваша оценка: