Творчество поклонников

Другая реальность. VII. Саблезубая мышь

Добавлен
2006-11-10 16:08:44
Обращений
4463

© Игорь Поляков "Другая реальность. VII. Саблезубая мышь"

   1.
    Егор любовался лежащей рядом с ним девушкой. Высохшие сосульками грязные волосы, закрытые запавшие глаза, тонкая линия потрескавшихся губ, впалые щеки, еле заметное дыхание – Саша, казалось, спала. Ямка на шее, тонкие ключицы, маленькая грудь с розовыми сосками – хочется прикоснуться к ним губами, но уже нежно, без той страсти, которая только что была. Впалый живот с выпирающими ребрами …
    -Не смотри на меня, - попросила Саша, вырвав Егора из мечтательного визуального плена. Глаза у неё по-прежнему были закрыты, и говорила она, словно чувствовала его взгляд кожей.
    -Ты такая красивая, - сказал Егор, понимая, что выражает свои чувства банально, но ничего другого в этот момент он не смог придумать.
    -Ага, - улыбнулась Саша, и, открыв глаза, посмотрела на Егора, - я забыла, когда в последний раз мылась, мое изможденное голодом тело похоже на узницу Бухенвальда, на моем лице нет и следа какого-либо макияжа, а на пальцах заусеницы, а ты говоришь, что я красивая.
    -Ты самая красивая женщина, какую я встречал в своей жизни, - сказал Егор.
    -Ха, – теперь уже хохотнула Саша, - вот насчет женщины, ты не ошибся.
    И через секунду, уже серьезно, она продолжила:
    -Знаешь, я совсем по другому представляла себе мою первую, - она замялась, подыскивая слова для того, что произошло между ними, и, не найдя их, обрубила фразу, - ну, ты понял.
    Егор кивнул.
    -Я думала, сначала белое платье, фата, торжественные слова в ЗАГСе, и все такое. Пусть это несовременно и глупо, но я хотела, чтобы мой муж был первым мужчиной в моей жизни. Первым и единственным на всю жизнь.
    -Это вовсе не глупо, - сказал Егор.
    Но Саша, словно не слыша его, задумчиво смотрела в бездонное небо и говорила, то ли Егору, то ли себе.
    -Я мечтала, что все будет также красиво и незабываемо, как в книгах. Прекрасно и возвышенно. Однажды я встречу единственного на этой планете человека, который будет понимать меня. И любить. А я буду любить его. После красивой свадьбы, после колец и поцелуя под крики «горько», придет ночь, - все будет романтично и прекрасно. Ложе любви, окруженное благоухающими цветами, чистое постельное белье, свет луны в окне и – он, стройный широкоплечий мужчина с голубыми глазами, красивый и нежный.
    Саша замолчала.
    Егор тоже ничего не сказал, мысленно сравнивая нарисованный Сашей образ со своим худосочным телом и серыми глазами. Говорить тут было нечего, - он был так далек от её идеала, как далеки они были от родины.
    -Я люблю тебя, - просто сказала Саша. Те самые слова, которые сотни поколений влюбленных на сотне языков говорили друг другу, и которые никогда не устареют. Слова, в потоке времени затертые до дыр, и всегда звучащие прекрасной музыкой в ушах тех, кто любит, и любим.
    -Я тоже тебя люблю.
    Они смотрели глаза в глаза, и - больше не нужны были слова. Егор потянулся к Саше телом и губами, сознанием и мыслями. Но Саша, оттолкнув Егора, улыбнулась:
    -Прости, но я уже ничего не могу. И вообще, мы совсем забыли про Машу. Сами напились воды вволю, а она там умирает от жажды. Сходи и принеси её сюда.
    Егор встал и посмотрел на свою обнаженность.
    -Иди так, - сказала Саша, переместив свое тело в сидячее положение и улыбаясь, - я надеюсь, что ты, озабоченный сексуальный маньяк, ничего с Машей не сделаешь.
    Егор тоже улыбнулся. Он шел по траве, чувствуя кожей её мягкость, и улыбался – земному солнцу и чужому миру. Улыбаясь окружающим горам и прохладному ветру, что обдувал его голое тело. Чувствуя странную легкость в теле и мыслях, словно он прямо сейчас был готов к полету.
    -Привет Маша, - радостно сказал он лежащему на траве телу с закрытыми глазами, и, натягивая трусики на то место, где они должны быть, добавил, - ты уж меня извини, что я тебя раздел без твоего разрешения.
    Слегка поправил спутавшиеся волосы и, чтобы убедиться в том, что Маша жива, приложил ухо к груди. Сердце билось. Затем приподнял пальцем верхнее веко правого глаза. Зрачок резко уменьшился, что, насколько он помнил, было хорошо. Увидев лишнюю деталь в глазу, присмотрелся и понял, что это контактная линза.
    С трудом подняв легкое тело девушки, осознал, как он сам ослаб за эти дни. И, тем не менее, по-прежнему счастливо улыбаясь, понес её к воде.
   
    2.
    Когда Егор ушел, Саша снова упала на спину. Не хотелось двигаться, не хотелось думать, - просто лежать, чувствуя обнаженным телом мягкость травы и тепло солнца. Прислушиваться к своему сознанию, которое только что испытало новые странные и прекрасные впечатления. Они с Машей несколько раз играли в эти игры, но всегда по инициативе Маши, и у Саши всегда после этого оставалось чувство вины, словно они совершали что-то противоестественно-мерзкое.
    С Егором все было очень естественно. И неожиданно. Она сама даже не подозревала, что способна на такое. И пусть парень ей нравился, но – так быстро и безоглядно отдаться ему?! А потом она сказала, что любит его?! Она прислушалась к себе, словно хотела почувствовать эту самую любовь, пощупать её руками, и глупо улыбнулась своему вялому мыслительному процессу.
    Егор ей нравится, ей было хорошо с ним, а дальше видно будет, - решила она для себя, и снова села. Пора привести себя в порядок. Она надела высохшую футболку, и взяла в руки трусики. Повертев порванную грязную тряпочку, она отбросила её в сторону кустарника – восстановлению и использованию не подлежит.
    Саша встала. Сейчас ей нужна была вода.
    Сначала из кустов появился нос. Он приблизился к лежащей под кустом тряпочке, энергично двигаясь при вдыхании запаха. Затем появилась морда – черная короткая шерсть, большие круглые глаза с нависающими надбровными дугами, покатый лоб.
    Саша, которая в это момент старательно выжимала воду на свои бедра, почувствовала, что она не одна. Обостренное чувство опасности, появившееся в последнее время, заставило её обернуться. Она выронила из рук мокрые джинсы и повернулась, еще не испугавшись, но и неготовая напасть первой.
    Животное аккуратно подхватило тряпочку, продемонстрировав огромные желтые клыки, несоразмерные голове и торчащие по бокам пасти. Зверь вылез из кустов, глядя на Сашу огромными влажными глазами.
    Саша, инстинктивно отступив назад, споткнулась об одежду и неловко упала. И закричала. Точнее, завопила. А если уж быть совсем точным, заорала от неожиданности.
    Егор, который в это момент проходил мимо скалы, услышав крик, не очень аккуратно бросил тело Маши. И, схватив первый попавшийся камень, бросился к кустам. Картина, открывшаяся его глазам, - Саша отползает от зверя с огромными клыками, из пасти которого свисают её трусики, - заставила его, не раздумывая, напасть первым. Егор в прыжке бросился вперед и ударил камнем.
    Заметив в последний момент, что зверь мал, чуть больше кошки.
    Увидев в последний момент большие добрые глаза, в которых не было страха, а только любопытство.
    Подумав с ужасом перед ударом, что это же Ыш, который оскалил зубы в улыбке. Тот самый Ыш, и как он мог его не узнать!
    Удар был точен – с треском камень сломал череп зверя. Егор приземлился на траву, и отбросил свое оружие, понимая, что совершил непоправимое. Сейчас он был уверен, что зверь был разумен и имя ему Ыш. Он приподнял голову животного, пытаясь увидеть жизнь в его глазах, но те уже закрылись. Он осмотрел его, пытаясь развеять свои сомнения в том, кого он убил.
    Животное было странным, даже можно сказать несуразным – голова примерно того же размера, что и туловище. Очень короткие лапы, из-за чего, скорее всего, животное медленно передвигалось, ползая в траве. Клыки были не так уж и велики, и явно нужны были для устрашения: судя по застрявшим между зубами травинкам, животное было травоядным. Короткая черная шерсть и, словно обрубленный, короткий хвост.
    Воистину, у страха глаза велики – может несуразная и крупная, но мышь. Крупная саблезубая травоядная мышь.
    Егор облегченно вздохнул. Он успокоил себя, подумав, что это животное не может быть разумным. И это точно не Ыш.
    И еще он подумал, что это мир все чаще напоминает фарс: гротескная фантасмагория, где, словно в зазеркалье, живет страшный и смешной земной уродец. И разумная протеиновая лужа, которая, как в плохом триллере, пожирает глупых туристов.
   
    3.
    -Что это? – спросила Саша, которая стояла за спиной своего спасителя.
    -Мясо, - ответил Егор.
    -Я не буду есть эту крысу, - сморщилась Саша, глядя на труп животного.
    -Я тоже не буду, - кивнул Егор, и, повернувшись к Саше, оскалился, - я буду это рвать зубами и жрать. И ты будешь.
    Егор, в голове которого уже сложились в одно целое все его дальнейшие действия, – как оказалось, голод заставляет оперативно и творчески мыслить, - поднялся с колен. Посмотрел на небо, прикидывая, где солнце.
    -Я сейчас принесу Машу, и ты её напоишь.
    -А ты что будешь делать? – спросила Саша.
    -Я поищу камень с острым краем у той скалы и нарву сухого мха, - ответил Егор, - затем наломаю кусты, из которых мы сделаем костер.
    Он надел трусы и кроссовки, зашнуровал их, для быстроты просовывая шнурки не в каждую дырку, и бросился бежать к Маше. Принес её, положил на траву и сказал:
    -И в темпе. Надо успеть, пока солнце высоко.
    Саша, так и не поняв, куда он спешит, и, подумав, как он собирается добыть огонь, занялась делом.
    Егор перебирал валяющиеся в траве камни и думал. Сначала он разделает тушку мыши. Затем приготовит все для костра. И самое сложное – добыть огонь. Как было бы все просто, если бы он курил: достал из кармана зажигалку, поднес огонь к дровам и все. Он повертел в руке плоский камень с острым неровным краем, не самый лучший вариант, но вполне подойдет. С солнечной стороны скалы сорвал несколько пучков мха и пошел обратно. Улыбнувшись Саше улыбкой победителя и добытчика, он присел к тушке саблезубой мыши.
    -Как ты собираешься разжечь костер? – спросила Саша, держа голову Маши на коленях и смачивая её лицо и губы мокрой футболкой.
    -Как она? – не ответив на вопрос, спросил Егор.
    -Пьет, глаза открывает, но в них пустота, и молчит, - ответила Саша. - Жаль, что у нас нет мозговеда, чтобы помочь ей.
    Егор, который в своей жизни ничего, кроме рыбы, не разделывал, тоскливо посмотрел на черный безжизненный комок. Затем решительно вздохнул и, повернув тушку на спину, рассек острым краем камня живот животного. Получилась некрасивая рваная рана, но это ничего, подумал он, главное, убрать внутренности и шкуру. В животе лежал туго набитый покрытый слизью мешок, противный на вид и на ощупь. Егор, преодолевая отвращение, пощупал его, и затем разрезал его, – кроме травы, там был кусок ткани. Обрывок от брюк.
    -Наша мышь встречалась с Василием, - сказал Егор, вытягивая из брюха мятую пропитанную желудочным соком тряпочку. Помахал её, показывая Саше, и отложил в сторону.

Оценка: 10.00 / 1       Ваша оценка: