Творчество поклонников

Другая реальность. VI. Смерть и любовь

Добавлен
2006-11-06 16:37:01
Обращений
4006

© Игорь Поляков "Другая реальность. VI. Смерть и любовь"

   1.
    Егор поздно понял, как он ошибался. Издалека со скалы он увидел то, что захотел увидеть, приняв за воду гладкую отражающую поверхность в долине. Сейчас с расстояния ста метров они с Сашей смотрели на то, как Влад медленно приближается к живой белой массе с неподвижным столбом в центре, которую Егор уже не мог назвать озером. Он не знал, как это называется, но понимал, что это нечто несет смерть. Они с Сашей кричали, пытаясь остановить Влада, но он даже не оборачивался. Похожий на покорную жертву, он неумолимо шел к поджидающему хищнику. И с этим ничего нельзя было поделать. Егор с Сашей стояли, держа друг друга за руку, потому что желание идти вслед за Владом, хоть и достаточно слабое, сохранялось, и смотрели.
    Влад стал кричать сразу, как только он вошел в эту белизну. Он смог сделать еще один шаг, погрузившись по щиколотки, а потом просто стоял и медленно уменьшался в росте. Краем сознания Егор сравнил это действо с погружением куска жира в кипящую воду, - издалека ему казалось, что Влад просто плавится в том месте, где стоит. Кричал Влад практически без остановки, и в этом крике было все.
    Нестерпимая боль, ибо он был жив до того момента, как погрузился в белую массу по грудь.
    Беспричинная радость от встречи с чем-то необъяснимо прекрасным, о чем он даже никогда и не мечтал.
    Сладость наслаждения, словно он получил все, чего желал в этой жизни, и даже сверх того.
    Всепоглощающее счастье, от осознания своей избранности.
    Крик оборвался, голова мертвого Влада исчезла, и сразу же Егор понял, что хочет последовать за своим другом. «Столб» переключился на них, слабое желание идти вперед стало нарастать, и Егор, стиснув зубы и сжав руку вырывающейся Саши, отвернулся от белого искусителя и, преодолевая сопротивление воздуха, ставшего вдруг густым, пошел вверх по склону. И чем дальше он отходил, тем становилось легче. Когда они перевалили через вершину холма, желание прошло совсем, и Егор отпустил руку Саши.
    Обессиленные и опустошенные спускались они к лежащей в той же позе на траве Маше. Упав рядом с ней, Саша тоже закрыла голову руками и замерла. Егор сел на траву и задумался.
    Он предполагал, что в других мирах вряд ли их ждут молочные реки и кисельные берега, плодоносящие батонами деревья и сладкоголосые птицы, дружелюбные и щедрые аборигены. Борьба за выживание в любом мире является универсальным законом жизни. Даже они, считая себя цивилизованными людьми, в тоннеле очень быстро утратили те моральные принципы, которые определяли их человечность. У них просто было мало времени, чтобы проявить во всей своей красе потаенные звериные инстинкты.
    Можно было предполагать, что в том мире, куда они вышли, будет не просто. Можно было ожидать опасность и различные передряги. Но уж очень все неожиданно – новый мир нанес смертельный удар сразу, не дав им никакой передышки после тоннельного заточения. Открыв им свои красоты, дав вдохнуть своего чистого воздуха, подарив надежду, он взял за это очень большую плату.
    И как бы не поступал Влад в последние часы жизни, Егор сейчас вспоминал не это. Начало их дружбы – драка в школе за право быть первым в классе. Он, пришелец из другой школы, и Влад, признанный лидер. Совместные дни рождения, - они даже родились в один день, - и, сдружившись сами, этими семейными праздниками они подружили своих родителей. Совместные походы на рыбалку с ночными разговорами у костра и встречей рассвета. Да, они были разные, поэтому им и было интересно вместе. Егор, благодаря Владу, становился коммуникабельнее, а Влад – умнее, пусть они даже сами этого не понимали тогда.
    Целый кусок его жизни перестал существовать, и ничего уже не изменить. Нет слез и нет печали. Легкая грусть и приятные воспоминания. Егор потер виски, взлохматил волосы и, подняв голову, глянул вверх – солнце в зените. Надо решать сиюминутные задачи. Жажда и голод убьют их, и совсем скоро. И если без пищи они еще протянут некоторое время, то без воды могут не дожить до завтрашнего утра.
    Слабое человеческое существо: как может оно быть царем природы, если так легко убить его. Впрочем, только сам человек и считает себя властелином планеты, - все остальные живые существа даже и не догадываются об этом. По сути, что человек, что эта «белизна» в долине – все одно, разумный протеин (Егор не сомневался в том, что хищник в долине имеет белковую основу), становящийся в зависимости от ситуации и хищником, и жертвой.
    Егор посмотрел вокруг – ничего заслуживающего внимания рядом не было. Разве что слева от них на достаточно далеком расстоянии мелкий кустарник, уходящий в низину. Может там, куда он с этой точки не может заглянуть, что-то есть? Воображение быстро и услужливо нарисовало ему картину родника с холодной водой с кустарником, на котором висят ягоды. Или, возможно, какие-нибудь съедобные дикорастущие растения. Ну, на худой конец, мелкую лужу с грязной водой на краю болота.
    Егор вздохнул и, подумав, что никто за него это не проверит, встал и пошел. Без особой надежды и с осторожностью, ожидая очередного подвоха от этого мира.
   
    2.
    Повернувшись, Егор посмотрел на девушек. Они все также лежали, свернувшись и спрятав голову. В том, что Саша сможет сохранить душевное равновесие, он не сомневался. А с Машей все было плохо – её психика, похоже, нарушена основательно. И что с этим делать, он не знал.
    Пока шел к кустарнику, Егор смотрел по сторонам с желанием (и страхом) увидеть каких-нибудь живых существ. Они уже достаточно долго здесь, а пока здесь преобладает растительная жизнь. Но, если есть плотоядный хищник (а, сомнений в том, что «белизна» является хищником, не было никаких), – то должны быть и жертвы. Он еще не видел ни одного насекомого, ни одной птицы, ни мелких грызунов, ни других животных. Конечно, он мерил критериями того мира, в котором родился, но даже если примерить к этому миру прочитанные миры, то он покажется практически безжизненным.
    Когда Егор подходил к кустарнику, он услышал шум. Звук текущей по камням воды, как самая лучшая песня, которую он когда-либо слышал. Он не побежал, памятуя о коварстве здешних форм жизни. Он только чуть ускорил шаг, еще внимательнее прислушиваясь к звукам и всматриваясь в кустарник. Никто и ничто его не гипнотизировало, увлекая в свои сети, но, может, в данном случае будет другая тактика.
    Кусты были Егору по пояс – корявые, ветвистые и колючие, с мелкими вытянутыми листочками. Ягод не было, но Егор все равно бы побоялся пробовать их. Сразу за кустами он увидел расщелину в камнях, из которой доносился шум текущей воды. Найдя промежуток между кустами, Егор подошел к не широкой и не длинной расщелине и заглянул в неё. Потом сел на край и свесил вниз ноги.
    Внизу была подземная река.
    Он сидел и вдыхал запах горной реки. Вода была рядом, и - недоступна. Примерно метров пять до реки, просто так вниз не спрыгнешь, ноги можно сломать, а, спустившись, он самостоятельно никогда не выберется наружу. Река вымыла в камне тоннель с гладкими отвесными стенами. У него не было веревки, у него не было никакого сосуда, чтобы можно было набрать воды. У него ничего не было.
    Подумав о веревке, мысли Егора потекли в правильном направлении. У него есть одежда – если её снять и связать, то, опустив вниз, можно поднять намокшую футболку и отжать воду. Куда? Правильно – сразу в рот.
    Быстро сняв джинсы, он привязал к штанине футболку и понял, что этого будет мало. Путаясь в шнурках, стал извлекать их из кроссовок, наивно надеясь, что этого должно хватить. И засмеялся, когда осознал суетность своих действий. Засмеялся, чуть не плача, - вода так ощутимо близка, и так бесконечно далека.
    -Нужна одежда Саши, - сказал он себе, и, чуть подумав, добавил, - и Маши.
    Егор сунул ноги в кроссовки без шнурков, и как был в трусах, пошел назад, волоча джинсы за собой. И это тоже было трудно – уйти от воды, когда от жажды мутится сознание.
    Когда Егор дошел до лежащих девушек, он решил, что начать надо с Маши и снимать джинсы надо самому. Ей, наверняка, все равно. Он решительно перевернул тело Маши, и, расстегнув пуговицы и молнию, стал стаскивать за штанины джинсы с Маши, которая лежала, как бревно. Вместе с джинсами сползли трусики, но Егор даже не посмотрел на обнажившийся лобок. Стринги застряли на уровне колен, но тратить время на то, чтобы поправить их, он не стал. Эта маленькая тряпочка и так ничего не закрывала. Следующей была футболка – когда стаскивал её через голову Маши, и та неловко упала на траву, он сказал:
    -Извини.
    Подхватив одежду, Егор на мгновение замер, словно только сейчас заметил, что Маша полностью обнажена. Лифчика на ней не было, и маленькая девичья грудь еле заметно приподнималась от дыхания. Лежащее на спине худенькое белое тело на фоне зеленой травы было настолько прекрасным, что не заметить этого было невозможно.
    А, заметив, невозможно отвести взгляд.
   
    3.
    -Ну, и что дальше? – услышал Егор голос Саши. – Насиловать будешь?
    Егор, стряхнув оцепенение, повернул голову. Саша снизу с подозрением в глазах смотрела на него, потом опустила взор ниже.
    Егор тоже посмотрел вниз, и, увидев неровность на трусах, покраснел.
    -Может, позже, но точно не сейчас, - серьезно в тон ей ответил он, и стал связывать штанины двух джинсов, словно ничего не произошло. Прикинув, что даже так может не хватить до воды, он сказал:
    -Саша, снимай джинсы.
    -Зачем? Хочешь начать с меня?
    Егор снова посмотрел на Сашу, и понял, - она решила, что у него «поехала крыша». Как еще объяснить стремление связывать снятую одежду и с нездоровым блеском в глазах созерцать обнаженную Машу. Она решила, что низменные инстинкты взяли верх над сознанием цивилизованного человека.
    -Я тебе, ублюдок, так просто не дамся, - сказала Саша, прежде чем голый Егор успел открыть рот.
    -Твои штаны нужны мне для того, чтобы достать воду, - терпеливо стал объяснять Егор, и, увидев, как она встрепенулась, продолжил, - там, в низине подземная река. Добраться до неё можно через расщелину, и расстояние до воды метров пять.
    Она поверила сразу, не переспрашивая и не требуя дополнительных объяснений, и, снимая джинсы, спросила:
    -Ты хочешь по связанной одежде спуститься к воде?
    Егор, взяв протянутые Сашей джинсы, стал привязывать штанину к двум другим.
    -Можно спуститься, а можно и не рисковать, только опустить одежду и, подняв её, отжать воду.
    Посмотрев на то, что у него получилось, Егор улыбнулся. Все складывается, как нельзя лучше. Он сгреб в охапку связанную одежду и побежал к кустарнику. Саша, глянув на Машу, подумала, что надо хотя бы вернуть трусики на место, но потом махнула рукой, – какая разница, что в стрингах, что без них - и побежала за Егором.
    Егор, пробегая мимо одной из скал, остановился и сделал последнее из задуманного, – об острый край торчащего камня продырявил штанину джинсов.

Оценка: 10.00 / 1       Ваша оценка: