Творчество поклонников

Диана (отрывок)

Добавлен
2006-10-11 23:58:18
Обращений
4312

© Сильвер Блэк "Диана (отрывок)"

   В память о дорогой и любимой,
    сентябрь 2004
    Все события имели место быть.
   
    Раннее утро. Залитая солнцем комната… Золотистые лучи отражаются от зеркала и рассыпаются снопом по всей комнате. Предметы кажутся нереальными и излучают золотое сияние. Экран компьютера как живой от играющих на нем красок. На столе около клавиатуры стоит фигурка улыбающегося ангела с букетом цветов. Палас на полу необычайно мягкий, цвета кофе с молоком. От абажура люстры отражаются и играют на потолке веселые солнечные зайчики. Кровать разобрана, подушки раскиданы по всей комнате. Не смотря на теплую погоду, человек, лежащий на кровати, с головы до ног укутан в одеяла. Это девушка. Она умирает. Ее смерть кажется такой же неотвратимой, как подходящие к кровати полосы света. Она не движется, не может и не хочет. Уже все равно. Она не хочет жить. И это ужасно.
    Ей девятнадцать лет и у нее красивое имя – Диана, для друзей она просто Ди. Ее жизнь не кажется сложной. Так, не большие разочарования, не более. И все же, она умирает.
    В квартире никого нет. После смерти бабушки и дедушки, Ди живет одна. Отец не уговорил ее переехать к нему. Мама иногда навещает и проверяет состояние квартиры. Напрасно. Везде идеальный порядок, к тому же Ди любит учиться и сейчас успешно совмещает учебу на заочном отделении университета с работой секретарем. Недавно сделанный ремонт освежил квартиру (на него пришлось попросить денег у родителей). Везде преобладают светлые тона: бежевый, белый, охра. Попробуем понять, как выглядел тот мир, в котором жила Диана до настоящего времени.
    Она не очень общительна для своего возраста. У нее мало настоящих друзей, но зато много бесполезных знакомых. Самой преданной подругой была Аришка, пока не началась эта бессмысленная ревность к ее парню. Вообще, Ди такой человек, который не делает ничего, если это ей не выгодно.
    Учеба в университете дается легко, еще один год и все. Будет и высшее образование, и стаж работы. А дальше – обеспеченное будущее. Живет она в обыкновенной хрущевке, на первом этаже. Двора как такового нет, постоянно ездят машины. Устроили настоящую стоянку перед окнами. Оправдывает лишь то обстоятельство, что одна из этих машин – ее. Если зайти в квартиру, сначала попадешь в небольшую прихожую. Около входной двери расположился шкаф, на полу - коврик. В стенах сделаны углубления, там горят маленькие лампочки и стоят засушенные мини-композиции из цветов. В японском стиле. Или что-то вроде того. Вообще, она любит цветы, особенно живые, они всегда стоят в спальне. На кухне царит творческий беспорядок, потому что кулинария – не самое любимое занятие Ди. В зал ведет арка с витым орнаментом. На полу гостиной лежит светлый пушистый палас. Мебели мало: небольшой шкафчик, столик, диван и два кресла. Груда разбросанных пуфиков и мягких игрушек. Она никак не может расстаться с этими воспоминаниями из детства. Плазменный телевизор и музыкальный центр привлекают внимание оригинальным дизайном и оранжевым цветом. Хотя квартира трехкомнатная, Ди пользуется только одной комнатой и ванной. А еще одну спальню превратила в кабинет, правда очень темный, поэтому и неудобный. Свою спальню превратила в некое подобие храма с его таинственной обстановкой и освещением. Под потолком в каждом углу комнаты горят толстые красные свечи, отбрасывая на стены причудливые блики. Повсюду цветы и блюдца с аромамаслами. Кому-то может показаться, что все это недостойно такой молоденькой одинокой девушки. Это не так. Вы не забыли? В доме все затихло, не слышно даже тиканья настенных часов. А все потому, что хозяйка умирает. Но все по порядку.
   
    История Рождения или Начало Конца.
   
   
    В одно ничем не примечательное пасмурное утро я шла на работу. Моросил мерзкий осенний дождик, а машина так некстати не завелась. Придется тащить ее в сервис, и опять я не попадаю на занятия в универ. Я не появлялась там уже неделю, кошмар! Вот такие невеселые мысли роились у меня в голове в это утро. Еще маршрутки не останавливались, наверно, все битком набиты.
    Как я люблю осень такую, про которую пишут в книжках, называя ее золотой. Солнце, легкий ветерок, шуршат опавшие листья… Интересно, почему никто не вспоминает, что осень бывает еще с проливным дождем, резким холодным ветром и сопутствующей ее простудой? Слава богу, болезнь мне пока не грозит, или я просто ее не чувствую. Каждое утро просыпаясь, вижу в зеркало ту же физиономию, что и вчера. Почему люди не могут по желанию менять лицо? Было бы здорово: никаких синяков под глазами и усталых морщинок (какие морщинки в девятнадцать лет?!). Наконец-то подъехал трамвай. Правда ехать на нем больше часа! Это ужасно!! Неужели если на улице мерзко, то и мысли тоже противные? Что-то я разворчалась. Надо исправляться.
    На работе все то же самое, те же лица, тот же пошловатый начальник. Наконец, рабочее время подошло к концу, и можно ехать домой. О, черт, трамваи опять стоят, придется топать пешком целых две остановки! Нет, это ужасно! Определенно, день не задался с самого утра. На улице темно, да и какие фонари в этом районе?! Редкие прохожие кутаются в плащи и куртки, натягивают поглубже капюшоны. Хорошо, хоть дождь перестал лить.
    Я замерзла, иду в кожаной коротенькой юбочке, курточке и сапожках на шпильке. Каблуки цокают… Внезапно мне показалось… что кто-то идет в такт со мной. Я остановилась, оглянулась по сторонам. Никого нет, даже все прохожие куда-то подевались. Опять поднялся сильный ветер. Эта моя подозрительность до добра не доведет. Надо будет как следует отдохнуть на выходных…
    Внезапно я явственно почувствовала за спиной чье-то присутствие. Оглянуться не хватило духа. Я ускорила шаг, почти побежала, что очень трудно сделать на каблуках. Народу никого, улица словно вымерла. До остановки остается еще добрых полквартала под гору. Здесь бежать крайне неудобно, и я невольно сбавила скорость. Вдруг сердце чуть ли не выпрыгивает из груди, меня схватили сильные, грубые руки и потащили вправо и вниз, прочь от дороги. В моей голове пронеслась толпа мыслей, они путались. Вспомнились все предупреждения бабушки: «Не ходи одна по темным улицам». Я попыталась закричать, но грабитель (или насильник?!!) зажал ладонью мой рот. Сопротивляясь, как дикая кошка, брыкаясь и царапаясь, я поняла, что, возможно, прямо здесь я паду несчастной случайной жертвой. И так захотела жить! Незнакомец (а это был мужчина, достаточно молодой, по-моему) стал срывать с меня одежду с невероятной силой и быстротой. Он поцарапал мне руку и шею, я почувствовала свою горячую кровь, струйкой текущую под блузку. Мужчина издал звук, больше похожий на сдавленное рычание и начал страстно лизать мне шею рядом с раной. Тут я поняла, что меня скорее всего сначала изнасилуют, а потом убьют, дабы не оставлять единственного свидетеля в живых. Господи, как я захотела жить! Почти теряя сознание от ужаса, я услышала чьи-то крики, визг тормозов, меня ослепил свет фар. Насильник резко отшвырнул меня в сторону и отпрянул в темноту. Уже падая и проваливаясь в темноту, я закричала из последних сил…
   
    Сначала я почувствовала сильную пульсирующую боль в висках, она огнем разлилась по шее и затерялась где-то в животе. Жутко ломило все тело, я не могла пошевелить даже кончиком пальца. В голове все спуталось, я предположила, что меня опоили или обкололи транквилизаторами. Из груди вырвался непроизвольный стон, я потихоньку приоткрыла глаза. Яркий белый свет резанул меня до слез. Окончательно пробудившись понимаю, что нахожусь в какой-то больнице, мне в вену мерно капает лекарство. Да-а, видок у меня еще тот, неверно. Я лежала под белой простыней. Меня кто-то раздел, вещей тоже не обнаруживаю. Оглядываюсь по сторонам: небольшая чистая палата, остальные кровати пустые, медсестер не видно.
    - Эй, кто-нибудь! – Никакого движения и звука в ответ. - Есть здесь кто живой? Или я одна в этом стерильном царстве? – Опять тишина. Я прибавила мощности, и, о чудо, на мой зов в палату заглянула заспанная девушка в белом халате.
    - Ну, че орем среди ночи? – Весьма нелюбезно осведомилась она.
    - Как ночи? – Последние события, которые я припоминала, были в районе семи часов вечера. – Который час? Где я? Как я сюда попала?
    - Да уже третий час ночи! Ты тут орешь, спать людям не даешь. Доставили тебя добрые люди избитую и без сознания в нашу больницу. Сейчас ты в Солнечной. Знаешь такую?
    - Да, да… - Рассеянно проговорила я. – Так далеко?! Кто привез меня сюда? Где мои вещи? Могу я идти домой? – Забросала я ее вопросами.
    - Я тебе не справочное бюро! – Возмутилась медсестричка. – Домой пойдешь утром, нам не велено отпускать пациентов среди ночи неизвестно куда. Вещи тебе отдадут, какие нашли. Все, сейчас – спать! И досталось же мне такое как раз в ночную… - Проворчала девушка, удаляясь.
    Я бессильно откинулась на жесткую подушку. В голове потихоньку прояснялось. Так, значит до утра еще часа три. Надо все обдумать. После того, как меня окликнули, я, надо думать, грохнулась в обморок. Совсем неосмотрительно. Прощай мой сотовый, деньги. Хоть бы ключи от квартиры остались. За этими напряженными и явно невеселыми размышлениями я незаметно уснула.
    Меня разбудил шум в палате. Проснувшись, я не сразу сообразила, где нахожусь. Увидела мужчину в белом халате и сразу все вспомнила. В основной массе боль прошла, осталась тупое ноющее чувство в районе шеи и на руке. Взглянув на левое запястье, я пришла в ужас: там красовался здоровый синяк и довольно глубокая царапина. Врач услышал мои передвижения и оглянулся.
    - Кто вы? – Слабым голосом я спросила у мужчины. – Что со мной?
    - А-а, проснулись, кумушка! Вы в больнице, вас привез сюда…
    - Это я уже слышала. – Нетерпеливо перебила я его. – Когда мне можно домой? Надеюсь, со мной ничего серьезного? Где мои вещи?
    - Стоп, стоп, стоп! – Рассмеялся молодой человек. – Не так много вопросов одновременно! У Вас многочисленные ушибы и царапины, больше ничего, не волнуйтесь. Вещи у нас, мы вам их конечно отдадим. Но сначала несколько процедур. За вами сейчас придет медсестра.
    Когда врач ушел, я попыталась сесть. Комната закружилась в бешеном вихре. Постепенно головокружение прошло. Я посмотрела вокруг. С ночи ничего не изменилось, только на этот раз палату заливал яркий солнечный свет. «Так лучше», - подумалось мне. «Какая же хорошая на улице погода!»
    После неприятных процедур, включающих в себя укол и обработку ран, я получила наконец свои вещи. Мне повезло: все оказалось на месте, кроме помады и зеркальца. Наверно, выпали, когда я бежала. Из больницы мне позволили вызвать такси и через полчаса я была уже дома. Вот тут-то мои нервы и начали сдавать. Следовало бы, конечно, поесть чего-нибудь, выпить успокоительное и лечь спать. Но в холодильнике как назло пусто, спать не хотелось категорически и еще меня начал бить сильный озноб. «Допрыгалась, доигралась», - подумала я со злостью. Кажется, начинается простуда, или, еще хуже, воспаление легких.

Оценка: 4.00 / 1       Ваша оценка: