Творчество поклонников

Черная Зима

Добавлен
2006-11-09 15:15:37
Обращений
6187

© Майк Барлоу "Черная Зима"

   
    После пары часов напоминающего борьбу секса профессионализм отказал девушке, и она уже по собственному почину чмокнула Оззи в начавшую зарастать щеку. Потом долго болталась по номеру, что-то рассказывая, на что-то жалуясь, поведав половину своей биографии… Оказалось у нее есть муж, и с клиентами иногда, иногда конечно же, она тоже испытывает удовольствие, ну если нормальный конечно же парень, вроде как ты, хорошо, особенно хорошо вставляешь сзади… Если бы Оззи курил, он бы непременно затянулся сейчас сигаретой. Но приходилось тупо накручивать на пальцы собственные волосы, выслушивая ее болтовню. Ей явно не хотелось идти к следующему клиенту, который мог оказаться извращенцем, придурком, импотентом который не желает себе в этом признаваться и далее по списку.
    Она такая же, как все – подумал Оззи. Шлюхи не отличаются ничем. Вообще ничем. Просто у них работа такая.
    - Еще будешь в городе - вызывай меня. Помнишь наш номер? Спроси Диану.
    Почти невесомо поцеловав его, Диана упорхнула разыгрывать следующий спектакль. Или нет? Оззи не было жалко денег, и он не чувствовал себя обманутым и тем более «испачканным» разве что в прямом смысле этого слова. Все было нелепо.
    Весь следующий день Оззи проторчал в мотеле, тупо глядя бокс по телевизору. Когда он позвонил в службу эскорта, Диана оказалась занята. Напившись вечером в баре, Оззи рухнул на кровать как мешок тряпья и проснулся со страшной головной болью и тяжестью в желудке. Выблевав прокисшее пиво из желудка, он купил пиццы и еще пива и просидел пару часов на улице, промерз, зато избавился от похмелья и наконец-то отправился на поиски травки. Купив у местного пушера порцию достаточно большую, что бы хватило не ему одному до недостаточно большую, что бы угодить в тюрьму за распространение Оззи позвонил Тони – садиться в автобус с грузом наркотиков ему не хотелось.
    Всю дорогу они слушали музыку, не Corpus Delicti – французскую готику, а нормальный мужицкий рок в исполнении Майкла Кэйтона – южный рок, грубый, сочный, настоянный на белом блюзе и бандитском кантри, пропитанный запахами виски и хорошей драки рок с хриплым голосом и винтажными гитарами. Тони подпевал. Оззи пил пиво и молчал. Настроение постепенно выравнивалось.
    На въезде в Даунватер Оззи увидел криво вставший на обочине грузовик, полицейскую машину, скорую и несколько машин зевак. Авария?
    Притормозил и Тони.
    Альберт Элеффсон, в черных очках, несмотря на пасмурную погоду, с зубочисткой в идеально белых зубах, озабоченно прохаживался по обочине. Рядом нервно курил здоровенный бородатый мужик в кожаной куртке, грубых джинсах и не вязавшихся с его грозным обликом очках. Сбить человека – это тебе не сбить собаку! И хотя этот бродяга сам виноват, что так неудачно перебегал дорогу, водитель был напуган. Что теперь – отберут права? Тюрьма? Или обойдется?
    - Черт его дернул окочуриться в моем городе. – зло сказал помощник шерифа.
    - Кого? – спросил Оззи, каким-то шестым чувством догадываясь, что случилось.
    На обочине лежал мертвый Фред Честейн из Далласа, штат Техас. Он был совсем целый, не пострадало даже лицо и казалось, что Фред прилег отдохнуть, если кому-то взойдет в ум отдыхать на заснеженной обочине.
    Только из-под головы разбегались в разные стороны алые ручейки – подальше уже успевшие замерзнуть и почернеть, но рядом с головой – алые. Кровь на льду красива. Остановившиеся глаза Фреда смотрели в хмурое северное небо. Он из страны, где солнце светит по 360 дней в году – растерянно подумал Оззи.
    - Бедняга. – сказал Тони.
    - Бедный парень. – сказал Оззи.
    - Вы его знаете? – профессиональным тоном спросил Альберт, вцепившись в глаза приятелей черными очками.
    - Нет. – сказал Тони. – Не знаю.
    - А ты Оз?
    На лице Оззи читалась внутренняя борьба.
    - Я бы не сказал Альберт.
    - Не темни, Оз!
    - Я его подвез пару дней назад.
    - Знаешь, как его зовут?
    - Нет.
    - Откуда он?
    - Нет. Он был неразговорчивый. Документов нет?
    - Нет. Или я еще не нашел. Хорони его теперь на земле округа!
    - Можешь и не хоронить. Закопай прямо на обочине. Все равно никому дела нет.
    - Ты идиот Оз? Как я могу закопать его на обочине! Он же все-таки человек, а не пес бездомный.
    - Не думаю, что он бы обиделся.
    - Оз… вали отсюда, а то я тебя арестую! Не доставай меня своими дурацкими идеями!
    - Ладно Элеффсон не заводись. – сказал Тони. – Приходи сегодня вечером ко мне пива выпить. Оз купил кое-что в Дерри, может, покурим?
    -Тони, ты совсем тронулся! Я при исполнении, а ты предлагаешь мне накуриться? – прошипел Алекс сквозь зубы так свирепо, что выплюнул зубочистку.
    - Да не заводись ты помощник шерифа, на самом-то деле! Мы хотим сегодня сыграть. Выучили пару новых песен. Алекс будет точно играть с нами.
    - Да я выучил новую песню Lynyard Skynyard. То есть она старая, но мы ее раньше не играли. Знаешь такую песню T In for Texas?
    - Нет.
    - Приходи, сыграть с нами – она простая. Ты же любишь Skynyard?
    - Проваливайте парни. Вечером может быть. Но сейчас я на службе. Ну, на кой черт мне труп бродяги в моем городе?
    - Может быть, что бы его похоронили нормально?
    - Что? Иди к черту со своими загадками Оззи!
    - Эй, Оз, а когда ты успел выучить T In for Texas? – спросил Тони.
    - Я еще и не успел.
    - И как мы будем играть?
    - Так еще почти весь день есть.
    - С тобой трудно спорить старина. – Тони хлопнул Оззи по спине.
    - Все-таки жаль этого парня.
    - Жаль. Глупо, наверное, вот так уйти в никуда, когда никто даже не знает, как тебя зовут.
    Но Оззи так не думал и предпочел промолчать. Смерть есть смерть и ей вообще-то наплевать напишут что-нибудь на твоей могиле или нет. Да и мертвому наплевать плачут над ним или нет.
    Смерть, это когда монстры до тебя добираются.
    Оззи пришел домой, смыл с себя пот, Жюли Этьен и Диану, зачем-то переставил на полке кубок и рухнул на кровать.
    Ему снились джунгли населенные сбитыми животными, а потом секс с Дианой которая превратилась в Жюли и просила трахнуть ее в задницу. А потом у нее выросла змеиная голова, но Оззи не проснулся от кошмара, потому что сон запутался, а потом и вовсе провалился в черную круговерть, где не было уже ничего, только обрывки образов, похожие на пачку порванных в порыве гнева фотографий в мусорном ведре.
    Проснулся он с чугунной головой и сильной эрекцией. Оззи отжался 300 раз от пола, сделал несколько десятков скручиваний на пресс, позавтракал и пошел на работу.
    Зима эта – самая холодная за многие годы – несколько человек даже умерли от переохлаждения, прошла в посиделках в баре. Было так холодно, что пьющие перешли с пива на крепкие напитки.
    Однажды утром отец разбудил Оззи. Было воскресенье, да и вообще отец давно уже не входил в его комнату без разрешения, Оззи недовольно заворчал из-под одеяла.
    - Снег, Оззи. – сказал отец.
    И на самом деле улицы были завалены мягким пушистым свежим снегом. Светило солнце.
    - Может быть, пробежимся Оззи?
    Страшно неприятно утром вылезать из-под одеяла и вытаскивать себя на улицу в спортивном костюме. Но после пары миль Оззи чувствовал себя самым счастливым человеком в мире. Отец молчал и он тоже. Но не от того что нечего было сказать. Они просто нашли общий язык. Впервые лет за десять.
    Парой дней позже Оззи и Оливер прочистили в доме Тони каминную трубу, на бывшем «ричи-мобиле» сгоняли в лес за дровами – громадное дерево они приволокли по снегу, прицепив его тросом, что было против всех правил, а Тони опасно для себя и окружающих размахнулся бензопилой.
    - Мэнская резня бензопилой! – взвыл он, вгрызаясь в древесину цепью.
    Оливеру пришла в голову мысль устроить мини-вечеринку в стиле ретро. Он пригласил Эллис – симпатичную полногрудую испанку всем словам предпочитавшую молчать и стрелять из-под ресниц черными глазами, Тони позвал какую-то Дженни или Джинни, не важно, и только Оззи пришел без дамы.
    - Пригласи эту, как ее… качается с тобой. Нэнси?
    - Энни. Нет, не согласится она, наверное.
    Оззи принес «секретный» диск из своей коллекции, где Lynyard Skynyard перепевали слащавые поп-песенки сороковых и гимны на Рождественско-новогоднюю тематику. Когда голос Ван Занта привычный к текстам вроде Give me Back my Bullets заскрипел что-то про рождество Оззи и Тони засмеялись, а Эллис и Дженни малознакомые как с рок-музыкой, так и классической эстрадой не поняли ничего. Зато все прыснули от смеха, когда Оззи начал стаскивать окаменевшую от холода косуху – под ней был черный костюм с галстуком.
    - Это Мика, моего брата. – пробормотал Оззи, краснея. Мысль о том, что кто-то подумает, что у него есть костюм была непереносима для Оззи. Он терпеть не мог «цивилов». Хотя Оливер был его лучшим другом.
    Тони был в смокинге умершего деда, бабочке, джинсах и кедах. Настала пора Оззи смеяться. Оливер носил костюм и в повседневной жизни, так что над ним не смеялись.
    - А милая песенка! – сказала Дженни-Джинни, пытаясь кружиться в такт.
    - Значит ты Оз, все-таки слушаешь попсу!
    - Это же Lynyard Skynyard! Просто они перепели эти песни. – начал оправдываться Оззи.
    - Я никогда не видела настоящего камина. – сказала Эллис, зябко пряча руки в рукавах свитера – не ретро, но тоже такого уютного и плюшевого, что она выглядела в нем как подросток лет 13, а на самом деле ей было уже 23 и у нее была дочь от несложившегося брака.
    - Да ну! Тогда ты не видела ничего стоящего в своей жизни. – сказал Оливер и полез за спичками.
    Не с первой и не со второй попытки, пламя все же охватило дрова.
    Они сидели перед «настоящим камином», глядя на потрескивающие огненные языки. Ван Зант пел о Рождестве.
    - Вина? – спросил Тони.
    - Да конечно.
    Им не хотелось сегодня глушить пиво, равно как и виски. И трава была спрятана в самый дальний угол. Вина. Спасибо. Пожалуйста. Мисс. Сэр.
    Они так увлеклись игрой, что постепенно она перестала быть шуточной и три циничных, достаточно испорченных и огрубевших душой парня, один из которых был ветераном какой-то необъявленной войны, сидели в разломанных креслах с бокалами вина, слушали старые сентиментальные песни и им было хорошо. Как-то уютно-хорошо. Эллис уткнулась лицом в грудь Оливеру, Тони обнимал Дженни-Джинни за плечи. Было видно как им хорошо друг с другом. И даже Оззи хотя ему некого было обнять, сейчас был счастлив. Он просто смотрел на огонь.
    Жюли, как ты там, в квартире без камина, но с дизайнерской мебелью? Тепло ли тебе там?
    Но обычные вечера после работы он проводил в баре. Не столько пил, сколько смотрел на людей и слушал. Он порой уставал быть пупом земли, шуметь в стиле Салливана и доказывать что он парень не промах.

Оценка: 9.33 / 3       Ваша оценка: