Творчество поклонников

Кто поверит?

Добавлен
2006-11-25 15:44:04
Обращений
3907

© Константин П "Кто поверит?"

   Природа – это странное явление, многое она создает, многим наделяет не только растения и животных, но и человека. Кто- то после такого наделения начинает писать стихи, кто- то сочинять музыку, кому- то приходит дар руководителя, а кто- то начинает все время панически чего- то бояться. Как один мой коллега, учитель иностранных языков старших классов небольшой провинциальной школы, Павел Степанович. Жил он обычной жизнью, которой живут все обычные учителя. Практически весь день находился на уроках в школе, вечерами проверял домашние задания учащихся, а в свободное время до поздней ночи читал стихи и литературные сочинения итальянского поэта Данте Алигьери, слушал музыку Вивальди, после чего засыпал и спал до самого утра, когда все начиналось вновь. И, казалось, все было в нем обычно, все как нужно, если бы не одна фраза, постоянно произносимая им: «Кто поверит?»
    Помню, приключился один эпизод. Шел первый урок первой смены. Павел Степанович в своем обычном расположении духа пытался вбить в головы десятого класса грамматический материал по немецкому языку. Ходил по классу, перемещаясь от одной таблицы к другой, постоянно размахивал указкой, и громко говорил. Тишина среди учащихся была полнейшая, никому не хотелось иметь дело с этим учителем. Но тут сенсация – посередине урока открывается дверь, и в кабинет входит опоздавший ученик, по- видимому, проспавший начало занятий. Глаза Павла Степановича сразу же приобрели орлиное выражение. Что – что, но опоздание на урок он всегда оценивал как большое преступление, так как для него не существовало бытовых проблем, являющихся оправданием.
    - Так, голубчик! Что произошло, какова причина вашего опоздания? – со всей серьез-ностью в голосе произнес он, медленно растягивая слова.
    - Извините, Павел Степанович, я проспал. Не зазвенел будильник, и поэтому я опо-здал.
    Молодой человек, как только мог, пытался не подавать признаков страха и паники.
    - А кто поверит, что ты проспал? Может быть, ты специально не пошел на урок, дабы не получить «неуд»?
    Выражение лица учителя не менялось.
    - За тридцать восемь лет работы в школе я ни разу не позволил себе проспать. Я ни разу не позволил себе не подготовиться к уроку. Чего не позволю и вам. Все обязаны соблюдать дисциплину и рамки поведения, иначе жизнь превратиться в ein wahress chaos (настоящий хаус (нем.)). Поэтому, голубчик, будь добр, возвратиться домой и принести записку от родителей в том, что ты действительно проспал.
    Хорошо, что ученик жил неподалеку от школы и через пятнадцать минут принес записку, как и просил Павел Степанович, но фраза «Кто поверит?» продолжала присутствовать в речи учителя.
    - А кто поверит, что записка подлинная? Может быть, ты ее сам написал за углом школы, - не успокаиваясь, говорил он со всей серьезностью и суровостью.
    - Мне ее мама писала, посмотрите.
    - Кто поверит? Ты проспал и к тому же пытаешься доказать нам ein wüdig factum (недостоверный факт (нем.)).
    И так продолжалось до бесконечности долго, пока Павел Степанович не добился прихода в школу мамы опоздавшего ученика, просмотрел ее паспорт, дабы убедиться в ее личности, за которым ей пришлось идти второй раз, и только после этого наконеч- то поверил в то, что будильник действительно не зазвенел. Но в конце разговора Павел Степанович попросил, что бы они предоставили ему справку из часовой мастерской с печатью и подписью мастера, по какой причине будильник не сработал в положеное время.
    Учителя его боялись, боялся и он сам. Боялся многого. В том числе и того, что какому- либо сорванцу удастся обмануть, обхитрить учителя, и фраза «Кто поверит?» переста-нет иметь свой первозданный, важный для преподавателя иностранных языков, смысл.
    Та феноменальная настойчивость, которую он проявлял, никому не была понятна, отчего вызывала все больший и больший страх. Павел Степанович не был похож на бюрократа, собирающего различные справочки, но и нормальным человеком назвать его было сложно. Все начиналось с фразы, которая служила чем- то вроде запускающего механизма, после чего он всякий раз доходил до самой сути.
    Происходило «А кто поверит?» не только с учащимися школы, но и с другими препо-давателями и обслуживающим персоналом. Порой доходило до того, что он с настой-чивостью следователя пытался добиться от бабы Вари – нашего школьного повара, достоверного подтверждения, что пирожки именно с абрикосовым джемом, а не с вишневым, выстаивая из-за этого всю перемену, отведенную на завтрак. Что мука использована первосортная, а масло только сливочное и никакое другое. И было не важно, что пирожок так и оставался не съеденным. Важность, с точки зрения Павла Степановича, имел тот факт научить человека доказывать то или иное действие методом предоставления аргументированного ответа или справки. «Кто поверит?» перерастало в ужасающее eine typishe ercheinung (типичное явление (нем.)), с которым никто не мог справиться. Даже директор на педсоветах никогда первым не начинал разговор с Павлом Степановичем, дабы не услышать его «Кто поверит?».
    И во время летнего отпуска учитель иностранных языков никуда не уезжал. Он постоянно проводил время в школе, пока вахтер не начинал греметь ключами, замыкая кабинеты. «Кто поверит?» был самым опасным человеком в окружающем его обществе. Его характер требовал постоянных стычек, постоянного доказательства именно того, а не какого- либо другого факта. Но никто из нас не предполагал, что Павел Степанович – это просто unglücklich mensch (несчастный человек (нем.)), несчастный не потому, что измученный или уставший, а потому что – одинокий, обделенный семейной жизнью.
    Так он и работал в нашей школе, пока не скрутила его болезнь, и в один из дней он не появился в школе. Все тогда долго удивлялись, а когда все прояснилось, оказалось, что помер учитель, так и не дождавшись помощи. Теперь стоит на городском кладбище могилка, а над ней возвышается невысокий мрачный памятник, рядом с которым растут незабудки, и пробивается трава.
    Школа так и живет, и иной раз даже становится тоскливо, что нет его, а затем находит такое чувство свободы, что забываешь о Павле Степановиче и думаешь: «Не для того ли он появился в нашей школе, чтобы мы после его ухода научились по-настоящему ценить свободу. А может быть, чтобы просто научить нас дисциплине, или сдерживать наши пылкие нравы?» По крайней мере, не зря же он работал здесь 38 лет, каждый день, добиваясь ответа на этот много значимый для него вопрос «Кто поверит?»

Оценка: 7.80 / 5       Ваша оценка: