Творчество поклонников

Казус

Добавлен
2006-10-01 03:34:33
Обращений
4692

© Валентин Мазуров "Казус"

   Жизнь может дать только одно облегчение - кишечника.
    Джордж Оруэлл
   
    Мы в ежедневной суете не замечаем чудес.
    А представьте, если однажды просто не взойдёт солнце...
    Ольга Анина
   
    It’s very funny
    Cause I got your fucken money…
    Lilly Alien –«Everything just wonderful»
   
   
    У каждого человека есть свои недостатки. Кто-то грызет ногти, кто-то храпит, кто-то смеется как припадочный осел, другой забывает поднять круг на унитазе, когда мочится, третий слушает группу Звери (знаю что этот пример слишком жестокий, но ничего не могу поделать)… а наш герой был немного психически неуравновешен. Разве это больший грех, чем тот же мерзкий, раздражительный храп?
   
    1/1
    - Объяснишь почему?
    - У него член на 10 см длиннее, - мямлит девушка и виновато тушит туфелькой невидимый окурок.
    - Хм-м, брючной змей передвигаться ему не мешает? Ну там, опутывается вокруг ноги, заставляет споткнуться, треск рвущейся кожи, крик…
    - Не остроумно. Ты же знаешь – я шучу.
    - Мы с тобой три года шутили вместе, чтобы выяснить в конечном итоге, что шутил на самом деле только один из нас?
    -А? – Девушка морщит глаза и сутулится под стать криминальному авторитету. – Че ты брякнул, фраер?
    - Совет вам да любовь. Я приеду завтра заберу свои вещи.
    - И ты думаешь, я прямо так тебе сразу их все отдам? А в чем я буду по дому ходить или спать одинокими холодными ночами?
    - Я сейчас скажу нелепость, но мне почему-то не до смеха. Хотя когда Динамо проигрывает 5:1, какое может быть веселье? Да еще и девушка твоя тоже решила в «динамо» поиграть.
    - Ничего, Игорек, свято место – пусто не бывает. Такие сахарные пупсики как ты, долго одни оставаться по своей природе не могут. Считай это комплиментом.
    - Мне очень приятно. Честно.
   
    ***
    На табуретке сидит замотанная скотчем по рукам и ногам девушка. На ее голову надет целлофановый кулек, подвязанный под горло, запотевший и вздувшийся. Его размеры хаотично меняются, соответствуя сбитому дыханию.
    - Ну же. Умирай, давай. Умирай, сколько можно уже задыхаться, мать твою. Ну же! Э-э-э-э и затихай… да бля, откуда в тебе столько жизни? В следующий раз глотку цементом заливать буду, интересно, что выйдет? А лучше клеем «момент». Причем сначала в ноздри, потом в уши, а потом в рот… или же сначала капнуть в глаз, а только потом… ты еще борешься? Напарился я уже, - говорит парень и выуживает из-за ремня блестящий «Кольт» с глушителем.
    Звук выстрела, по кульку рассеивается красный фарш, табуретка опрокидывается, девушка мешком падает на пол.
    - Лучше напоить прокисшим молоком, дырку цементом зашпаклевать – и поносом разорвет, - продолжает парень свои новаторские и абсолютно серьезные размышления в мире садизма.
   
    2/1
    Игорь просыпается и ловит себя на мысли, что семейные трусы взмокли не от пота на почве страха, а от поллюции (мать честная, таких давнейших школьных друзей уж никак не ожидаешь встретить вновь) на почве возбуждения. Ощущение двоякое: «молодость ко мне вернулась, бля!» - с одной стороны, и «фу какой позор и неудобно-то как…» - с противоположной.
    Игорь перекатывается к краю кровати и сползает на пол. Чертовски холодный пол – ступни моментально пронзаются ледяными иголками, что стимулирует быстрое продвижение в предрассветной темноте в ванную. Нога по пути неприятно задевает металлический корпус развороченного системного блока (вчера Игорь – великий Хацкер - устанавливал звуковую карту), боль помогла забыть о холоде.
    Трусы, Игорь, словно дохлого скунса, презрительно опустил в корзину с грязными вещами, оставшись во всей природной красе. Легкий выпуклый животик скрашивала темпераментная, волосатая грудь, которой он гордился, будто растительность на ней собственноручно выращивал, долго и бережно, пропалывая и удобряя.
    В квартире гуляла прохлада, потому иные гордости Игоря сморщились и не выглядели внушительно, хотя на деле одним внешним видом доводили до оргазма десятки разгоряченных цыпочек, вызывали алчную зависть у мужиков в банях…
    …Игорь размышлял у зеркала, поставив руки в боки, словно боярин на сватанье и его пошлые, самодовольные мысли, сопровождающиеся приподнятой вверх левой бровью и лукавой ухмылкой, прервал звонок в двери.
    - Что за нах? – промямлил он и снял с крючка халат. Часы в ванной имелись только песочные, потому время определить по ним - крайне сложно, но, судя по тающим сумеркам, было около пяти утра. В такую рань могла припереться лишь одна особа, но она сейчас должна лежать в гостиничном номере славного города Милан рядом со своим итальянским дружком Массимо, Филиппо или как там его.
    Глянув в глазок, Игорь в край опешил. Утро превращалось в хмельную ересь.
    На дверном коврике стояла маленькая девочка с милейшим личиком и двумя косичками, такая стеснительная и позитивная, держащая руками полы очень красивого платья покрытого россыпью всевозможных нарисованных цветов. Настолько трогательная картина, что хотелось засюсюкать и раздать сотню шаблонных комплиментов, но вместо этого Игорь не понимал двух вещей. Первая: как девочка дотянулась до звонка, который расположен на высоте в два ее роста. Вторая: какого… чуда она чарующе улыбалась, стоя в хлопковом платье, когда за окном медвежья холодрыга.
    Игорь, повинуясь импульсу доброты, сначала развинтил два оборота верхнего замка, а потом повернул ключ нижнего и открыл дверь. Девочка глянула на него круглыми, по-детски наивными глазками цвета фиалок и сербнула носиком.
    - Слышь, мудак, может, впустишь внутрь, пока у меня булки инеем не покрылись? Я тут еблом уже битые пять минут торгую, пока ты костыли свои гнилые к двери передвигал, – хриплым басом проговорил ребенок.
    Игорь только и сумел поддержать рукой челюсть, чтобы та не разбилась об порожек. А потом отойти в сторону, чтобы девочка своей походкой злостного опаздывающего карлика пробралась в квартиру.
   
    3/1
    - У тебя бухло есть? – спрашивала малышка все тем же хриплым басом, пододвигая табуретку к кухонным шкафчикам.
    - Бу-бу… - не мог произнести и слова Игорь.
    - Шо «бу-бу», коматозный? Может, ты мне еще споешь? Я спросила, есть в этой халупе, чем горло промочить девочке?
    - В холодильнике бутылка «Бейлиса»…
    - Угу, а молока обезжиренного у тебя случайно нет? Сам сливки с карамелью хлебай, а мне бы водочки в самый раз. Слышь, а ты че пидор, че ты себя щепаешь?
    А Игорь не прекращал использовать все известные народные средства, дабы убедиться, что это сон. В конечном итоге он отвесил сам себе пощечину, хлесткую, вплоть до звона в ушах и вспышки в глазах.
    - Да у тебя тут скорее нычки с трамадолом и транквилизаторами, а не запас поила нормального. Ты ж псих вылитый…
    Девочка едва дотянулась до полки со спиртными напитками, и пошел процесс перебора представленных изделий. Сначала детская ручка откинула через спину бутылку вина «Кинзмараули», разлетевшаяся в дребезг об стену, потом хлопнуло и вспенилось на полу шампанское «Асти Мондоро», и растекся лужей с осколками ликер «Шеридан». Наконец малышка в небрежных поисках наткнулась на литровую бутылку водки «Finland с клюквой».
    - А ты оказывается пидор с редкими просветлениями, достойная водичка, чтобы остаграммиться.
    Внезапно камера берет крупный план, девочка смотрит прямо на нас и картинно улыбается, держа бутылку водки рядом с довольным лицом одной рукой за горлышко, а второй поддерживая за дно.
    - Истинно хороший выбор, - говорит она на правах рекламы и слазит с табуретки. – Рюмки где, питекантроп блохастый?
    - ХВАТИТ! ХВАТИТ, МАТЬ ТВОЮ ГОРОДИТЬ ЭТУ ЧУШЬ!!! Какого вообще хера ты несешь, мокрощелка долбанная! - срывается Игорь и чувствует диссонанс в голове, ведь данные слова он произнес девочке, которой на вид так годика четыре.
    - Сначала допью, а потом уже на розочку посажу его, - говорит малышка сама себе басом и громко отрыгивает чем-то похожим на овощной салат, добротно заправленный луком. Запах распространяется, как газовая бомба, но девочка, не смущаясь, отбивает кусок горлышка об конфорку кухонной плиты и делает несколько больших глотков.
    Игорь с криками выбегает в коридор и на ватных ногах несется в спальню, где ныряет в постель и накрывается одеялом, словно плащом-невидимкой. Сердце колотится с такой силой, что кажется, вот-вот проломит грудную клетку и десантируется с фонтаном крови наружу.
   
    4/1
    Игорь просыпается и ловит себя на мысли, что он, сидя абсолютно голый на стуле, уснул. Верхнюю часть тела он распластал на кухонном столе рядом с графином кипяченой воды, как убитый за игрой в карты шулер. На подставке для приборов и тарелок разлилась лужа его слюны, в которую он хлюпнулся щекой.
    Игорь посмотрел на руку, где не осталось ни малейших следов легкого садо-мазо разыгравшегося во сне. Ему захотелось записать все малейшие детали сновиденья, чтобы продать потом для экранизации или основы культового романа, но воспоминания были настолько свежими, что по рукам пробегали мурашки.
    … есть в этой халупе, чем горло промочить девочке?
    Сон – это кино поставленное подсознанием, но откуда в подсознании может взяться четырехлетняя девочка-цветочек с голосом Грязного Гарри и отрыжкой Барта Симпсона – уму непостижимо.
    Часы на микроволновке показывали «8:07 am», а это означало, что самое время чистить зубы, мыть подмышки и перевоплощаться в клерка.
   
    5/1
    Игорь через пол часа стоял на остановке маршрутки (к его «Фольксвагену» уже вторую неделю не приходил по гарантии генератор для двигателя, а ребята с СТО (Сборища Тормознутых Отморозков) и не думают пошевеливаться своими испачканными мазутом жопами, без систематизированных ободряющих пинков).
    На обочине после ночных дождей разлилась огромная болотистая лужа, терпеливо дожидающаяся лихого колеса, дабы расплескаться силой разорванной торпеды. Долго ждать не пришлось, сутулый таксист на ржавом и изъеденном коррозией жигуленке, нарочно пролетел вдоль самого бордюра, окатив грязной брагой несколько прохожих, оставив за собой шлейф раскатистого, зловещего смеха, на который способна только редкая порода Подлых Таксистов. Ну в реальности, понятное дело, он шлейфа не оставил, но если б мог, не преминул бы возможностью, поверьте моим словам.
    Досталось и Игорю, который наряду с другими пострадавшими посылал проклятия, угрозы кровавой расправы и матерные диагнозы недобросовестному подлецу, плюс его самым близким родственникам. Потом подъехала нужная маршрутка и отвлекла Игоря от выстраивания небоскреба из матов. Заплатив за проезд, он устроился на третьем ряду у окна (и это было замечательно, ведь народу в автобус законсервировалось достаточно). Публика собралась на любой вкус: модные тинэйджеры, стильные студенты, невозмутимые офисные девушки, государственные рабочие, старичок с тростью и представители тяжело-промышленной отрасли.

Оценка: 9.00 / 2       Ваша оценка: