Творчество поклонников

Другая реальность. VI. Смерть и любовь

Добавлен
2006-11-06 16:37:01
Обращений
4008

© Игорь Поляков "Другая реальность. VI. Смерть и любовь"

   
    -Зачем ты порвал мои джинсы!? – возмущенно спросила Саша.
    Егор не ответил. Он протащил через отверстие свою футболку и завязал её узлом. И также молча побежал дальше.
    -Вода, - благоговейно сказала Саша, свесившись с края расщелины и глядя, как Егор опускает вниз связанные джинсы. Футболка коснулась воды и погрузилась в неё.
    -Поднимай, - нетерпеливо крикнула она, уже предвкушая её вкус.
    Егор быстро поднял импровизированную веревку и отжал футболку в протянутые ковшиком ладони Саши, чувствуя своей рукой холод подземной реки.
    Саша, в страхе, что драгоценная влага убежит сквозь пальцы, погрузила губы в свои ладони и одним глотком выпила воду. Затем прижала руки к лицу, смачивая его.
    -Ну, как вода? – спросил Егор. Саша запоздало подумала о том, что они не знают, можно ли пить эту воду. А, посмотрев на Егора, который смотрел на неё с неподдельным интересом, заподозрила неладное.
    -Ты специально сначала мне дал воду, чтобы проверить, можно ли её пить? Типа, невелика потеря, если я умру? – спросила она, пристально глядя в глаза юноше. И, хотя, она не заметила, чтобы он отвел взгляд, или как-то себя выдал, Саша размахнулась и ударила Егора.
   
    4.
    -У тебя паранойя, - сказал Егор, чувствуя, как горит щека. Он снова сбросил вниз джинсы и, вытащив намокшую футболку, отжал воду себе в рот.
    Обжигающе холодная прекрасная вода. Чистая и вкусная. Она растекалась по его лицу, холодной волной пробежала по внутренностям, возвращая его к жизни. Несколько глотков, после которых хочется петь хвалу Всевышнему, создавшему эту божественную жидкость.
    -Будешь еще? – спросил он Сашу, глянув на неё искоса. И, увидев кивок, снова отжал воду в её ладони.
    Егор опускал вниз связанные джинсы до тех пор, пока они не напились до отвала. Потом Егор отжимал футболку на голову счастливо смеющейся Саши, а она плескала воду с ладоней на его тело. Словно опьянев от воды, они наслаждались её прохладой и радовались жизни, - и тому, что они сейчас вместе. И эта пока еще невинная игра двух почти голых (намокшая футболка Саши только подчеркивала красоту её тела) молодых людей под земным солнцем чужого мира не могла не привести их в объятия друг друга. Этот маленький островок счастья на фоне беспросветного ужаса последнего времени неминуемо бы соединил их. Взаимная симпатия, возникшая еще в той далекой жизни, в реальность которой уже не верилось, пережив недоверие, подозрение и ненависть, переросла в нечто большее.
    Саша, проявив инициативу, первая поцеловала его. Егор, обнимая её, и не веря тому, что чувствует его тело, прошептал:
    -Ты же ненавидишь меня?
    -Да, - кивнула Саша и снова потянулась к его губам, поцелуем мешая задать следующий вопрос.
    Мир (этот проклятый ненавистный чужой мир) закружился вокруг. Они забыли о смерти, что совсем недавно собрала свой урожай. Они забыли о неизвестной опасности, которая может подстерегать их в этом мире. Они забыли о Маше и Василии, словно тех и не существовало никогда. Они временно забыли о голоде, который истощил их тела. Саша забыла о недоверии и подозрительных мыслях, перешагнув через незримую границу между ненавистью и любовью. Егор, даже не вспомнив о своих наивных сексуальных фантазиях, отдался на волю инстинктам, позволяя своему телу делать то, что надо.
    Они любили друг друга с неопытной неловкостью, но и с неистовостью молодости. Для Егора всё было настолько внове, что он без остатка погрузился в свои ощущения. Саша, для которой Маша была чуть больше, чем просто подруга, знала, какими приятными могут быть взаимные прикосновения, незаметно для Егора направляла его.
    Их совместная первая боль чуть отрезвила Егора, но, глянув в глаза Саши, в которых не было ничего, кроме нетерпеливого ожидания продолжения, он тут же забыл об этом пустяшном событии. Тем более, что это уже не повторялось, - только сладость ощущений, только страстное желание отдать всего себя, только нетерпеливая дрожь тела.
    И – любовь. Не та, книжная и киношная, - настоящая любовь, когда забываешь о себе, когда растворяешься в любимом человека без остатка, когда в этом безумстве хочется одновременно стонать, плакать, смеяться и восторженно орать.
    Когда нестерпимо, до боли в стиснутых зубах, хочется жить и умирать для любимого человека.

Оценка: 10.00 / 1       Ваша оценка: