Творчество поклонников

Круглосуточный

Добавлен
2006-10-02 11:42:35
Обращений
3900

© Анна Летова "Круглосуточный"

   - Наташка, успокойся, никто в этот магазин по ночам не ходит, поверь моему опыту. Досидишь до трех, закроете с Витькой дверь и все, можно спать по углам.
    - Да-а? Ксюх, а страшно ведь.
    - Ну, ты же не одна, Витька есть, охранник все же, какой-никакой. Между прочим, десантником служил.
    - Да врет он – мне батя рассказывал, туда берут, чтобы вес был не меньше 75 килограмм и ростом не ниже 180.
    - Ой, много твой батя понимает! Ладно, хрен с ним, с Витькой. Не боись, здесь по ночам тихо. Пригород ведь, не центр.
    - Ох, я бы уж лучше в центре.
    - Ага, и штуку за смену? Мечтай.
    - А тут, что, за вредность платят?
    - Почему бы и нет? Почти двое суток не спать – это тебе не хухры-мухры. Короче, ты уже согласилась. Поздно, батенька, пить Боржоми.
    - Когда почки сели.
    - Да. Ладно, я пошла. Спокойно, еще раз говорю.
    Оксана вышла на сумеречную улицу. Оглянулась вокруг, постояла немного, поеживаясь на ветру, и ушла в сторону автобусной остановки. Наталья проследила за ней глазами, пока она не скрылась за старыми гаражами и прошла за прилавок. Голова была совершенно пуста, даже мимолетные мысли испарились после ухода Оксаны. Наталья почувствовала себя такой одинокой, брошенной на краю города. Впереди ее ждала бессонная ночь, хотя она уже решила закрыться и лечь спать в четвертом часу. «В три слишком рано», - подумала она.
    Витька сидел на стуле у окна, напротив прилавка и дремал. Наталья вздохнула и взглянула на часы. Старые ходики на стене показывали 10 вечера. Оксана сильно задержалась, объясняя новенькой Наташе все мелочи по работе.
    - Вить. А Вить.
    - Чего?
    - Слушай, а страшно ночью?
    Витька разлепил глаза и потянулся, хрустя суставами. Посмотрев угрюмым взглядом на Наталью, сказал:
    - Да ну, ты че. Терпимо. Скучно скорей, кого бояться?
    - А мне не по себе.
    - Да оботрешься. Держись за меня, все будет ништяк.
    Витька встал и прошел за прилавок. Открыл ключом дверь в подсобку и зашел. Через минуту он сказал:
    - Позовешь меня, если что.
    Послышался скрип старого дивана, а затем все стихло. Тишину нарушали только ходики. Наталья положила руки на прилавок, на руки голову и погрузилась в свои мысли. Незаметно задремала. Она не услышала, когда примерно через полчаса звякнул колокольчик над входом.
    - Спишь, да? – спросила Наталью вошедшая старушка с большим пакетом.
    Наталья встрепенулась, потерла глаза.
    - Извините. Что вы хотели?
    - Хлебушка, доча, можно еще сметанки. Почем сейчас сметанка-то?
    - Двадцать. Вот, возьмите.
    - Держи, доча, денежку. Ты давно здесь работаешь, ну-ка скажи-ка мне?
    - Первый день. А что?
    - Да ничего. Смелая ты.
    - Ну, у нас тут охранник, и тревожная кнопка есть.
    - Тю, я не про алкашей или наркошей. Вдруг ты темноты боишься, - сказала старуха и вдруг заспешила, - Ну да ладно, побежала я, дед уже извелся наверно весь, еще бы – бабка в одиннадцать в ларек умотала.
    И старуха, забрав покупки, вышла, что-то бормоча про себя. Наталья расслышала только: «Ну и Бог с ней, другая же работает, авось...»
    «Вот старая дура. Что ей надо?» - подумала Наталья.
    Немного поразмыслив, она заглянула в подсобку. Виктор лежал на диване, одна нога сползла на пол, руки под головой. Он слегка похрапывал.
    «Вот и добудись его, если что. Хоть голыми руками бери», - подумала Наталья.
    Она тихо закрыла дверь и вышла в торговый зал. За окном совсем стемнело. Августовский ветер ворвался в форточку, пожелтевшие и усиженные мухами жалюзи зашелестели. Наталья почувствовала запах бензина, принесенный ветром с бензоколонки у лесной полосы слева от магазина. Наталья вышла на крыльцо. До нее донесся отдаленный рев какого-то тяжелого грузовика. Со стороны частных домиков и гаражей слышалось ворчание собак. Взошедшая луна смотрела с черного неба как заплывший бельмом глаз. Ходики захрипели, кукушка в них уже сто лет была сломана. Время приближалось к полуночи. Луна поднялась совсем высоко.
    Наталья вернулась за прилавок. «Похоже, Ксюха была права. Кому надо идти в магазин так поздно. В этой дыре, наверно даже бомжи по ночам не бродят», - подумала она и присела на скрипучий венский стул. Поскучала немного. Из любопытства заглянула под прилавок. Открыла ящичек и увидела на дне потертую книжку в плотном черном переплете без надписей. Перевернула страницу. «Библия? Откуда?»
    Пожелтевшие страницы пахли щелочью и старым тряпьем.
    - Что, нашла, да?
    Наталья, вскрикнув, обернулась и увидела Витьку, стоящего в дверях подсобки.
    - Шарилась или случайно наткнулась? – спросил он.
    - Случайно.
    - Верю. От скуки решила что-нибудь поискать. Ну, и что скажешь?
    - Ты читаешь Библию?
    - Да. И что?
    - Я удивлена.
    - Ты так прямо культурно выразилась. Охренела, да? Совсем со мной не вяжется, да?
    - Да.
    Виктор прошел в зал и сел на свой стул у входа. Сложил руки на груди и посмотрел на Наталью. Она нарушила это тяжелое молчание:
    - Извини, наверно. Я положу, где взяла.
    Витька покачал головой:
    - Не нужно. Наоборот, дай мне.
    Он встал и взял протянутую ему Натальей книгу. Сел обратно, обнял Библию руками и закрыл глаза.
    - Иди, поспи, - сказал он. – Если кто придет, я тебя позову. Никакого начальства и в помине здесь не бывает в ночную смену. Иди.
    Наталья хотела возразить, но передумала. Задвинула стул под прилавок и ушла в подсобку. Брезгливо поморщилась, когда вспомнила, что на диване до нее лежал Витька, и взяла лежащее на подлокотнике покрывало. Накрыла им диван и легла. Спать почему-то совсем не хотелось. Наталья стала лежать и просто смотреть в потолок. Побелка потрескалась, старый дом, ставший магазином, нуждался в ремонте. В стенах что-то поскрипывало, мыши шуршали за плинтусом. Наталья прислушалась, вдруг зашел какой-нибудь покупатель, но из зала не доносилось никаких звуков, колокольчик висел тихо. Она поворочалась, покрутила головой, укладываясь, и вдруг заметила небольшое зеркало на стене у открытой двери. В нем отражалась часть торгового зала. Наталья слегка передвинулась и смогла увидеть в зеркале Виктора. Он все также сидел, сложив на груди руки и закрыв глаза. Он не спал – пальцами он тихо постукивал по обложке книжки. «Вряд ли я засну. Какой-то он странный», - подумала Наталья. - «Не думаю, что он опасен, Ксюха же работает, ничего никогда плохого о нем не говорила».
    Наталья стала размышлять, что она вообще знает о Витьке. Когда она переехала в эту часть города со своим бывшим мужем, ушла на самостоятельное житье от родителей, Витька считался местным чудаком – все пареньки его возраста готовились к армии, дергались на турниках, зная, что после профучилища им ничего не светит кроме суровых солдатских будней, а Виктор старательно сдавал выпускные экзамены, ездил на электричке в свою школу в центр и готовился в политехнический. Но судьба, как говориться, распорядилась иначе, и паренька с окраины ждал провал: в споре за место ему не хватило баллов. А возможно, у его больной матери не хватило денег подмазать кого надо. Через три месяца Витька отправился в последние ряды славной советской. Вернулся, как и все, через два года, но ни о каком поступлении и думать забыл. Ходили слухи, что был Витька в горячей точке, воевал в Чечне, но слухи есть слухи, и обсуждать их вскоре надоело, потому как точно никто ничего не знал.
    В зале скрипнула половица. Наталья взглянула в зеркало: Витька встал и смотрел в окно. Библию из рук он не выпускал. Наталья услышала, как он вздохнул. Витька еще немного потоптался у окна, а затем направился в сторону подсобки. Наталья зажмурила глаза, чтобы он подумал, если зайдет, что она спит, но Витька прошел дальше по коридорчику и открыл дверь склада, громко звеня ключами. Наталья почувствовала ногами сквозняк. Зажужжали люминесцентные лампы в складе. Наталье стало страшно. «Наверное, он ворует», - подумала она. – «Тогда лучше пусть я сплю, свидетели никому не нужны». Она открыла глаза и прислушалась. Судя по звуку, Витька передвигал коробки и что-то бормотал. Любопытство взяло верх над страхом, и Наталья медленно поднялась с дивана. Очень тихо, на цыпочках она подошла к двери и выглянула.
    В складе горел яркий свет, дверь была распахнута. Виктор сидел на полу спиной к входу. Библия лежала на коробке перед ним, Виктор читал шепотом. Наталья завороженно смотрела на него. Его монотонный шепот был похож на шуршание под ногами осенних листьев.
    Захрипели ходики. Час ночи. От неожиданности Наталья чуть не вскрикнула. Она ладонями зажала себе рот и быстро отступила в подсобку. Она мелко задрожала. Сердце гулко стучало. Кожа покрылась мурашками.
    Виктор замолчал. Наталья вернулась на диван. Она благодарно перекрестилась, когда диван не скрипнул. Она вытянула ноги и затихла. Мимо двери быстрым шагом прошел Витька. Наталья услышала, как он распахнул дверь. В магазин влетел ветер. Колокольчик жалобно звякнул. С полки упала упаковка кукурузных хлопьев. Лампочка в коридоре закачалась – пятно света забегало по полу. В подсобку влетел смятый автобусный билетик и скрылся под диваном. Наталья лежала с закрытыми глазами. Порыв ветра прекратился. Послышались шаги возвращающегося Витьки. «Наверное, выходил покурить», - подумала Наталья. Витька закрыл за собой дверь и удалился в туалет.
    Снова стало тихо. Наталья закрыла глаза. На нее навалилась усталость. Она начала дремать. До ухода Андрея, ее мужа, она в это время всегда спала. Теплая постель и родной человек рядом – это было ее безотказным снотворным. Потом были десятки ночей, одиноких и холодных, сон напоминал дырявое сито, какую-то неясную середину между забытьем и бодрствованием. Усталость и головная боль. Но все заканчивается, и плохое тоже, и вскоре Наталья стала спокойно засыпать и спокойно жить, а теперь незаметно для себя уснула на скрипучем диване в подсобке круглосуточного магазина. «Посменная работа не для меня», - подумала она, погружаясь в сон.
    У лесной полосы, по дороге пронесся огромный КаМАЗ, прогудев и вспугнув спящих на проводах голубей. Мелкий гравий из-под колес пробарабанил по его кузову. Какой-то жалобный звериный крик зазвенел в ночном воздухе. Мыши опять зашуршали за плинтусом. Ночные звуки вошли в магазин и решили побыть в нем до утра.
    Ходики захрипели, обозначив два часа. Наталья спала и ей снилась ее жизнь, еще такая молодая, когда они въехали в однокомнатную квартирку и каждое утро стали просыпаться вместе с Андреем, и каждый вечер засыпать рядом друг с другом... Снился запах гренок и свежего чая... Снился яркий солнечный свет, бьющий в окно ранним утром. Но он потемнел, стал рассыпаться, как истлевший пергамент, темнота наползла со скоростью убегающей из кастрюли манной каши...
    Наталья проснулась. Проснулась от звенящей, невероятной тишины. Она раскрыла глаза и села на диване.

Оценка: 7.33 / 3       Ваша оценка: